slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Ребята, не Москва ль за нами?!

О проблемах столицы размышляет академик В.М. Капустян, председатель научного совета ГУП «Научно-исследовательский институт информационных технологий».
— Виктор Михайлович, чем, на ваш взгляд, вызваны сегодняшние проблемы мегаполиса?
— Принятием абсолютно ничем не обоснованных решений. Отсутствием в головах «решал» хоть каких-нибудь принципов.
— Но как это возможно при наличии мощного экспертного сообщества, исследующего проблемы управления городом с 60-х годов?!
— Органы городской власти, к сожалению, больше озабочены тем, как бы угодить непосредственному начальству и «спонсорам», чем долговременными интересами города и горожан. Влиятельным в столице предпринимательским группами (всё это в большинстве своём бывшие городские чиновники, использовавшие свои должности для личного обогащения!) выгодно принятие доходных, а не научно обоснованных решений. Преследуя «немедленную прибыль», чиновники забывают о любви к городу и уродуют его будущее!
То, что подобное же творится не в одной Москве, не позволяет смотреть на происходящее в стране даже с умеренным оптимизмом.
— А разве в советские годы ничего подобного не было?!

— И тогда хватало решений, определявшихся личной дурью конкретного начальника и его темпераментом. Но не было сегодняшней безнаказанности и патологического корыстолюбия. Давняя шутка «Если нельзя, но очень хочется, то всё-таки можно!» — стала идеологией целого поколения «управленцев». Вот намедни опять поймали чиновника из Моском-имущества на взятке 235 тыс. евро. Моему институту на несколько лет хватило бы, но ему – «шиш с маслом».
— Правильно, что нынешний чиновник не только утратил былую не Бог весть какую культуру обращения к ученым при решении проблем хозяйствования, но и желание к ним обращаться?
— Конечно утратил… Да и как может быть иначе, если фундаментальные вопросы развития городского хозяйства решаются на основе тендеров, где руководящим принципом является низкая стоимость работ (затем чаще всего возрастающая до небес!) и желание угодить распорядителям тендера, а не научная обоснованность всего мероприятия, не его соответствие стратегическим интересам столицы.
Стратегические решения не обязаны быть дешевыми – они должны быть верными. И должны быть сформулированы с позиции долгосрочной правильности мегаполиса как стремящегося к совершенству целого. А не с позиции какой-то его части, якобы нашедшей дешёвый путь к дорогой для всех нас цели. Ели тактика — искусство построения войск на поле боя, то стратегия – такое ведение дел, которое загодя готовит к грядущим боестолкновениям (с коварными городскими проблемами). Это два совершенно разных процесса. О втором процессе чиновники напрочь позабыли. Повторюсь, они уродуют будущее моего любимого города, превращая его в город-урод.
— Но разве с уходом Лужкова не закончилась эпоха принятия волюнтаристских решений?
— Один волюнтаризм сменился другим. Только и всего!
— Но, может быть, стоило «опустить планку» и попытаться разговаривать с чиновниками на понятном им языке?!
— Мы, конечно же, пытались это сделать. Надеясь пристроить свои варианты решения транспортных проблем Москвы, вопросов ЖКХ, проблем безопасности и других тем. Но нас чаще всего просто не желали слушать. Сегодняшний чиновник имеет жутчайшую аллергию на науку. Его интересуют только заказы бизнеса.
Опыт 262 ученых, накопленный за 50 лет исследования проблем городского хозяйства Москвы, чиновнику Департамента науки и предпринимательства выгоднее похоронить, чем объяснять, почему предлагаемые им решения проблем города несовершенны.
А раз чиновнику Департамента науки работы института не близки и непонятны – другой чиновник из Департамента имущества, ссылаясь на «невостребованность» разработок, охотно оформляет решение о ликвидации института.
Ведь для него институт всего лишь малодоходный имущественный комплекс, на продаже которого пока еще можно и самому погреть руки.
А тем временем Москва задыхается от несогласованности, некомплексности, непродуманности, а в конечном итоге, ненаучности принимаемых хозяйственных решений.
— Но совсем уж без экспертов как-то неприлично. Кто займёт место вашего НИИ в случае его ликвидации?
— Думаю, скорее всего, сюда придут (да уже пришли!) европейские или американские консультативные компании. Стоить это будет городу гораздо больше, чем все сегодняшние затраты на наш НИИ. Правда, они не знают и не очень хотят знать московскую специфику. А уж об их любви к городу Москве и говорить не приходится. Правда, за одним исключением – Чарлз Лэндри, ярчайший градовед-практик, — недавно издал книгу «Креативный город». Поражает тираж перевода его книги – целых 100 (сто) экземпляров на всю Россию. Однако книга великолепна! Лэндри любит города и делает их прекраснее.
Но главное для них «срубить бабки» и открыть дорогу своим девелоперским и строительным компаниям, услуги которых ужасно дороги.
— Но это же предательство интересов города?!
— Они называют это «рыночным реализмом».
— Скорее уж это сюрреализм! Но неужели на этих ребят нет никакой управы?!
— Управ в нашем городе даже слишком много. Вот реальных прав – с гулькин нос! Полагаю, что следует вернуться к прежнему районированию города. Теперешние управы настолько раздробили взгляд на крупные проблемы города в целом, что их и не разглядеть. А множество стратегий развития города усохло как шагреневая кожа.
Все жалобы, которые только можно написать написаны и разосланы, вручены… Чиновничьи ответы получены в нормативные сроки. Проблема сохранения научного центра и обеспечения научности управления и стратегического проектирования крупного территориально-хозяйственного комплекса на чиновничьем уровне не решается.
И дело тут не в отсутствии у этих ребят элементарного понимания или профессионализма. Когда они заботятся о собственных интересах, проявляют и завидную квалификацию, и находчивость.
Ну что же делать, если у них напрочь отсутствует гражданская позиция и хотя бы элементарный зачаточный патриотизм. Тут болезнь больше политическая, чем физиологическая!
— Это не лечится?!
— Возможно, и лечится. Но какого масштаба и влияния тут должен быть лекарь?!
Умные образованные люди при первой же возможности бегут из страны.
И это мало кого волнует…Людьми малообразованными легче управлять…И то, что творится во всей цепочке от школы до Академии наук России, говорит о том, что под подозрением у власти не только честь и совесть, а ещё и ум.
Поэтому сотрудники нашего НИИ, трудовой коллектив и научный совет, приняли решение о создании Политической партии научного управления обществом и государством «НАУЧНО-ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ РОССИИ». Надеемся, что не только научная общественность, но и широкие слои населения поддержат её своим участием, совместным трудом восстанавливая в стране и Москве роль и значение науки как творческой созидательной силы российского общества.
Далее терпеть произвол воинствующего невежества невозможно!
Пресс-служба
Собора Русского Народа.

Кто мы, русские
— Какие ж вы славяне.
У вас половина слов татарских.
— Но ж половина.

(Из диалога поляка
с русским на
межэтнические темы).
Что придает силы человеку? Уверенность в своей право
    те, защита своего «я». Защита своей идентичности. В том числе и этнической.
Разрушьте у него уверенность в себе, лишите его своего «я». И получите безвольного, не способного к самозащите субъекта. Удобного к «внешнему управлению».
Начиная с начала ХХ века любители поживиться активно «работают» над самосознанием русских людей. Разрушая у них сложившуюся столетиями систему миропонимания и систему ценностей, проводя «дебилизацию».
Люди уж не знают, кто они. То ли «советская нация», то ли «российская», то ли азиаты, то ли арийцы. Может, славяне- великороссы, может – татаромонголы.
И не случайно в словарях нет четкой картины, кто такие великороссы, русские. А в электронной версии словаря Ф.А. Брокгауза и И.А.Ефрона я вообще не нашел статьи «Русские», «Россия».
В 1923 г. на XII съезде РКП(б) официально вводится в оборот термин «великорусский шовинизм» (хотя он встречается ещё в работах Ленина), который впоследствии активно применяется в коммунистической пропаганде. Термин «Великороссия и великороссы» клеймится и объявляется проявлением великодержавного шовинизма. С этого времени понятие «русские» трансформируется и в большинстве случаев носит официально если не негативный, то «напрягающий» оттенок.
Советская национальная политика поднимает национальные кадры, выпячивает заботу о них. Фактически тем самым разжигает межэтнические противоречия. Из «национальных кадров» формируется ударная сила в борьбе за «советский народ». А если вникнуть, северная часть Евразийского континента — исконный ареал, на котором в последнее тысячелетие славяне (великороссы, белороссы, малороссы), встретившись с финноугорскими и тюркскими племенами, породили новую историческую общность – русский суперэтнос и сформировали новое самобытное цивилизационное образование – русскую цивилизацию.
За столетия, с кровавыми бойнями, напряженным, надрывным трудом в условиях своеобразных климатических и природных условий сложился русский менталитет, надэтнический и надконфессиональный.
Известные дворянские роды России — Апраксины, Аракчеевы, Дашковы, Державины, Ермоловы, Шереметевы, Булгаковы, Гоголи, Голицыны, Милюковы, Годуновы, Кочубеи, Строгановы, Бунины, Куракины, Салтыковы, Сабуровы, Мансуровы, Тарбеевы, Юсуповы происходят из Поволжским регионов.
И если кличка «татары», данная при государственном православии всем непринявшим его племенам, в итоге закрепилась только за поволжскими и крымскими татарами, — это историческая нелепая случайность.
И тюркские, и финноугорские племена северо-востока европейской равнины наравне с великороссами, белороссами, малороссами давно стали составной частью общего народа – русского.
И если в XIII веке полки великороссов из Углича и Ростова шли на мордовскую верхнюю Каму, основывали Нижний Новгород, то уже через век они вместе противостояли внешним угрозам.
Сейчас версия, что все русские восточнее Москвы до Тобольска — это обрусевшие жители Поволжья, получает научные доказательства.
Согласно исследованиям Балановских, работам других современных исследователей, значительных отличий в генотипе жителей Урало-Поволжского региона и жителей великорусских регионов не просматривается. Практически везде группа R1a (арийская) составляет 47%, скандинавская (I1a) и кельтская (R1b) — примерно по 5%, финноугорская (N) — 18%. А влияние монгольской гаплогруппы «С» совсем ничтожно.
Таким образом, те, кого называют татары, марийцы, мордва, коми, удмурты, чуваши, являются ближайшими родственниками северных великороссов. И в целом – это типичная популяция Северной Европы.
Что объединяет эти народы? То, что они вместе с расселившимися за тысячелетие между Певеком, Владивостоком, Державинском, Сурой, Тереком, Владикавказом, Днестром, Бугом, Калининградом, Выборгом, Мурманском великороссами, малороссами, белороссами — единая, реальная историческая общность, сложившаяся за последние 800 лет. Имперская, в положительном значении слова, по своей сути. Надэтническая и надконфессиональная. Это одна нация – русская.
Попытки расчленить русский народ по этническому принципу, осуществляемые последние 200 лет путем этноэкономической агрессии то с запада, то с востока, то с юга, — осмысленная, спланированная и организационно выстроенная «работа», осуществляемая реальным «транснациональным сообществом», сложившимся на совершенно иных, чем Русская цивилизация, ценностях.
Разговоры о русской цивилизации как восточнославянской, православной, восточноевропейской, азиатской и прочее — это деморализация русского самосознания, попытка подтолкнуть русских на путь Рима, майя и ацтеков.
Русская цивилизация — это самобытное, самодостаточное, надэтническое, надконфессиональное объединение с митрополией на территории Евразии.
Ясно, что впереди у нас небытие или «жесткий» разговор за «место под солнцем».
И к этому надо быть готовым и готовить к этому своих детей.

Сергей Кучеров, Собор Русского Народа, сопредседатель

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: