slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Русские в Республике Северная Осетия-Алания

«Русские – государствообразующий народ России». Эта мысль, столь же верная, сколь и банальная, после известной статьи Владимира Путина о национальном вопросе должна бы с учётом поиска нашей цивилизационной идентичности перейти из разряда констатации в сферу практической политики. «Великая миссия русских – объединять, скреплять цивилизацию. Языком, культурой, «всемирной отзывчивостью», по определению Федора Достоевского, скреплять русских армян, русских азербайджанцев, русских немцев, русских татар» (НГ, 23.01.2012). Пожалуй, в наибольшей степени необходимость задействовать скрепляющую роль русского народа ощущается на Северном Кавказе, испытывающем сегодня немалые трудности в обеспечении безопасности, а также в модернизации экономики, образования, социальной и демографической сфере. Однако каково положение самого государствообразующего народа в регионе? Способны ли северокавказские русские в настоящем состоянии выполнить свою историческую миссию? Эти вопросы будут рассмотрены на примере республики, издавно рассматриваемой в качестве «форпоста» России на Кавказе – Республики Северная Осетия-Алания.

Среди семи северокавказских республик РСО-А занимает особое место по ряду причин, из которых отмечу две. Первая – геополитическая. Северная Осетия, будучи пограничной республикой вместе с Осетией Южной, располагается в самом центре Кавказа на стратегических путях в Закавказье – через Военно-Грузинскую дорогу и Транскам, и обладание ею даёт преимущество в соперничестве за влияние во всём Кавказском регионе: пятидневная война в августе 2008 г. хорошо это показала. Вторая причина – историческая. Осетины сравнительно рано (официальная дата 1774 год, хотя окончательное установление российской администрации приходится на 1830 год) приняли русское подданство, не принимали активного участия в Кавказской войне против России в XIX в. и считаются народом, наиболее близким к русским в религиозном и культурном отношении.
Согласно официальной точке зрения, положение русских в Северной Осетии вполне благополучно и не вызывает особой тревоги, особенно в сравнении с такими республиками, как Чечня, Ингушетия, Дагестан. Проверкой того, насколько такая оптимистичная оценка соответствует реальному положению дел, я и предлагаю заняться.

Начнём с демографии
Отток русских. Сухие статистические данные демонстрируют тревожную тенденцию: русское население республики сокращается из года в год. Сравнение демографических параметров удобнее проводить, начиная с конца 50-х годов прошлого века, поскольку окончательные границы республики установились только в 1957 г.
Население РСО-Алания:
Мы наблюдаем последовательный рост – в абсолютном и процентном выражении – осетинской национальности, именуемой даже в официальных заявлениях «титульной», и столь же последовательное сокращение государствообразующей русской (как и другого славянского народа – украинцев, коих, по состоянию на 2010 г. было 3,3 тыс. против 5,2 тыс. в 2002 г.). За полувековой период с 1959 г. доля осетин выросла с 48% до 65%, доля русских сократилась с 39% до 21%: пропорции зеркальны.
Итак, если взять только межпереписной период 2002–2010 гг., отток русских составил в более точных цифрах 17,6 тыс.: с 164,7 до 147,1, сокращение доли русских в населении республики – 2,4%: с 23,2% до 20,8%. При этом реальное падение, по всей видимости, ещё более значительно, так как результаты статистики в республиках Северного Кавказа, как отмечал академик В.А.Тишков и другие аналитики, обычно корректируются в сторону завышения показателей доли русского населения ввиду заинтересованности местных властей в создании благополучной картины межнациональных отношений. Кроме того, заметную часть русских составляют военнослужащие 58-й армии и ВВ МВД, находящиеся в республике на временной основе.
Отток людей, представляющих наиболее многочисленную и более других связанную с российским государством национальность, тревожен сам по себе. Дополнительное беспокойство доставляет отношение к оттоку русского населения республиканской власти, которое характеризуется очевидным нежеланием вникать в проблему, более того – отрицанием её. Приведу несколько высказываний ответственных лиц.
В феврале 2009 г. тогдашний министр РСО-Алания Таймураз Касаев по делам национальностей заявлял: «Поднимаемая некоторыми общественными деятелями проблема оттока из Северной Осетии русскоязычного населения сильно преувеличена. Эту проблему неуместно раскачивать, и мне пришлось предупредить лидеров общественных институтов, что если в и дальнейшем будут огульно приводиться какие-то цифры, то мы оставляем за собой право обратиться в суд по поводу откровенной клеветы». Тональность представителя власти, прямо скажем, никак не располагает к диалогу. В декабрьском 2010 года интервью Валерию Коровину, научному консультанту Северо-Кавказского новостного агентства СКФОnews, Таймураз Касаев развернул свою аргументацию: «До 1989 года тенденции больших оттоков не существовало. 34% в 1979 году, это опять же данные Госкомстата и переписи населения. В 1989 году – 30% стало. А вот дальше возникает показатель, который сегодня беспокоит федеральные органы власти, вдруг в 2002 году численность составляет 23%. Это показатель русского населения. По сравнению с 1979 годом – 11% убыль. Цифра беспокойная. И правильно задумываются аналитики. Но если мы с вами сугубо арифметически исключим фактор резкого роста общей численности населения республики и из общей численности населения, которая сейчас составляет 710 тысяч, уберём 100 тысяч прибывших к нам за период с 1989 по 2002-й, то получится, что русских 29% так и было бы сегодня. В принципе, как в 1989 году. Когда я говорю с представителями русских общин, все в один голос твердят о том, что русские массово уезжают, что продают квартиры. Но есть же перепись населения. Давайте на неё ориентироваться. Вот если нам перепись этого года (2010 – С.П.) покажет, что русских было в 2002 году 23%, а стало 22%, то я скажу, что это очень хорошая тенденция для нашей республики, если на 1% за десять лет сократилось население русских, наряду с другими субъектами федерации».
Министр или не в теме, или лукавил. Все переписи (см. таблицу) показывают не только относительное, но и абсолютное падение доли русского населения. За период с 1989 по 2002 год русские потеряли 24 тыс., к 2010 году цифра возросла до 42 тыс. Сокращение за последний межпереписной период, вопреки надеждам министра, оказалось значительно больше 1%, а именно — 2,4% (причем не за 10, а за 8 лет) по отношению ко всему населению. Напомню, что численно русские потеряли за 2002–2010 гг. в целом по стране 4,2%, тогда как в РСО-Алания – 10,7% причём доля русских во всем населении России даже не уменьшилась, а выросла с 80,64% до 80,90% (среди указавших национальность). Не подтверждает статистика и еще одно утверждение министра, данное им в февральском интервью 2009 года, а именно то, что «наряду с русскоязычным населением из республики выезжают и представители титульной национальности, примерно в равных пропорциях»: за последние 8 лет осетинское население, в отличие от русского, выросло на 15 тыс. человек. Какую-то часть прироста дают переселенцы из Южной Осетии, но здесь возникает вопрос: а почему не едут представители других национальностей? Не потому ли, что ситуация в республике не слишком благоприятствует проживанию в ней лиц «нетитульных» национальностей?
Среди последних оказываются и русские, которым отказывают в элементарном праве поднимать вопрос о причинах оттока. Министр по делам национальностей грозит судебным преследованием. Глава РСО-А Т.Д.Мамсуров не хочет слушать об этом даже после публикации материалов переписи 2010 г.: «Я воспитан так, что когда даже вижу подлеца, то я первое себе внушаю, что, скорее всего, он просто по глупости свои подлости творит, не от злого умысла. Невежество не есть аргумент, я не хочу спорить с теми, кто здесь никогда не был, ничего не знает, но имеет наглость пускаться в многозначительные рассуждения. Когда они говорят про исход русских, я прошу уточнить, а как считали? И цифры, и данные, и специальные исследования по оттоку русских имеются, нет желания пользоваться ими. Но обращаю внимание на стилистику речи Мамсурова.
«Подлец», «глупость», «подлость», «невежество», «наглость»: всё это по отношению к полноправным гражданам России, поднимающим больные для них и актуальные для целостности страны вопросы. И разговаривает в такой тональности не кто-нибудь, а носитель власти, обязанный защищать их права, отстаивать их интересы. Имея слабость к концепции правового государства, не могу не процитировать Конституцию: «Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием» (ст. 18 К РФ). Корректность и толерантность, по моему простодушному представлению, — не просто личные качества, а обязательный для носителя власти набор, предписываемый нормами служебной, профессиональной этики и правилами делового поведения.
«Давайте разговаривать с русскими, которые здесь живут», – заявляет глава республики. Видимо, Таймураз Дзамбекович надеется на то, что местные русские, в отличие от тех, кто в большой России, уже приобрели комплекс неполноценности и будут послушны начальственному окрику. Деваться-то здешним русским некуда! В своём прошлогоднем докладе «Миграция русских: причины оттока с Северного Кавказа» Валерий Коровин отмечал, что тема притеснения русского населения в республиках Северного Кавказа, как невыгодная в отношениях с федеральным центром, замалчивается местными властями. «Само же русское население в Северо-Кавказских республиках запугано и боится об этом говорить. Пресса либо подконтрольна местной власти, либо не хочет портить отношения с местной властью, поэтому вся информация остается внутри этих социальных групп, того небольшого количества русского населения, которое сегодня всё ещё остается в республиках Северного Кавказа».
Русское население «всё еще остаётся». Но уже не имеет возможности в его сегодняшнем состоянии играть роль носителя государственных устоев. На местном уровне проблему дерусификации населения Северной Осетии, как и других республик Северного Кавказа, не решить. Требуется радикальное изменение политики на федеральном уровне, включающее усиление контроля за деятельностью местных властей. Это тема для отдельного разговора.

Сергей ПЕРЕВАЛОВ,
кандидат исторических наук.
г. Владикавказ.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: