slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Русский исход

Я родился в Дагестанской автономной Советской Социалистической республике (ДАССР)
в 1937 году. Автономной она тогда была по Конституции СССР, а советской и социалистической – по существу. Традиционный ислам, получивший особое развитие в Дагестане во времена имама Шамиля, мирно сосуществовал с советской властью. Опасность возникновения радикального исламизма появилась в 1991 году, сразу после распада СССР.
Инициаторы развала страны оказались неспособны предвидеть, что они своими действия расчищают дорогу этому опасному иностранному явлению, которое вскоре проникло не только в мусульманские регионы России, но и в её центральные города, включая Москву и Санкт-Петербург. Образовавшийся идеологический вакуум и религиозная безграмотность населения стали питательной средой для распространения псевдорелигий и псевдоидеологий.

Через разрушенные границы государства хлынул поток пропагандистов радикального толкования ислама, успешной деятельности которых способствовали развал экономики страны, уничтожение прежней государственной идеологии, основанной на постулатах Библии и Корана, рост числа безработных, снижение уровня жизни большинства населения страны, обострение межнациональных отношений и др.
Возникшие в Дагестане в связи с этим этнополитические процессы отразились прежде всего на русском населении, отток которого из республики с 1991 года резко вырос.
Разумеется, основным фактором этого исхода русских из Дагестана явились события тех лет в соседней Чечне и слабость местной и федеральной власти по защите мирного населения от беззакония и беспорядков. И наиболее уязвимыми и беззащитными оказались именно русские, не имеющие обширных и многочисленных родственных кланов. Обострившийся религиозный экстремизм в республике также способствовал этому процессу.
Определённую антирусскую роль сыграл и тот факт, что, несмотря на то, что русские сыграли основную роль в создании и укреплении экономики Дагестана, в развитии культуры, науки и образования, они, по существу, не были допущены к распределению полученных достижений и результатов как в 90-е, так и в последующие годы.
Стали происходить существенные изменения и в кадровой политике руководства Дагестана. Представительство русских в правительстве и других административных органах республиканской власти уменьшалось с опережением оттока русских, тем самым как бы провоцируя его продолжение.
Но так было не всегда. Обратимся к истории Дагестана.
Первыми из народов Дагестана в XVII веке в состав России вошли кумыки. Три попытки присоединения к России персидского города Дербента (август 1722 г., март 1775 г., май 1786 г.) успехом не завершились. Лишь 22 июня 1806 года, выполняя приказ императора Александра Первого, генерал Г.И. Глазенап во главе русского войска овладел этим городом, и с этого дня Дербент вошёл с состав Российской империи.
Дагестан тогда ещё семь лет оставался иранской провинцией. После блестящих побед в 1812—1813 гг. русской армии во главе с генералом П.С. Котляревским над персидскими войсками 5 ноября 1813 года был подписан Гюлистанский мирный договор, по которому ряд кавказских провинций, в том числе Дагестан, отошли от Ирана к Российской империи.
Вскоре после присоединения на территории Дагестана появились русские крепости Внезапная, Бурная, Святой Крест, в селениях Ахты, Хунзах, Ботлих и др., развалины многих из которых сохранились до наших дней.
В 1846 году была образована Дербентская губерния, которая вошла в состав Дагестанской области в 1860 году, после покорения имама Шамиля.
На базе русских крепостей были основаны в 1857 году – город Петровск-Порт, а в 1866 году – Темир-Хан-Шура. Русские вместе с кумыками, евреями, армянами и азербайджанцами явились тем ядром, вокруг которого стало формироваться городское население области.
Жители города Дербента оказались на редкость благодарными за покровительство Российского государства. В 1856 г. они широко отметили 50-летний юбилей вхождения древнего города в состав России.
В связи с началом Русско-турецкой войны (1877—1878 гг.) население Дербента, движимое верноподданническими чувствами, представило российскому императору «Всеподданнейший адрес», в котором говорилось:
«Ваше Императорское Величество, Всемилостивейший Государь! Пророк наш указал нам религию, но вместе с тем сказал: «Исполняйте повеления своего царя, ибо ослушание его равносильно ослушанию воли Божией, который от ослушников царской воли не приемлет ни молитв их, ни исполняемых ими обрядов религии. Когда Бог желает народу добра, то вводит его в подданство царя милостивого».
За три года до столетнего юбилея в 1906 г. была создана комиссия во главе с городским старостой К. Гайдаровым по подготовке к празднованию «чрезвычайно важного события в многовековой истории города».
Несколько странно сегодня выглядит тот факт, что такое «чрезвычайно важное событие», как дата вхождения г. Дербента в состав России, теперь забыто. 19 сентября 2015 г. отмечалось 2000-летие в прошлом персидского города Дербент. О юбилее жители города говорят, что это был праздник не горожан, а чиновников республиканского масштаба, ни один из которых в своих выступлениях не вспомнил, благодаря кому и каким образом этот персидский город оказался в составе Дагестана и России.
В Дербенте нет ни одного памятника русскому солдату или генералу. Площадь, улица и ворота генерала Ермолова давно утратили своё название. Имена генералов Глазенапа и Котляревского уже забыты. Зато прямо накануне празднования 2000-летия города его улица Советская, вопреки протестам большинства горожан, сменила своё название на улицу Гейдара Алиева. Странно, не правда ли?
К началу XX века русские составляли более половины населения городов Дагестанской области. Изменение численности русского населения в ней свидетельствует о качестве условий его проживания: 1897 г. – 2,8%, 1913 г. – 6%, 1917 г. –
12%, 1939 г. – 19%, 1959 г. – 22%, 1994 г. – 7,8%, 2000 г. – 5,6%, 2014 г. –
2,8%.
Стремительный рост численности русских в Дагестане сложился в результате их активного участия в строительстве городов, заводов, фабрик, железных и шоссейных дорог, морского порта, вокзалов, электростанций и т.п. Русские учителя, врачи, инженеры, работники культуры способствовали развитию образования, науки и культуры в республике. В это время в многонациональном Дагестане русский язык становится языком межнационального общения.
Накануне и в ходе Великой отечественной войны русские составляли основу административного аппарата республики. На 22 июня 1941 года в руководстве ДАССР состояли:
— первый секретарь обкома ВКП(б) и председатель Махачкалинского городского комитета обороны Н.И. Линкун;
— второй секретарь обкома ВКП(б) Я. Болотин;
—    военный комиссар майор Бычков;
—    народный комиссар внутренних дел А.П. Медведев;
—    народный комиссар торговли Б.И. Снегирёв;
—    начальник морского порта М. Фомин;
—    начальник отделения железной дороги Соломатин;
—    первый секретарь обкома ВЛКСМ С.Ш. Измайлов;
—    первый секретарь Махачкалинского горкома ВКП(б) Г.А. Саенко;
—    ректор Медицинского института И.И. Шаров;
—    директор завода №182 В.И. Алфёров.
Список можно продолжить, но и этого достаточно, чтобы задаться вопросом: а как представлены русские в правительстве и городских администрациях РД в настоящее время?
Сегодня и среди депутатов Государственной думы, среди членов фракций «Единая Россия» и «Справедливая Россия» нет ни одной русской фамилии. Почему?
В 2005 году в Махачкале была издана книга «Народы Дагестана в годы Великой Отечественной войны (1941—1945 гг.). Документы и материалы». Там, на странице 723, были опубликованы интересные сведения о добровольцах из Дагестана.
Глядя на таблицу, нельзя не заметить, что русские в годы войны призывались на фронт не только из городов республики, но из Акушинского, Ахтынского, Гунибского, Рутульского и других горных районов.
К сожалению, авторы сборника не раскрыли национальный состав добровольцев из Махачкалы, вероятно, потому, что основу их составляли русские. Но это было вполне понятно, так как до 1922 года этот город с большинством русского населения назывался Порт-Петровск, а горцы жили тогда в горной местности и призывались оттуда.
Нельзя не отметить и то, что из 58 Героев Советского Союза и 7 полных кавалеров ордена Славы – дагестанцев — в годы Великой Отечественной войны почти половина имела русские фамилии, в том числе все 8 героев-махачкалинцев.
Сегодня следует признать, что весьма негативную роль в последнее двадцатилетие сыграло равнодушие федерального центра к проблемам Дагестана и, в частности, его русского населения. Этим воспользовались этнические кланы, коррумпированные чиновники, экстремисты, террористы и радикальные исламисты.
Власти необходимо наконец осознать, что Дагестан – уникальная по своему составу республика, и отношение к ней должно быть особенное. «Дагестан – это маленький Советский Союз», — сказал о ней в своё время секретарь обкома КПСС тов. Умаханов. И он был прав!
Если, например, два родственных народа — чеченцы и ингуши — не смогли жить в одной республике, несмотря на общий язык и культуру, то каково в Дагестане 36 народностям находить общий язык, когда у власти в республике стоят представители одной, той или иной, национальности? Родовые и клановые предпочтения в кадровой политике всегда неизбежно и серьёзно сказываются в работе очередного руководителя республики.
Выход напрашивается один: руководить республикой должен человек, не имеющий родовых и клановых связей в Дагестане. Федеральный центр этого не понимает или понимает и игнорирует?
Несколько обнадёживает позиция Президента РФ В.В. Путина, признавшего, что исход русских с Северного Кавказа означает потерю квалифицированной рабочей силы, потерю целых отраслей производства, культуры совместного проживания народов. Он выразил намерение федерального центра обеспечить возврат людей, независимо от их национальности.
Однако решение этой задачи крайне сложное, так как отсутствуют многие необходимые условия для возвращения русских дагестанцев на места их прежнего проживания. На мой взгляд, начинать надо с того, что в Тарумовском и Кизлярском районах необходимо для русских создать такие условия, при которых они не будут покидать республику. С этой целью в названия этих районов нужно добавить либо слово «русский», либо слов «казачий», в память об их принадлежности в прошлом к терскому казачеству. Это укрепит в сознании русского населения убеждённость в том, что в Республике Дагестан они не чужие, а коренные.
Далее в административных и правоохранительных органах, учебных заведениях, других учреждениях городов республики надо ввести квоты на места для русского населения, в том числе для увольняемых в запас военнослужащих и членов их семей.
Руководство республики проявляет определённую озабоченность фактом оттока русского населения из Дагестана. Но, к сожалению, никаких практических шагов не предпринимает. Однако многие уже заметили, что чем меньше остаётся русских в Дагестане, тем громче звучат выстрелы не только в горах, но и в городах республики.
Становится всё более очевидным, что решать стоящие перед Дагестаном задачи по кардинальному изменению экономической и криминальной ситуаций без русского населения не получается. Надеюсь, что мои размышления помогут осмыслить данную проблему глубже.
В заключение хочу напомнить слова известного русского философа Н.Бердяева «Бытие нации не определяется и не исчерпывается ни языком, ни религией, ни территорией, ни государственным суверенитетом, хотя эти признаки более или менее существенны для национального бытия. Наиболее правильны те, которые определяют национальное единство исторической судьбы. Сознание этого единства и есть национального сознание».
 
Герман КИРИЛЛЕНКО,
доктор военных наук, профессор, ведущий сотрудник ИСПИ РАН
Дагестан

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: