slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Лондонский мечтатель

Несбывшееся пророчество

Герберт Джордж Уэллс

В 2021 году исполняется 155 лет со дня рождения Герберта Джорджа Уэллса (родился 21 сентября 1866 года) и 115 лет со дня выхода его утопического романа «В дни кометы». Эта работа находится в тени других фантастических произведений писателя, но, возможно, является самой важной в творчестве Уэллса.

Роман «В дни кометы» («In the Days of the Comet») был впервые опубликован в 1906 году. В том же году он появился и на русском языке, в № 3–12 «Нового журнала литературы, искусства и науки». Интересно, что роман был напечатан в переводе легендарной революционерки-народницы Веры Засулич, и это не случайно, потому что Уэллс в своем новом произведении мечтал не о машине времени и не о шапке-невидимке, а о справедливом устройстве общества.

Герберт Уэллс прекрасно понимал, что в основе капитализма лежит постоянная жажда войны, причем не важно, против кого, ибо война даёт капиталистам возможность бесконечной наживы. Уже в 1906 году писатель предвидел скорое начало общемировой кровавой бойни, и пафос его романа «В дни кометы» состоял как раз в том, чтобы урезонить тех, кто стремился повоевать.

«Мы могли бы предупредить эту войну. Любой из нас, пожелавший высказаться откровенно, мог бы предупредить её. Нужно было только немного откровенности. Но что мешало нам быть откровенным друг с другом?» — Уэллс пишет об этом с некоторой горячностью, будто он сам виновен в ещё не начавшейся войне и теперь раскаивается.

В кульминационный момент романа его герой оказывается в поле, на котором цветут маки, а в классической литературе эти цветы являются символом памяти жертв вооружённых конфликтов, к примеру, Гомер сравнивал недолговечный маковый цвет с погибшими на поле боя воинами.

Эти цветы также считались напоминанием о «цикличности» Вселенной и несли обещание новой жизни. В романе Уэллса новая жизнь началась в результате чуда: прилетела комета, задела Землю своим газовым хвостом — и не стало на Земле места злобе, вражде, зависти и обману. Наступило царство счастья, добра и справедливости. Вот только жаль, что всё это произошло в фантастическом романе, а на Земле в августе 1914 года всё-таки началась мировая бойня, от которой писатель так старался уберечь человечество.

Но неожиданно фантазии писателя были реализованы в России, хотя и не совсем так, как он предполагал. Уэллс был сторонником фабианского социализма. Он считал, что преобразование капитализма в социалистическое общество должно происходить постепенно, в результате институциональных изменений. Уэллс свято верил, что возможно воздействовать на капиталистов так, чтобы у них проснулась совесть и они перестали бы эксплуатировать простой народ. Но в России не стали ждать, когда капиталисты перевоспитаются, в октябре 1917 года объявили об отмене частной собственности и взяли курс на построение социализма. При первой возможности Уэллс помчался в революционную Россию, чтобы своими глазами увидеть, каким образом в России начали сбываться его мечты.

Писатель прибыл в Петроград в сентябре 1920 года. Уэллса удивило то, что, несмотря на разруху, в Москве и Петрограде продолжали работать театры, художники продолжали писать картины, а учёные — делать уникальные открытия. Уэллс обнаружил, что большинство писателей нашли работу по выпуску русской Энциклопедии всемирной литературы: «В Англии и Америке выпуск серьёзной литературы по доступным ценам сейчас фактически прекратился «из-за дороговизны бумаги» … В умирающей с голоду России сотни людей работают над переводами; книги, переведённые ими, печатаются и смогут дать новой России такое знакомство с мировой литературой, какое недоступно ни одному другому народу».

Путешествуя по нашей стране, писатель понял главное: Россия попала в беду не в результате большевистской революции, а вследствие мировой войны и аморальной деятельности российских капиталистов. «У правителей России, — писал Уэллс в книге «Россия во мгле» («Russia in the Shadows»), — не хватило ни ума, ни совести прекратить войну, перестать разорять страну и захватывать самые лакомые куски, вызывая у всех остальных опасное недовольство, пока не пробил их час. Они правили, и расточали, и грызлись между собой, и были так слепы, что до самой последней минуты не видели надвигающейся катастрофы».

Далее Уэллс делает удивительный вывод, что в той ситуации в России «была лишь одна организация, объединённая общей верой, общей волей, общей программой; это была партия коммунистов…»

Уэллс ещё и потому поверил в новый путь России, что был приверженцем планового хозяйства. Ещё в 1914 году в романе «Освобождённый мир» («The World Set Free») он ругал капиталистов за то, что у них не существовало никакого плана для правильного распределения огромного богатства. «Риторика, консерватизм, неслаженность, слепота, бездумность, творческое бесплодие — вот что характеризовало все правительства тех лет», — писал Уэллс.

Весной 1934 года писатель побывал в США, где был совершенно очарован «Новым курсом», который проложил президент Рузвельт. «Новый курс» — это экономическая программа, основанная на перераспределении доходов путём увеличения налогообложения крупных корпораций и принятии ряда законов по соцобеспечению бедных слоёв населения. Главной задачей Рузвельта было спасти страну от тяжелейшего системного кризиса, терзавшего Америку с конца 1920-х годов, и в результате жёсткого курса, проводимого правительством, безработица в США действительно уменьшилась, и даже начался медленный, но верный экономический рост.

Россия тем временем приняла уже второй пятилетний план. Возникли новые мощные индустриальные центры и отрасли промышленности: химическая, станко-, тракторо- и авиастроительная. Наша страна превращалась в индустриальную державу.

Уэллс и Рузвельт провели за беседой вечер в Белом доме, и писатель нашёл поразительное сходство между Вашингтоном и Москвой. Два государства отличались по методам, однако цели, к которым они стремились, «были совершенно одинаковыми и заключались в организации крупномасштабного производства». Поэтому писатель решил свести их вместе. Он скромно подумал: «Если Сталин такой способный, каким я его начинаю считать, то он должен видеть многие вещи так, как их вижу я». Сталин принял Уэллса 23 июля 1934 года в Кремле. Лондонский мечтатель призвал Сталина отречься от Маркса, забыть устаревшую чепуху про классовую борьбу и немедленно создать вместе с Рузвельтом мировую социалистическую систему. Но Сталин родства не признал: по его мнению, частная собственность и плановое хозяйство были несовместимы.

Мечты Уэллса о создании «золотого века» окончательно рухнули с началом Второй мировой войны, ведь оказалось, что многие американские капиталисты, в том числе Генри Форд, которого он так нахваливал Сталину, финансировали военную машину Гитлера. Но ещё больший шок писатель испытал, когда узнал о том, что американские самолёты сбросили атомные бомбы на японские города Хиросима и Нагасаки. Ведь это именно Уэллс в романе «Освобождённый мир» предсказал изобретение атомной бомбы. Можно себе представить, как больно было писателю воспринимать вести о том, что его самые ужасные пророчества сбылись.

Герберт Уэллс умер 13 августа 1946 года в Лондоне. В предисловии к изданию «Войны в воздухе» 1941 года Уэллс написал, что его эпитафией должна стать фраза «Я вас предупреждал. Проклятые вы дураки (I told you so. You damned fools)».

Пока «золотой век» так никто и не построил…

Владимир МАРОЧКИН.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: