slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Разговор о русской школе

Реформы последней четверти века обескровили русскую школу, лишили целостности и продолжают умертвлять живой её дух, педагогическую преемственность, национальные традиции. Сфера образования и педагогики, как и прежде, руководствуется принципами космополитической всеядности. Школа стала учреждением, оказывающим образовательные услуги, а учитель превратился в работника сферы услуг. Уникальный опыт отечественной (как русской, так и советской) школы в настоящее время не востребован, он замалчивается, и более того — подвергается сомнительной критике, а порой и преследуется.
Опытные педагоги-практики констатируют разрушительные тенденции в современной отечественной школе. Утрачен великолепный опыт детских организаций. Из школы ушла песня с достойным содержанием и мелодией, исчезло живое музицирование, отсутствуют хоры, которые сплачивали детский коллектив и возвышали нравственно. Коммерциализация издательского дела, имеющая громадные доходы от издания школьных учебников и всякого рода пособий, как правило, не прошедших необходимых апробаций и оценки, оказывает мощное сопротивление и тормозит решение крайне важной задачи – возвращение стране единого образовательного пространства. Установка государственной политики на избавление высшей педагогической школы от опытных специалистов и безумное её «омолаживание» прервала преемственность в научно-педагогической деятельности, резко снизила качество подготовки будущих учителей.
И мы своим родительским молчанием, меж тем, помня ещё цельную, основательную, серьёзную школу, зачастую потворствовали этому разрушению школы. Теперь нам предстоит пожинать плоды. И видеть, как далее школа будет системно работать на установление единого мирового порядка.
Вот, к примеру, в Положении о проведении Четвёртой московской компетентностной олимпиады для обучающихся образовательных организаций, подведомственных Департаменту образования города Москвы говорится, что «компетентностная олимпиада по управлению проводится для измерения компетентностных достижений обучающихся, проявивших себя наиболее успешными в региональных образовательных программах, направленных на достижение компетентностных и метапредметных результатов…». С трудом вчитываясь в положение, можно предположить, что олимпиада имеет отношение к экономической географии нашей страны.
А вот список основных рекомендуемых понятий олимпиады, помимо компетентности: краудсорсинг (англ. crowdsoursing, crowd – «толпа», soursing – «использование ресурсов»), кейс (информационная подборка по теме), креативность, стратегический маркетинг, глобализация. Определение глобализации прописано особо: «процесс глобализации есть следствие эволюции государственно оформленных рыночных систем». И «разрушение национального суверенитета в процессе глобализации» представляется как нормальное явление и как часть этой эволюции.
Хочется спросить: это для кого написано? Для школьников какой страны? Если для российской школы, то почему не русским языком? Почему эта олимпиада проходит мимо традиционных понятий «национальный интерес», «национальный характер экономики», «исторические традиции»? А это написано для компетентных креативщиков. Именно такими хотят воспитать наших детей, не оставляя им выбора.
Или вот другой пример. Несколько лет назад Министерство образования предложило в школы сочинение по теме «Вопросы, поставленные войной». Спрашивается: не слишком ли много чести для «войны»? Зачем придавать ей статус собеседника (то есть онтологический статус) и вступать в какой-то немыслимый диалог? Война – это аномалия, патология. Один серьёзный профессор так комментирует: «Искусство ставить вопросы – высшее творчество. Война никакого отношения к творчеству не имеет. А.В. Суворов написал книгу «Наука побеждать» (не воевать!). Вся наша история – история Победы, мы наследники победителей. У святителя Иоанна Златоуста: «Где твое смерти жало? где твоя аде победа? Воскресе Христос – и жизнь жительствует!» Продолжая святителя, можно сказать: где твои, война, вопросы? Победа! Спасена Россия! В министерской формулировке всё перепутано так, что война становится каким-то нормальным, постоянным спутником человечества. Неправда! «С войной покончили мы счёты» и дальше по тексту всей нашей победоносной истории».
В связи с этим и хочется говорить о настоящей, живой, соприродной национальному духу русской школе, где не ущемлялось бы достоинство детей и любой другой национальности, потому что Ломоносов и Пушкин, автор «Слова о полку Игореве» и Карамзин, фельдмаршал Кутузов и маршал Жуков — это и их тоже честь и слава.
В 1969 г. на одной из международных конференций учёные пришли к выводу, что в начале XXI века начнётся глобальный экономический кризис, причиной которого будет морально устаревшая система образования. Над ними смеялись. Кризис этот случился раньше. И именно в нашей советской образцовой школе. Чтобы вникнуть в этот процесс, стоит обратиться к наработкам, сделанным в начале 1990-х, когда после краха советской системы чудом возникшие русские патриотические силы мобилизовались на защиту и сохранение отечественного образования и национальной культуры. На том заряде, это надо признать, мы держимся и по сей день.
Свою лепту в возрождение русской национальной школы внёс недавно почивший председатель Союза писателей России Валерий Ганичев. При его участии был издан сборник «Русская школа. Создателям русской национальной школы» («Роман-газета», М., 1993). Попечителем серии «Русская школа» тогда выступил Всемирный русский народный собор.
Вот о чём напомнил в своей статье к этому сборнику доктор исторических наук В.Н. Ганичев: «О недостатках нашей школы писали Фонвизин и Карамзин, Пушкин («чему-нибудь и как-нибудь») и Гоголь, Аксаков и Киреевский, Ключевский и Достоевский. Дореволюционная школа всё время сбивалась на «зады европейства», разрушения национальных основ просвещения, гонения на веру. Да, собственно, не сбивалась, её гнали по этому пути хлыстами западничества, безверия, вседозволенности».
Как это не жёстко звучит, но и развал советской школы, а следовательно и советского государства, произошёл во многом потому, что, как пишет В. Ганичев, у советского учителя «не хватало смелости, страсти, духа и знания, силы, чтобы оторвать школьника от тлетворного телевидения, шоу, убийств, порнографии. Пресечь в нём дух низкопоклонства перед американскими образцами культуры, вдохнуть в него желание узнать про своё Отечество, про великих людей прошлого и настоящего…».
Валерий Ганичев не случайно вспомнил тогда о статье К. Ушинского «О необходимости сделать русские школы русскими» и продолжал мысль великого педагога: «По-видимому, и в наше время снова во весь рост встала эта задача. И речь идёт не о какой-то национальной исключительности, национальной надменности, а, наоборот, о русской включённости в контекст мировой культуры. Речь идёт об уважении к своему Отечеству, которое только самый мелкотравчатый, неблагодарный и низкопоклонный прощелыга отчуждает от себя и с презрением называет «эта страна».
Валерий Ганичев, чьи сороковины мы недавно отметили, оставил нам завещание: «И всё-таки без сознания того, что система образования должна быть национально сориентирована, мы не сможем возродить Россию».
Помним и выступления Валентина Распутина в защиту русской школы и русского языка, за сохранение полноценной школьной программы по литературе. И сегодня восстановлением и сохранением отечественной школы озадачены писатели.
«Образование — смыслоформа изначально религиозная, утверждающая идеалом человека земное воплощение образа Божия. Но и на материальном уровне понятие это сложносоставное, включающее в себя и конкретную обученность, и общую культурность. Образование является самоценностью, средством и целью, путём и результатом всей человеческой жизни, – пишет заместитель председателя Правления, генеральный директор Союза писателей России Василий Дворцов. – В постсоветское время в ходе бесконечных реформ образование упорно низводится, сужается в учёность. В результате из процесса обучения в школе и вузе уходит созидание личности. Всесторонне развитой, обладающей устойчивой системой социальных и индивидуальных черт. Ибо из неличностей можно спрессовать аморфную толпу, но составить сложно иерархичное общество или же выстроить устойчивую государственную конструкцию невозможно».
Думаю, многие учителя и родители нутром чувствуют имитацию, обессмысливание образования под видом нынешних «реформ». Видят, что идёт игра в реформы, где ЕГЭ – это игра в экзамен. За редким исключением, образование наше приобрело откровенно условный, игровой характер.
Чтобы переломить сложившуюся ситуацию, нужна воля — народная и политическая. Нужно, как утверждает профессор ИМЛИ Всеволод Троицкий, восстановить разрушенное! И не называть разрушение реформами.
 
Ирина УШАКОВА.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: