[email protected]
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

"Казните меня, хоть прилюдно"-последнее слово маньяка-педофила

Теперь он до конца своих дней не должен выйти на свободу. К пожизненному сроку заключения городской суд Санкт-Петербурга приговорил Дмитрия Вороненко, обвинявшегося в четырёх убийствах и пяти изнасилованиях, признанного абсолютно вменяемым с диагнозом «садистическая асфиксотонатофилия»: он получал наслаждение, когда одновременно душил и насиловал своих жертв. 

О зверствах нелюдя и его поимке наша газета рассказывала в корреспонденции «Про уродов, людей и судей, или Как получить лицензию на изуверство из рук Фемиды» («Слово» № 5 от 8—14 февраля). Информацией о судебном вердикте можно было бы, собственно, и завершить тему, вот только события, происходящие в регионе, не дают к тому достаточных оснований.Вряд ли кто сомневался, что при-говор может быть именно таким — столь громкий общественный резонанс вызвало дело Вороненко. Однако не всё так просто. Государственный обвинитель Максим Иванов настаивал на исключительной мере наказания. В последние годы прокуратура крайне редко добивается смертных приговоров для серийных убийц, поскольку в России уже девять лет действует мораторий на исключительную меру наказания. В данном случае обвинение сочло возможным отступить от правил — настолько чудовищными были злодеяния.

В этой непростой ситуации судья Ольга Граудинь приняла, как считают большинство юристов, единственно верное решение. Другие же правоведы говорят о том, что формулировки «приговорён к пожизненному сроку заключения» и «приговорён к высшей мере наказания» имеют одно принципиальное отличие: во втором случае у родственников невинных жертв сохраняется хоть какая-то надежда на сатисфакцию, ибо никто не может сказать сегодня однозначно, не последует ли ужесточение закона, которое рано или поздно повлечёт за собой возвращение к смертной казни. Ведь мораторий — не отмена, а отсрочка на какое-то время. Не случайно многочисленные форумы в Интернете буквально перезагружены обсуждением этой острой и болезненной темы.

Мать одной из растерзанных девочек сказала в зале суда: «У него есть право на жизнь, право на камеру-одиночку и трёхразовое питание. Мне оставили только одно право — всю жизнь кормить этого урода». Родители жертв не удовлетворены решением по делу Вороненко. Они готовят апелляцию в Верховной суд с требованием для него смертной казни и намерены инициировать проведение референдума об отмене моратория для маньяков и убийц детей. Некоторые политики всерьёз даже опасаются волны самосудов — до того накалены страсти, вызванные зверствами педофилов и садистов по всей стране.

В упомянутой уже публикации «Слова» рассказывалось о появлении в Питере серийного насильника, который выслеживал квартиры, где дети были без родителей, и проникал туда под видом почтальона — такое прозвище он получил и в оперативных разработках. Сотрудники отдела по расследованию умышленных убийств и преступлений сексуальной направленности Управления уголовного розыска со слов детей, ставших жертвами почтальона, знали только внешние его приметы: возраст 20—25 лет, плотного телосложения, лицо круглое, волосы тёмные. Сыщики составили возможные маршруты передвижения насильника к известным уже адресам, установили все организации, имеющие на этих путях камеры наружного наблюдения, пересмотрели сотни метров видеозаписей. Из тысяч лиц после тщательного отбора остались сотни, потом десятки и наконец одно.

Девятнадцатилетний студент первого курса океанографического факультета Гидрометеорологического университета Алексей Бадыгов жил с родителями, встречался с любимой девушкой, ни в чём предосудительном замечен не был. Когда его задержали, рассказал подробности по пяти известным следствию эпизодам. Затем по совету адвоката отказался от показаний, которые идеально совпадали с материалами дела. Даже одежда на нём была такой, какой её описывали дети. Двое из них уверенно опознали насильника. Сейчас проводится судебно-медицинская экспертиза, готовится обвинительное заключение.

Главе Следственного комитета при Генпрокуратуре РФ Александру Бастрыкину, специально приезжавшему в Питер проконтролировать расследование громких преступлений против детей, сотрудники прокуратуры Ленобласти доложили о раскрытии убийства десятилетней школьницы Наташи Рубцовой из поселка Пикалёво Бокситогорского района. Она пропала 9 февраля, а через три дня обезображенный труп ребёнка, прикрытый её курточкой, нашли в овраге возле бассейна «Дельфин». По данным судмедэкспертизы, несчастную девочку насиловали дважды — до того, как она была задушена, и после.

Подняв все дела об аналогичных преступлениях, оперативники обнаружили, что при схожих обстоятельствах четыре года назад погибла девятилетняя девочка в Тихвине. Тогда подозрение пало на пятнадцатилетнего подростка Всеволода Поротникова, но собрать веских доказательств его вины не удалось. Спустя два года он получил условный двухлетний срок за кражу. Милиция задержала подозреваемого, который нигде не работал, но приезжал регулярно в Пикалёво брать индивидуальные уроки у 60-летнего учителя математики Василия Довбыша.

Подозреваемый почти сразу же стал давать признательные показания. В тот день 19-летний (!) ученик приехал к своему учителю и вечером пошёл покататься на детскую горку. Там он и присмотрел жертву: купил лимонад, чипсы и предложил покататься вместе. По описанию некоторых очевидцев, видевших задержанного на детской горке, это был Поротников. Вместе с ним арестован и учитель Довбыш, который обвиняется в пособничестве. Как считает следствие, он в деталях знал о злодеянии и помог своему подопечному заметать следы.

До сих пор на питерских рынках, вокзалах и других людных местах не снимают листовки с портретами Максима Линькова и Саши Пронина — двух первоклассников из города Тосно Ленинградской области, которые 1 февраля пошли погулять и не вернулись домой. Водолазы несколько недель обследовали дно речки Toсны – мальчишки могли провалиться под лед. Нашлись даже подонки, которые позвонили несчастным родителям и потребовали миллион рублей за информацию о пропавших детях. Поиски не прекращаются. Тщательно проверяется каждое сообщение граждан, которые могли что-то видеть. Начальник Следственного комитета при прокуратуре Псковской области Михаил Дьяков не исключает, что дело может быть связано каким-то образом с исчезновением великолукских школьников Валентины Корик и Павла Матросова, которых ищут уже более года. Возможно, что похищение совершено одной бандой. Во всяком случае псковские криминалисты намерены работать в контакте с коллегами из Ленобласти.

По данным МВД России, ежегодно в стране пропадают от 12 до 16 тысяч детей, и больше всего в Москве и Петербурге. В минувшем году в органы внутренних дел северной столицы поступили 1328 заявлений о пропаже детей. Шестерых так и не нашли. На 1 января 2008 года в розыске находились 165 детей, 62 ребёнка объявлены в федеральный розыск. В Выборге ищут 10-летнего мальчика, который пропал 18 февраля, но мать обратилась в милицию лишь спустя неделю. В Невском районе Петербурга 20 февраля из школы-интерната исчезли две девочки 13 и 15 лет. 4 марта ушёл из дома и не вернулся четвероклассник 230-й школы в Пушкине, родители спохватились три дня спустя. 20 марта исчезла 12- школьница в посёлке Отрадное Кировского района Ленобласти: ушла в магазин, и больше её никто не видел.

Оперативники, разыскивающие детей из Тосно, обезвредили ещё одного педофила. Изучая старые уголовные дела, сыщики вышли на некоего 35-летнего Сергея, фамилия которого в интересах следствия пока не разглашается. Оказалось, что в 2005 году он заманил в машину 13-летнего подростка из Тосно и несколько недель насиловал его в своей квартире на Дунайском проспекте. Здесь недавно и повязали извращенца. Вместе с ним в притоне находились ещё два восьмилетних мальчика. И вот здесь начинается дежа вю. Выяснилось, что в 2006 году задержанный был приговорён по шести эпизодам педофилии всего к двум годам заключения в колонии- поселении. Но не отсидел и половины срока, получив условно-досрочное освобождение за примерное поведение.

Его пример – другим наука. На милость Фемиды вполне может рассчитывать и Александр Ларин, тренер-дзюдоист одной из спортивных детских школ в Кировском районе Петербурга. В течение пяти лет (следствию удалось доказать 28 преступных эпизодов) он глумился над учениками, средний возраст которых 12 лет. Оставлял воспитанников на «вечерние тренировки», приглашая к себе домой или увозя на дачу на «спортивные сборы», педофил заставлял детей раздеваться, принимать непотребные позы, демонстрировать всяческие непристойности. Об этих забавах свидетельствует изъятая при обыске обширная коллекция порно-
графических фото. Правда, деликатный педофил не совершал насильственных половых актов с детьми и сразу же отпускал своих жертв, если те начинали плакать. Судьи умилились и дали извращенцу четыре с половиной года тюрьмы. Но если будет себя хорошо вести, понятно, может выйти и раньше.

Отечественная Фемида всегда была благосклонна к педофилам. В начале 90-х годов город потрясла история серийного маньяка Иртышова, совершившего 12 преступлений против детей. Одного ребенка он убил. Другого, Костю Кузьмина, искалечил, вырвав ему кишечник. Мальчик перенёс несколько сложнейших операций, был отправлен на лечение за границу. Благодаря усилиям зарубежных врачей прожил ещё несколько лет, но всё-таки умер. А выродка оставили в живых. Моратория тогда не было, и суд приговорил его к смертной казни. Но президент Ельцин помиловал нелюдя, и тот получил пожизненное заключение.

Дело маньяка вела тогда следователь прокуратуры Елена Топильская, ныне адвокат, автор популярных детективов и киносценариев. По её мнению, нужно запретить применять условно-досрочное освобождение к осужденным за преступления в отношении детей, и не только сексуальные. Необходимо предусмотреть более серьёзные наказания за развратные действия. Сейчас это штраф или лишение свободы до трёх лет. А между тем все маньяки, как правило, рецидивисты. Отбыв наказание, педофил вновь принимается за старое.

Озабочены проблемой и депутаты городского Законодательного собрания, где 26 марта принято постановление с предложением внести в Уголовный кодекс Российской Федерации изменения об ужесточении наказания за преступления против детей и запрет применения условно-досрочного освобождения для осужденных по соответствующим статьям. Документ направлен в Государственную думу, где параллельно уже рассматривается схожий законопроект.

Московская пресса пестрит такими заголовками, как «Маньяки захватывают Питер». Можно было бы посчитать это за попытку приклеить городу очередной ярлык вроде «Бандитского Петербурга». Если не знать о том, что родители почти каждый месяц трясутся за своих детей из-за появляющихся сообщений о каком-нибудь новом серийном маньяке. В прошлом году было совершено 2959 преступных посягательств в отношении несовершеннолетних, сопряженных с насильственными действиями. В 594 случаях речь идёт о детях, не достигших четырнадцати лет. Совершено 148 преступлений сексуального характера, в результате которых пострадало 40 детей. Двое погибли.

* * *

На днях в Красногвардейском районе возвращавшегося из школы
12-летнего подростка поймал пьяный мужчина в форме сотрудника милиции. Мальчишке удалось убежать. Ведётся следствие.

Юрий Куканов.

Санкт-Петербург.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: