[email protected]
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Россия в опасности: исчезает русский язык

  Бывает так: вспыхнет на небосклоне звездочка и через некоторое совсем непродолжительное время погаснет. А другая звезда, утвердившись на небесной тверди, причем на весьма и весьма продолжительное время, излучает яркое, далеко разливающееся сияние, которое доставляет всем большую радость. Так и у людей: иная личность, едва мелькнув
на небосклоне общественной жизни, бесследно исчезает и забывается, а другая, обогатив Отечество замечательными делами и свершениями, остается в памяти потомков на вечные времена.
  В отечественные анналы золотыми буквами вписано имя Александра Семеновича Шишкова. Кто он такой и чем знаменит? Шишков был адмиралом и Государственным секретарем (во время Отечественной войны 1812 года), министром просвещения и президентом Российской академии наук. От имени царей он писал манифесты, да таким сильным и звучным языком, так выразительно, так пылко, что современники говорили: Шишков один двигает всенародным духом.

  Александр Семенович написал совершенно уникальную книгу «Славянорусский корнеслов», которая и по сей день является настольной для ценителей и ревнителей изящной словесности. Автор посвятил ее государю императору Николаю I.
  Человек высокообразованный, глубоко верующий, прекрасный знаток русского языка, автор многих религиозно-нравственных сочинений, адмирал неустанно выступал против увлечения французским языком, раболепством перед ним: «Французский язык предпочитают у нас всем другим не для почерпания из него познаний, но для того, чтоб на нем болтать… Посмотрите: маленький сын ваш, чтобы лучше и скорее научиться, иначе не говорит, как со всеми и везде по-французски: с учителем, с вами, с матушкою, с братцем, с сестрицею, с мадамою, с гостями, дома, на улице, в карете, за столом, во время играния, учения и ложась спать. Не знаю, на каком языке молится он Богу, может быть, ни на каком.
  Славенский древний, коренной, важный, великолепный язык наш, на котором преданы нам нравы, дела и законы наших предков, на котором основана церковная служба, вера и проповедание слова Божиего, сей язык оставлен, презрен. Никто в нём не упражняется, и даже самое духовенство, сильною рукою обычая влекомое, начинает от него уклоняться…»
  Ни к чему хорошему это раболепство привести не может, говорил Шишков и очень переживал, что даже во время войны с Наполеоном в петербургских салонах по-прежнему говорили по-французски.
  Язык – мощное оружие, с его помощью, не прибегая к винтовкам и пушкам, можно покорить любую страну. А. С. Шишков приводит такой пример: «Я сожалею о Европе, но ещё более сожалею о России. Для того-то, может быть, Европа и пьёт горькую чашу, что прежде нежели оружием французским, побеждена уже была языком их. Прочитайте переведённую с французского книгу «Тайная история нового французского двора»: там описывается, как министры их, беседуя у принца своего Людвига, рассуждали о способах искоренить Англию. Всеобщее употребление французского языка, говорил один из них, Порталис, служит первым основанием всех связей, которые Франция имеет в Европе. Сделайте, чтоб в Англии также говорили по-французски, как в других краях. Старайтесь истребить в государстве язык народный, а потом уж и сам народ. Пусть молодые англичане тотчас посланы будут во Францию и обучены одному французскому языку; чтоб они не говорили иначе как по-французски, дома и в обществе, в семействе и в гостях; чтоб все указы, донесения, решения и договоры писаны были на французском языке – и тогда Англия будет нашею рабою».
   Враги России прекрасно знали об этом эффективном средстве и потому активно насаждали в русском обществе французский язык. Не случайно почти в каждой дворянской семье детей воспитывал гувернёр-француз, культурный уровень которого зачастую не превышал уровня извозчика.
  «Где чужой язык употребляется предпочтительнее своего, где чужие книги читаются более, нежели свои, там при безмолвии словесности всё вянет и не процветает».
  В наше время на смену французскому пришёл английский. Студент и предприниматель, водитель такси и официант, офицер и домохозяйка, продавец и чиновник – все кинулись изучать английский. Как будто теперь без него нельзя обойтись. Они не понимают, что самый лучший международный язык не английский или французский, а – русский! Наши соотечественники разъехались по всем континентам, сейчас нет, наверно, ни одной страны, где бы они ни жили. Они покинули Родину, и это плохо. Но один плюс в этом все же есть: они насаждают во всем мире русский язык!
  На наших улицах уже редко встретишь название магазина, кафе или фирмы на русском, в глаза лезет одна иностранщина. Недавно, после долгого перерыва, я попал на Тверскую улицу и минут десять оглядывался по сторонам, не в силах понять, где я нахожусь, — то ли на Тверской, то ли на Piccadilly. Как легко москвичи клюнули на эту дешёвую удочку, как быстро оказались в плену у чужаков! О чём это говорит? О раболепстве. О том, что люди забыли, что живут в России, в православной стране, у которой свой чудесный язык, свои нравы, традиции, у которой свой уклад, свой фундамент – Православие, крепче и надёжнее которого нет и никогда не будет.
  Высшие и средние учебные заведения, всевозможные иностранные школы, а также частные преподаватели зазывают на курсы английского. Ну а те, у кого денег куры не клюют, посылают своих детей изучать этот язык за границу, там уж, считают они, их чада станут настоящими англичанами. Англичанами-то они станут, но русскими патриотами – никогда.
  Англомания – это мина замедленного действия, которая уже принесла много бед, а в дальнейшем принесёт ещё больше. Идет оккупация России – заморским языком. Зловещая, наглая, повседневная. И это мало кого волнует.
  Одним из самых употребительных слов в последнее время стало sponsor. Включишь радио – тут же услышишь про sponsorа, откроешь газету – в глаза бросится это же слово, поедешь в метро – рядом стоящие пассажиры обсуждают, как бы побыстрее выйти на sponsorа. Более всего это слово прилепилось к православным; они, кажется, без него и жить не могут; подойдёшь к старосте или к настоятелю, или к диакону, любой из них обязательно свернёт разговор на sponsorа; диакону стоит героических усилий не произнести это слово на ектении.
  В русском языке есть чудесное слово благотворитель. Употребляй на здоровье! Есть слово благодетель. Произноси его не только сам, но и других учи! Есть наконец слово благоподатель. Уж куда лучше! Выбирай любое!
  Прекрасные русские слова не употребляет только тот, кто не любит русский язык, а значит, и не знает его.
  В Госдуму каким-то образом проникло слово speaker. Спроси любого человека на улице, что оно обозначает, он только пожмёт плечами и продолжит свой путь. Полюбопытствуй у любого чиновника, результат будет тот же. Останови депутата Госдумы и попроси объяснения, вряд ли чего добьёшься. Да и сам speaker вряд ли даст вразумительный ответ.
  Засорение русского языка деловыми, компьютерными и  иными терминами, а также молодёжным уличным жаргоном — ещё одно страшное бедствие на Руси. Школьники и студенты изъясняются между собой не то на русском, не то на китайском, не то на турецком; услышав их тарабарщину, нормальный человек может подумать, что они прибыли к нам с какой-то неведомой планеты. Светские книжные издательства наперебой выпускают низкопробные детективные сериалы, язык которых удовлетворит разве что неандертальцев. Авторы этих сериалов – почему-то преимущественно женщины. Среди них выделяется плодовитая Дарья Донцова. Она публикует по одной книге в месяц, а то и чаще. Многовато, не правда ли? Может, Дарья обладает какими-то особенными способностями? А может, она трудится все двадцать четыре часа в сутки? Нет, всё проще. На нее работает большой коллектив наёмных рабов. Это книжная фирма, компания  – называйте как угодно. Тиражи у сериала большие, деньги текут рекой, а то, что книги развращают людей, калечат их души, книжных дельцов мало интересует.
  Дарья Донцова хотя бы сама что-то иногда пишет. А есть «авторы», которые за всю свою «творческую» жизнь не написали… ни одной строчки, однако регулярно выпускают один роман за другим. Как им это удаётся? Каким «писательским секретом» они обладают? Всё очень просто: они нанимают пишушего человека, а то и нескольких, платят им весьма и весьма приличные деньги, а те выполняют заказ. Не ошибусь, если скажу, что сейчас профессия литературного негра стала не только очень востребованной, но и популярной.
  К вредоносным потокам относятся также любовные сериалы, большей частью зарубежных авторов. Их переводят крайне неквалифицированные переводчики. Приём у них один и тот же – переводить… дословно. Просто, доступно, без головоломок. Это элементарные подстрочники, не имеющие никакого отношения к художественному переводу.
  Что касается других сериалов… Впрочем, их так много, и они так дурно пахнут, что и говорить о них не хочется. Одним словом, книг уйма, а читать нечего.
  Словесный мусор (а иногда и явная похабщина) попадает и в книги православных авторов. Один из свежих примеров – повесть протоиерея Александра Торика «Димон» (название-то какое!). Бумага в книге очень хорошая, но и она краснеет от таких, например, «перлов», как «блин», «хрень», «шобла», «на фиг» (!), «козёл» и проч. Не краснеют только автор и издательство «Сибирская благозвонница», которые предлагают эту словесную отраву нашей молодёжи (ей в первую очередь адресована книга). У бесстрашного протоиерея есть пассажи и похлеще, я не буду к ним прикасаться, чтобы самому не оскверниться и чтобы читателям не нанести вреда.  Тираж ядовитого опуса (он полностью высосан из пальца) – 50 тысяч (!) экземпляров.
  Очень сильно калечат русский язык бульварные газеты. Они без удержу увлекаются пошлым уличным жаргоном (пальму первенства держит, конечно, «МК»).
  Большевики изнасиловали русский народ, истребив из него веру. Демократы похищают последнее, что у нас есть, — русский язык – сердцевину жизни. Информационная война, которую они развязали с самого начала «перестройки», захватила абсолютно все сферы нашей жизни.
  «Нет силы разрушительней, чем безкорневой (заимствованный, нелепый, жаргонный. – Н.К.) язык, — говорится в кратком  напутствии к произведению А. С. Шишкова. – Он помрачает веру, погашает инстинкт самосохранения и заменяет здравый рассудок самоубийственным».
  Другими словами: если исчезнет русский язык, исчезнет и Россия.

Николай КОКУХИН

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: