slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Скандал, опять скандал…

Бумеранг возвращается

Театральное сообщество лихорадит. Разгорается скандал в театре Ермоловой, о чём наша газета сообщила в новостной подборке прошлого номера. Уволенные актёры в поисках справедливости намерены обратиться к президенту Путину. Ещё один ведущий столичный театр — и вновь серьёзнейшие проблемы. Первой в открытом письме Путину забила тревогу основательница МХАТа имени Горького. Народная артистка СССР, кавалер всех степеней ордена «За заслуги перед Отечеством» попросила главу страны изгнать торгашей из Московского художественного академического театра имени Максима Горького, избавить русский театр от торгашей и балагана («Слово» № 13 / 2021).

О порядках, царивших в театре Ермоловой в беседе с корреспондентом Комсомолки поведала актриса Елена Бурханова-Калинина, которая тоже попала под недавние сокращение:

— У нас на сцене играют приглашенные актеры, причем необязательно это звёзды. Они получают за один спектакль в разы больше нас, штатных, — рассказывает актриса. — Очень много «разовых» постановок. Выпускают спектакль и снимают его через пару показов, хотя деньги были потрачены. На постановку одного спектакля в среднем уходит 8 миллионов рублей. Чем больше таких спектаклей-однодневок, тем удобней «осваивать» бюджет. А мы попадаем под сокращение из-за «сложного финансового положения театра».

У нас есть проект «Кино на сцене». Это когда актёры сидят перед зрителями и читают сценарии фильмов, например, «В джазе только девушки» или «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещён». В этом проекте заняты приглашенные Тимофей Трибунцев, Юлия Пересильд, Анна Ардова, Александр Филиппенко, Иван Ургант, Данила Козловский, Александр Семчев... Они получали по 75 тысяч за одно выступление. У Виктора Сухорукова, Юлии Рутберг контракт в «Кино на сцене» чуть выше – 80 тыс 500 рублей. Мы не против того, чтобы в наш театр приглашали звёзд, тем более это хорошие артисты. Но когда штатные актёры сидят без работы, и их по этой причине увольняют, как мы можем к этому относиться? Конечно, всё это удивляет.

Мы — профессионалы с высшим образованием, сыграли огромное количество главных ролей, не нужны. В основном на сцену выходят артисты, с которыми заключаются срочные и разовые договоры от 110 тысяч до 1 миллиона 700 тыс. Мы сделали сравнительный анализ с другими московскими театрами, таких расценок нет ни у кого. Это цифры можно найти на сайте Госзакупок.

Думаю, основные деньги идут не от продажи билетов, а от сдачи помещений в аренду. Мы находимся в самом центре Москва, напротив Кремля, — Тверская, 5. Несколько этажей сдаются в аренду. Это деньги театра, хотя такое впечатление, что наше руководство считает их личными. Плюс мы получаем бюджетное финансирование от города, по нашим данным, это порядка 400 миллиона рублей в год.

На сайте Госзакупок мы обнаружили контракт Олега Меньшикова, заключенный на период с 1 января 2020 по 31 июля 2021 года (примерно полтора года), на сумму более 24 миллиона 353 тысячи рублей. В это время Меньшиков был нашим директором. Договор с ним заключал его тогдашний заместитель Сергей Кузоятов. То есть подчиненный Меньшикова Кузоятов покупает у своего начальника его услуги артиста на 24 миллиона рублей. Сразу хочется спросить: а что, так можно было? — задаётся вопросом актриса.

А НТВ в передаче «Ты не поверишь!» всех огорошила сообщением, что «за наведением порядка» в Ермоловке стоит Сергей Кузоятов, который недавно стал директором театра. Олег Меньшиков сложил с себя эти полномочия и остаётся лишь худруком. Кузоятов отметил, что Меньшиков, наоборот, боролся против увольнения артистов. Однако уволенные считают, что Меньшиков всё равно имеет отношение к произошедшей чистке рядов.

Наконец, следует сказать, что к скандалу нынешняя администрация Ермоловки подошла творчески: впервые в истории театр надумал подать в суд на уволенных актёров. Театральный критик Марина Тимашева в разговоре с «360» не смогла вспомнить похожих прецедентов, когда театр подавал в суд на своих актеров. Она выразила уверенность, что события в Театре имени Ермоловой не могут быть пиар-ходом, на которые в последнее время с охотой идут многие режиссёры. Подобная реклама Олегу Меньшикову не нужна, тем более что он мог бы привлечь к себе внимание с гораздо меньшими репутационными потерями.

Спусковым крючком, по мнению многих, стала жалоба артистов президенту России. Лейтмотив обращения — несправедливые увольнения и неоправданные траты. В ответ раздаются оскорбления в профнепригодности и иждивенчестве. Мнения богемы разделились, но решать всё будет не она, а суд. Впрочем, не исключено, что стороны ещё могут примириться, считает адвокат Евгений Розенблат. Чтобы оценить перспективы судебного разбирательства, нужно посмотреть, какие именно утверждения будут оспорены, пояснил адвокат. «Но законодательство предусматривает практически на любом этапе разбирательства заключить мировое соглашение на любых не противоречащих закону условиях. Стороны могут примириться, даже не дожидаясь суда», — заключил он.

 И если скандал в Ермоловке спровоцирован прежде всего финансовыми махинациями, то последние события в театре Российской армии показывают, что в погоне за «хайпом и баблом» наша «творческая элита» потеряла все ориентиры. Общественному совету при министерстве культуры РФ, который по словам его председателя Михаила Лермонтова намерен заняться проверкой репертуарной политики театра, будет чем заняться («Слово» № 15 / 2021). И если в «Современнике», одна из главных героинь спектакля «Первый хлеб» в исполнении Л. Ахеджаковой, в своём пресыщенным безобразным матом монологе буквально плюнула в душу всем поколениям ветеранов, то армейцы бьют по больному уже нашим современникам.

ТГ-канал «Неудаща»: Самая абсурдная новость этого месяца — в Центральном Академическом театре Российской Армии (!) дают спектакль «Преступление и наказание (Раскольников/Галявиев)» молодого режиссёра Александра Плотникова... (Пояснение: в образе героя Достоевского выведен казанский психопат Галявиев, расстрелявший в школе 9 детей и учительниц). Мало нам безмозглых малолетних дур, собирающих деньги этой мрази и пишущих слезливые романтические рассказы про свои чувства к убийце, теперь попытками оправдать жестокий расстрел беззащитных детей подключились потерявшие остатки совести так называемые «деятели культуры». Это не только кощунственно и подло по отношению к погибшим детям и их родным. Это самое настоящее оправдание терроризма, героизация убийцы и пропаганда насилия, которые льются на зрителей не откуда-нибудь, а со сцены принадлежащего Министерству обороны РФ учреждения. Призываем своих читателей из числа людей с табельными лицами обратить внимание и на режиссёра Плотникова, и на покрывающую его замдиректора по развитию театра Авимскую, потому что следующим после Галявиева пойдут Дудаев, Басаев, Хаттаб и другие террористы, виновные в смерти сотен и тысяч людей, а там и до реабилитации Гитлера уже рукой подать.

Председатель Комиссии Совета

Федерации по информационной

политике Алексей Пушков:

«Что-то глубоко не так с нашим театральным искусством. Бузову толкают на роль чуть ли не главной актрисы страны. Не в силах создать что-то своё, паразитируют на классике, извращая её и низводя до собственного уровня. А теперь копаются в психопатологиях убийц детей, пытаясь подтащить их под философские дилеммы Достоевского. Причём такое — в Академическом театре Российской Армии?? Выходит — так. Прежние критерии подверглись беспощадной неокультурной хирургии: отныне главное — похайповее и поскандальнее. На искусство «неотворцы» не способны. Только на низкопробный плагиат и скандал. А другие режиссёры у нас есть?».

Депутат Мосгордумы,

журналист ВГТРК Андрей Медведев:

«Я подумал, что это ошибка. Ну не может быть такого, чтобы в Театре Советской Армии происходило такое. Но нет... «Режиссёр хотел бы соотнести мысли и действия убийцы детей в Казани с мыслями Раскольникова из «Преступления и наказания». Он находит параллели в их отношении к матери, к людям, похожесть мыслей сегодняшнего антигероя из Казани и Раскольникова». Первый вопрос, конечно: а вы точно читали Достоевского? Точно помните, какой вопрос ставит перед собой Раскольников? Ну со школы же вот это «тварь дрожащая или право имею». Схожесть мыслей и параллели. Давайте, точно, сделаем спектакль про духовный поиск казанского упыря. Как водится, на государственные средства. И важно, Раскольников-то, в конце приходит к чему? К Евангелию. А казанский упырь? А его бесы корчат. Можно было бы ещё Раскольникова и Саида Бурятского сравнить. Опять же через духовный поиск. Чего стесняться».

Историк,

радиоведущий Армен Гаспарян: «В очередной раз задам неприятный вопрос. Где реакция хоть одного члена комитета по культуре Госдумы?».

Служба информации «Слова».

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: