slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Верность

Юлия Зыкова

Мы беседуем с Юлией ЗЫКОВОЙ, заслуженной артисткой России, актрисой Государственного Малого театра России. «Когда на твоих глазах рушится великий русский театр, твой родной дом, где прошли лучшие годы творческого становления, пережиты фантастические минуты счастья первых актёрских побед, смотреть на это разрушение нет сил, душа рыдает!» — это первое, что сказала мне Юлия Зыкова, одна из ведущих актрис Доронинского МХАТа, когда мы увиделись после долгой разлуки. И захотелось вместе подумать о том, можно ли мириться с тем, что сегодня происходит на русской сцене?

— Совсем недавно, наша страна была великой театральной державой, родиной гениального преобразователя мировой театральной культуры К.С. Станиславского и его соратников, которые открыли миру уникальные возможности театра пробуждать в человеке лучшие его способности творить Добро. Их идея — направить театр на воспитание человека, способствовать его духовному обогащению, не только завоевала симпатии всего мира, но и вырастила огромное число последователей.

В СССР — ХХ век дал невероятный взрыв рождению талантливейших актёрских индивидуальностей и режиссёров. Имена? Их много. И они, обладая умением открывать новые таинства театрального искусства, неизменно опирались на культурные традиции народа, считая основой основ русской сцены — верность правде жизни. Русский театр утверждал идеалы человечности, отстаивал достоинство личности, берёг основы христианской морали.

— А сегодня на сцену выплеснули отбросы, грязь, непотребство, называя это «новыми формами». Я не против поиска новых форм в искусстве. Но вместо высоких образцов литературы, на которые опирался Художественный театр, на театральных подмостках появились низкопробные беспомощные поделки, как, например, «Последний герой», постановкой которого провозгласил своё пришествие во МХАТ им. М. Горького некто Э. Бояков. Отстранив Т.В. Доронину, на него возложили руководство театром. Глядя на сцену, превращённую им в убогое обиталище «последнего героя», я не плакала, я кричала от боли, всё мое существо восстало от оскорбления и негодования.

— Почему такое стало возможным? Сейчас мы видим печальную картину разрушения далеко не единственного МХАТа им. М Горького.

— С ХХI веком в России явилась неограниченная власть денег, с ней в сфере искусства появилось пренебрежение к творческой личности. Сочинители новой морали не только захватили власть, но с одержимостью навязывают свои правила, стараясь подмять под себя нашу жизнь. Когда-то, ещё в школе, мы, выбирая свою судьбу, учились на примерах родной страны, её истории, выбирали свои идеалы. Мы преклонялись перед подвигом юных героев — Павки Корчагина, молодогвардейцев Краснодона и отчаивались, что нам не придётся проявить себя также. Мы гордились тем, что мы — граждане страны, которая первая покорила космос! Мы чувствовали себя преемниками высоких свершений. И пришли во взрослую жизнь, чтобы утверждать их, служить своей прекрасной Родине. В таком состоянии души мы начинали свою творческую деятельность.

Сейчас много говорят о выборе. «Я — свободен и имею право на самовыражение». Прекрасно. Но зачем ты тянешься уничтожать то, что сделано до тебя? На чем основана твоя свобода? С приходом во МХАТ им. М. Горького новой власти, открылось, как изменились мои товарищи, с которыми пройдена большая счастливая творческая жизнь. Они добровольно легли под пяту пришельцев, оккупировавших наш театр. Результат? Театр несёт потери, во многом невосполнимые потери. Почему мы это должны принять?

Я задаю вопрос: «А что принесёте вы России?» — и вдруг понимаю: Да они и не думают о России! Ими движет корысть, страсть эгоистов! А отсюда — предательство! За предательство хорошо платят. Но кто дал вам право не уважать жизнь других, прекрасных людей прошлых поколений, создателей великого искусства Художественного театра?

— Уже почти три года новая власть витийствует в МХАТе им. М. Горького. Какова цель их активности?

— Они говорят, что работают на будущее. А тащат на сцену дешёвку, потакая вкусу примитивнейшей толпы.

В каждом поколении есть основа, которую нельзя предавать никогда. То, что происходит сейчас в нашем театре показательно: деградация под прикрытием разговоров о творческом самовыражении.

Наш театр был общественным организмом громадного государственного значения! МХАТ им. М. Горького жил великолепно организованной творческой жизнью коллектива, обращённой к душе человека. Это была цитадель, где были условия для творческого полёта, для того, чтобы молодой неопытный талант мог раскрыться! Татьяна Васильевна Доронина думала о расцвете отечественной культуры. Она выстроила цитадель и лелеяла каждую жизнь в ней, в нас вкладывала всю свою душу и знания.

— Татьяна Васильевна Доронина возглавила МХАТ им. М. Горького как художественный руководитель-директор с 1 октября 1987 года. Когда вы поступили в театр?

— В 1992 году мы с Андреем Чубченко окончили Театральное училище им. Щепкина и наш педагог М.И. Коршунов позвонил Татьяне Васильевне с просьбой посмотреть его выпускников. Мы пришли на показ. Нас приняли. Мы были так молоды! Но мы хорошо понимали, какое это огромное счастье попасть в этот театр! Мы были влюблены во всё, что нас окружало. Это был Храм искусства, и здесь к нам относились с таким высоким уважением, куда бы мы ни обращались! (От гримёров, работников сцены до старейшин театра народных артистов!) Каждый раз с трепетом входили мы в театр, восторг переполнял нас. Бывало, нам нашёптывали, например, в кассах других театров, когда мы приходили с удостоверением МХАТ им. М. Горького: «А разве есть такой театр?» Околотеатральная свора резвилась, ей доставляло удовольствие унижать нас насмешками, это были хулители Татьяны Васильевны Дорониной, которых коробила стойкость её веры в русский театр, её самоотверженность и титанический труд в борьбе за великое искусство великого Художественного театра.

Мы взахлёб смотрели один спектакль за другим: остросовременную «Свалку», В. Беляковича по пьесе А. Дударева. «Полоумный Журден», «Белая гвардия», «Зойкина квартира», М.А. Булгакова — мы знали, что все эти спектакли созданы талантом Татьяны Васильевны.

— Доронина сначала восстановила по режиссёрским тетрадям Станиславского и Немировича-Данченко знаковые спектакли основоположников — «На дне», «Три сестры», вместе с К.К. Градополовым они восстановили «Синюю птицу» в первозданной режиссуре К. Станиславского.

— «Синяя птица» — мой первый выход на мхатовскую сцену, я играла — Душу СВЕТа! Нас вводили в ткань постановки, тщательно отрабатывая все детали, чтобы не нарушить, и не дай Бог, испортить рисунок созданного спектакля, и каждую работу обязательно придирчиво смотрела Татьяна Васильевна, прежде, чем выпустить на сцену. Так я вошла и в «Зойкину квартиру», где главную роль играла Татьяна Васильевна. Спектакль был выдающийся, первый из режиссёрской «булгакианы» Татьяны Васильевны Дорониной. Она стремилась исправить историческую несправедливость по отношению к М.А. Булгакову, считая, что его место — мхатовского автора, вслед за А.П. Чеховым.

Сколько же времени тратила на нас Татьяна Васильевна! Мы воспитаны ею не только как артисты, она заботилась о человеческой сущности каждого из нас. Мы старались во всём подражать ей, искренне восхищались ею, её отношением к понятию «служение Родине». Мы были счастливы. И это — в «лихие 90-е». Татьяна Васильевна оберегала нас, старалась, чтобы всё жестокое, мерзкое оставалось за стенами театра. Она мыслила масштабно, воспитывала в нас умение служить большим, высоким целям.

Театр триумфально отпраздновал 120-летие со дня основания Московского художественного театра. Был показан заключительный акт из постановки Валерия Беляковича «Гамлет» Шекспира и первая картина спектакля «Три сестры» А.П. Чехова, созданного Вл. И. Немировичем-Данченко в 1940 году и восстановленного Дорониной к юбилею. Оба фрагмента произвели на зрителя ошеломляющее впечатление!

«Три сестры». На сцене ожили любимые современники Антона Павловича, с их душевной тонкостью, деликатностью, грацией, чистотой помыслов. Со сцены звучала музыка души чеховской пьесы. Я играла роль Наташи, я помню атмосферу этого юбилейного вечера. Такой высоты постижения совершенного искусства мало, кто способен достичь — Татьяне Васильевне удалось!

Это было 27 октября 2018 года, а 4 декабря 2018 года всё, о чём я рассказала, было «брошено под нож» по воле тогдашнего министра культуры РФ В. Мединского. Уникальный творческий климат Художественного театра был уничтожен. Волей Боякова распалось единство коллектива, растерзан репертуар, выброшены эталонные спектакли, в их числе и великолепные «Три сестры», познакомившись с которыми, зритель понимал без лишних слов, как много мы, сегодняшние, потеряли в человеческой значимости. Татьяна Васильевна пыталась предотвратить крушение: она позвонила Боякову с просьбой не прикасаться к спектаклю. Но разве дано ему понять, что такое искусство? Он пришёл утверждать себя, холить свою неуёмную жажду власти, насаждать пошлость, непотребство и грязь в угоду моде толпы. Лишь бы «прозвучать» на фоне МХАТа.

— Трудности, с которыми столкнулась Доронина, начав работать в 1987 году, вам, конечно, известны?

— Безусловно. Пригласив к сотрудничеству многих известных режиссёров, она надеялась на плодотворное творчество, и они сначала дали согласие, но вскоре почти все отказались, испугавшись давления фронды, осуществлявшей травлю великой актрисы. Первым пришёл во МХАТ им. М. Горького Р.Г. Виктюк, поставивший в 1988 году изумительный спектакль «Старая актриса на роль жены Достоевского».

Мы мечтали работать. Безумно обрадовались, когда на доске объявлений увидели свои фамилии в распределении ролей в спектакле по пьесе М.А. Булгакова «Батум», режиссёром которого объявлен был С.И. Кургинян. На первой же репетиции он обрушил на нас такой шквал знаний, посвящал в такие глубины истории, культуры, насыщал такими уникальными сведениями, что мы, приходя домой, буквально замертво падали от перенасыщения. Спектакль получился увлекательным, мудрым, ярким, пафосным. Зрители великолепно восприняли фонтанирующую интереснейшими находками талантливую режиссуру Кургиняна. Но на театр набросилась фронда: Татьяну Васильевну обвиняли в прославлении коммунизма. В обществе спектакль вызвал неоднозначную и противоречивую реакцию, и из-за боязни неизбежного скандала (это было ясно — в зале стали появляться провокаторы ) пришлось подчиниться обстоятельствам и спектакль снять. Время было слишком тяжёлое: канун расстрела 1993 года.

Но Татьяна Васильевна не струсила, не отступила, не изменила своих убеждений. 7 ноября 1993 года, когда в стране новой демократической властью, расстрелявшей 4 октября 1993 года законный парламент, было введено чрезвычайное положение, и в Москве из каждой подворотни торчало дуло автомата, на сцене МХАТ им. М. Горького шёл спектакль, названный режиссёром «Мы идём смотреть Чапаева»! По сути своей — банальная семейная история, но в страстной постановке Т.В. Дорониной превращённая в гневный протест против унижения личности человека! Я играла Олю, дочку четы Тимошиных, все мы были охвачены единым порывом огромной любови и верностью великому народному герою Василию Ивановичу Чапаеву! Какую бурю благодарности вызвал этот спектакль у зрителей!

Мы так гордились успехом постановки. Мы чувствовали себя полноценными членами прекрасной труппы.

— Доронина очень тщательно выстраивала репертуар, он отличался высоким вкусом, был огромного идейного и духовного наполнения. В 1988 году вышел спектакль, удостоенный позже Государственной премии, за постановку Андрея Борисова пронзительной повести Валентина Распутина «Прощание с Матёрой». Доронина опиралась на художественные открытия основоположников и один за другим возобновляла знаковые спектакли, ими созданные. На постановку «Вишнёвого сада» она пригласила народного артиста СССР С.В. Данченко. В истории мировой театральной культуры явление этого шедевра заняло особое место. В атмосферу спектакля зрителя вовлекало дыхание цветущего вишнёвого сада, покорявшего зал, уходил свет, и трепещущие ветки вишнёвых деревьев ласкали вас предутренней росой, кружили голову благоуханием бурного цветения роскошных деревьев. Но вот пошёл занавес, и появление приехавшей из Парижа Раневской-Дорониной встречал шквал аплодисментов. Все остальное время спектакля зритель был покружён в такую безбрежную атмосферу любви, что человек, покидая театр, долго оставался во власти фантастически прекрасного искусства.

— Я была введена в состав этого спектакля, как только начала работать в театре. Его атмосферу забыть невозможно. Я испытывала огромное счастье, не хотела, чтобы действие кончалось. Почти в самом начале, когда Раневская приезжает из Парижа, она произносит реплику: «И Дуняшу я помню», и прикасается к моей щеке. Меня всегда охватывала дрожь неземного счастья: Татьяна Васильевна делала это с такой мерой настоящей любви и нежности ко мне, что я растворялась в ней. А потом, в конце спектакля, уже перед самым отъездом Раневской в Париж, она, благословляя меня, прижимала к груди, и я молила про себя Бога, чтобы эта минута никогда не кончалась. Этот разлив, океан любви господствовал в течение всего спектакля, каждый персонаж был наделён её захватывающими чарами.

Какой великолепный ансамбль артистов создал это чудо: Т. Доронина, В. Гатаев — Лопахин, А. Семёнов — Фирс, Л. Кошукова — Шарлотта, В.Зикора — Гаев, В. Ровинский — Симеонов-Пищик, С.Габриэлян — Епиходов, А. Самойлов — Прохожий, С. Курач — Яша. Спектакль шёл на одном дыхании. Татьяна Васильевна любила его, этот коронный спектакль театра, долго готовила себе замену, наконец, передала роль Раневской прекрасной, тонкой, настоящей чеховской актрисе Лидии Матасовой, достойно сыгравшей несколько спектаклей. А потом…

«Вишнёвый сад» Татьяны Дорониной уничтожили. Сейчас на сцене другая постановка, где выхолощено всё: нет ни Чехова, ни жизни, ни любви — на сцену вылиты ушаты грязи, господствует пошлость, что больше всего в жизни ненавидел А.П. Чехов. Нет и мхатовских артистов, на сцене — временщики.

— Да, К.С. Станиславский утверждал, что только сплочённость труппы, постоянный коллектив стационарного театра может дать интересный творческий результат. «Театр не должен подделываться под своего зрителя, нет, он должен вести его ввысь по ступеням большой лестницы. Искусство должно раскрывать глаза на идеалы, самим народом созданные», — завещал К.С. Станиславский.

— А нам Бояков в паре с З. Прилепиным навязали враждебность по отношению к каждому артисту, они стремятся подмять личность его, раздавить его «Я». Что это за люди, какие это «творцы», «создатели культуры», которые под давлением навязывают обществу непристойные символы? Куда они могут привести Россию? И почему государство дало им право разлагать традиционную нравственность, уничтожать культуру? И при этом они тащат на сцену священников, нарушая каноны церковных правил. Они не убеждают ни публику, ни нас, более того — вызывают гневный протест, потому что лжецы замахнулись на творение Бога, природу человека. От таких нововведений хочется спрятаться, уберечь детей.

И почему замечательный высокопрофессиональный театр, хорошо воспитанный и обученный большим мастером коллектив надо было волею государственных чиновников отдать на растерзание? Неужели Бога не боятся?! И где граница ответственности чиновников от культуры перед страной и народом?

— Юля! У вас сложилась удивительно счастливая актёрская судьба. Татьяна Васильевна ценила в вас хорошего партнёра. В 1994 году Доронина создала шедевр «Доходное место», спектакль, поразивший современников не только идеальной формой, но главное — постановкой острейших вопросов современности: о духовных поисках и трагедии образованного, чистого молодого человека, не находящего себе места в окружающей его жизни. Великолепный состав исполнителей, удивительный Жадов в исполнении А. Чубченко! Т.В. Доронина вызывала молодёжь на разговор о смысле жизни, об умении противостоять злу.

— Конечно, это незабываемый спектакль. С наслаждением мы играли свои великолепные роли. Татьяна Васильевна очень ответственно работала с нами на репетициях, требовала неукоснительно высшей готовности к ним. Это означало — «иметь новое творческое решение своей роли». Но я хочу сейчас сказать о другом. Было время, когда в моей личной жизни наступили очень трудные дни. Как бывает, я пряталась от всех. И вдруг мы с ней оказались один на один. Татьяна Васильевна долго в упор молча смотрела на меня, и вдруг подошла, а затем тихо сказала: «У меня, кроме вас, никого нет. Ну, как же ты можешь отказать мне в сочувствии?»

— О, сколько тяжёлых, казалось, неразрешимых «дней» выпало на её долю! И она всегда находила силы побеждать. Ей помогало умение самоотверженно, самозабвенно трудиться. Благодаря силе своей натуры она спасла великое детище Станиславского — русский, духовно богатый реалистический театр. Утвердила его каноны. Спасла, будучи абсолютно убеждённой в том, что театр, поднимающий человека к высотам культуры, необходим людям. И делала это с абсолютной верой в свой народ — в России это понимают, более того — благодарны ей.

— Последний свой спектакль на родной сцене Татьяна Васильевна сыграла 26 января 2019 года. Я была рядом. Спектакль «Васса Железнова» занимает особое место в жизни Татьяны Васильевны. В нём сконцентрировались её переживания, философские выводы о сути человеческой жизни и судьбе. Как великолепный мастер, она создала удивительной мощи русский женский характер, в котором воплотился уникальный жизненный опыт великой женщины и великой актрисы. Её вывод о святости материнства — безусловен и сыгран ею с силой могучей. Быть в спектакле её дочерью, живущей в трагической семье, человека сложной натуры, дочь, очень похожую на мать, бесконечно любящую её, но страдающую, полную противоречий и дерзости — это огромное счастье, и я это счастье пережила не однажды. Каждый раз у меня заходилось сердце, когда по ходу пьесы Васса обнимала меня — это были не театральные объятия, я чувствовала всегда, что и для неё эти объятия — проявление настоящей любви. Всю жизнь я свято повторяю слова, сказанные мне любимым человеком, когда после значительного перерыва я вернулась в театр: «Как долго я тебя ждала!».

Мне трудно сейчас найти слова, чтобы выразить силу моего преклонения перед великой жизнью-подвигом великой русской актрисы и великой русской женщины Татьяны Васильевны Дорониной, прожившей в искусстве стоическую и прекрасную жизнь во имя процветания животворящего русского драматического театра.

P.S. Пережив ряд оскорбительных столкновений с Бояковым, вплоть до того, что вместе с рядом лучших артистов МХАТ им. М. Горького не была допущена на традиционный для каждого театра сбор труппы, Юлия Алексеевна Зыкова, заслуженная артистка России покинула МХАТ им. М. Горького навсегда, не в силах позволить себе ни унижения, ни согласия с кощунственной несправедливостью. Её педагоги из Малого театра пригласили их вместе с Андреем Чубченко работать в труппе Государственного Малого театра. Супруги с благодарностью согласились. Сегодня они вместе играют в спектакле «Варвары», известной пьесе М. Горького в своё время во многом определившей судьбу молодой актрисы Татьяны Дорониной.

И ещё. Уже многие годы Юлия Алексеевна Зыкова поёт в церковном хоре, служит регентом Патриаршего подворья при Храме святителя Николая Мирликийского в Москве.

Беседовала Галина ОРЕХАНОВА.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: