slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Валентину Сорокину — 85!

Валентин Сорокин

Валентин Васильевич Сорокин [хутор Ивашла Башкирской АССР, 25.07.1936] происходит из знаменитого на Урале казачьего рода, из многодетной семьи лесника. Отец был участником Великой Отечественной войны, разведчик, домой вернулся инвалидом. Предки поэта сражались на Куликовом поле, а сам Валентин Сорокин автор многих эпических поэм — «Дмитрий Донской», «Евпатий Коловрат», «Бессмертный маршал» (о Георгии Жукове), «Красный волгарь» (о Степане Разине), «Бунт» (о Емельяне Пугачёве), «Палестинец» и др. Первые публикации стихов появились ещё в пору отрочества. Юность и молодость — 10 лет работы в 1-м мартене Челябинского металлургического завода.

Первые книги «Мечта» (1960) и «Я не знаю покоя» (1962) выходят на Урале. В 1962 г. по рекомендации Леонида Соболева, Бориса Ручьева и Василия Федорова Сорокин вступает в Союз писателей СССР. В 1963–1965 гг. учёба на Высших литературах курсах. Впоследствии Валентин Васильевич будет 31 год руководить ВЛК (1983–2014). В саратовском журнале «Волга» в 1965–1967 гг. Сорокин заведовал отделом поэзии, затем ведет отдел очерка, публицистики, поэзии в журнале «Молодая гвардия» (1967–1970), главном рупоре «Русского Возрождения». В 1970–1980 гг. Валентин Сорокин — главный редактор «Современника», издательства, где вышли лучшие произведения русской национальной литературы, в том числе и сборники репрессированных поэтов — Павла Васильева, Бориса Корнилова и др. Книга очерков Валентина Сорокина «Крест поэта» посвящена трагическим страницам русской литературы в ХХ веке.

Богатое, многогранное, самобытное, любимое подлинными ценителями слова творчество Валентина Сорокина отмечено премией Ленинского комсомола, Государственной премией России, Международной премией им. М.А. Шолохова, Всероссийскими премиями Сергея Есенина, Н. Гумилёва, А. Твардовского, Д.Н. Мамина-Сибиряка и др. Стихи Валентина Сорокина переведены на многие европейские языки, на арабский, японский и хинди. Поэзию Валентина Сорокина высоко ценили Александр Макаров, Михаил Львов, Людмила Татьяничева, Юрий Бондарев, Пётр Проскурин, Олег Михайлов, Иван Акулов, Юрий Прокушев, Борис Можаев, Николай Воронов, Виктор Петелин, Лев Скворцов, Михаил Числов, Алексей Казаков, Александр Бобров, Владимир Бондаренко и др. Творчеству поэта посвящены работы литераторов нового поколения, о его книгах писали Иван Голубничий, Максим Замшев, Лидия Сычёва, Михаил Бондарев, Нина Попова, Наталья Алексютина, Михаил Крупин, Елена Пустовойтова, Олег Малинин, Елена Дубровина, Владимир Веретенников, Ирина Ушакова, Сергей Алабжин и др.

Редакция «Слова»  сердечно поздравляет выдающегося русского поэта Валентина Васильевича Сорокина с Днём рождения, желает ему здоровья, благополучия и новых стихов, которых всегда ждёт читающая  Русь! Многих счастливых дней! 

ТОСКА ПО КРЫЛЬЯМ


Чего судьба мне только не давала,
А жизнь моя, как прежде, нелегка.
…Оплаканные синью перевалы,
Наполненные солнцем облака.

Красавицу уже не покорю я,
В дому Кащея не взломаю дверь…
Вот сяду под скалой да погорюю,
Подумаю, что делать мне теперь.

И, подсмотрев, как снова я не плачу,
Седой Урал, по-стариковски прост,
За молодость, не знавшую удачи,
Преподнесет озёрный ковшик звёзд.

Он скажет громко: — Выбирай любую! —
Но я устало руку отведу.
Ведь я ищу не просто голубую,
А самую бессмертную звезду.

В полночный час
над луговым простором,
В горах дремучих, где шумит река,
Её, наверно, видел только ворон
Да ветер, пролетевший сквозь века…

ИОАНН ГРОЗНЫЙ


Посвящаю Александру Тарасову

Когда престольный, мрачный Иоанн
Учил бояр единству и подмоге,
Он, Курбский, со двора нырнул в туман —
Храп скакуна и цокот по дороге…
Кометы звонко падали во тьму.
Травой шуршала ведьма на поляне.
О, долго ли мерещились ему
Ордою разобщенные славяне?
Пусть это было в давние года,
Но и сегодня в нас не вспыхнет жалость:
Измена одинакова всегда,
В какой бы модный фрак не наряжалась.
Закрыли тучи перед ним зарю,
Рассветный луч в его глаза не брызнет.
Он бросил вызов — не государю,
А доброй, всепрощающей Отчизне.
…Сухой прищур и бледное лицо.
А там, в Москве, перед толпою босой,
Царь, восходя
на грозное крыльцо,
Карающе выбрасывает посох.
И молвит он, державно клокоча:
— Святую Русь храните непрестанно! —
И плещутся
по лезвию меча
Косые крылья красного кафтана.
Лисицей шнырет по селеньям тать
И блудит — от монголина до перса…
Доколе душу мыкать и топтать
Хвастливым и коварным иноверцам?
Да отпоет их карканье ворон.
К отмщенью, братья славные,
к отмщенью.
А кто не с нами — убирайтесь вон,
И нет вам ни возврата, ни прощенья!


ЗДРАВСТВУЙ, МОСКВА!


Москва,
Соборов золотые главы,
Сиянье звезд и уличный прибой.
Наследник русской доброты и славы,
Впервые
Я стою перед тобой.

Я слышу топот,
Бешеные гики,
Я вижу: дым клубится, как буран.
В каких холмах теперь ржавеют пики,
Еще, наверно,
Теплые от ран?

У стен твоих,
По древнему закону,
Раздумчивую голову склоня,
Крестился полководец на икону
И трогал
Тонконогого коня!

И шёл народ
В сермяге длиннополой,
Огнем сметая недруга дотла.
И от Кремля до мутного Тобола
Раскачивали
Стон колокола!

Здесь мой отец
Рабочим и солдатом
За славный цех, за молодость, за полк,
Прикрыв глаза, в обнимку с автоматом
В сугробе окровавленном
Умолк...

Ты в каждом доме
Отворяла двери,
Жила, как мать, в простой моей судьбе.
Кто говорит:
«Москва слезам не верит!»
Нет, веришь ты,
Я знаю по себе.

Пусть в дележах корон,
Чинов, регалий
Взлетал кистень и посох у виска:
Кого-то возводили и свергали,
А ты на них
Глядела свысока.

Хоть всю страну
Сегодня опроси я,
Любой твой сын ответит не юля:
Покуда ты стоишь — стоит Россия
И правильно вращается Земля!

МНЕ ГОВОРИТЬ


Мне говорить о Родине — как петь,
Как тысячу слепых врагов иметь,


Да, тысячу, да, тысячу врагов
С грохочущих заморских берегов,

Где царствует и золото, и ложь,
Уравновесить — на весы положь!

Мне говорить о Родине — как петь,
Как миллион товарищей иметь.

Кровь русская недаром пролилась
И на востоке пламенем взялась.

На западе знаменами взошла,
На севере снега зарей зажгла.

На юге заалела, занялась,
Кровь русская недаром пролилась.

Мне говорить о Родине — как петь,
Как звонкий лук, как тетиву иметь —

И поверять сквозь лающую мглу
Великой речи грозную стрелу!..

РУССКИЙ ВКУС


Нам, русским, квёлость незнакома,
У нас издревле вкус такой:
Весна — с капелью, с ливнем, с громом,
Зима — с морозом и с пургой.

Брататься — радости и беды
Делить жестоко на двоих,
А воевать — так до победы,
До смерти недругов своих!

КАЗНЕННЫЙ ПОЭТ


Памяти Павла Васильева

Славянский лоб, сибирской хватки сила,
Волос весёлых вьющаяся прядь…
Зачем тебя упрятала могила,
Неужто не наскучило стрелять?

Та кровь и ныне у ворот стучится,
Она лилась обильнее дождя
На липкий плащ
полночного убийцы,
На мраморные статуи вождя.

Которому со всех полей России,
Как нищие, как жалкие слепцы,
Сказания и оды приносили
Обманутые временем творцы.

А ты от копей, где червонцем грезил
Промышленник во сне и наяву,
Гнал табуны широкогрудых песен
Кандальною дорогой на Москву.

Храпел рысак, и тяжели взмахи,
Клубились перевалы и леса.
И многодумно щурили казахи
Раскосые кыпчатские глаза.

Хмелело в бочках свадебное лето,
Наследника пророчила родня…
Но шевельнулось дуло пистолета
Змеиный холод в сердце уроня.


И на заре тебя свезли без гроба,
Без женских ласк, без материнских слёз,
Лишь ветер горя, немоты и злобы
Листву забвенья стряхивал с берёз.

И над страной удушья сатанели,
Наплескивая страх и канитель,
Седые полы маршальской шинели,
Как будто крылья ворона в метель!

СТАЛ Я ЗАМЕЧАТЬ


Стал я замечать, в судьбе пустой
Внешний вид претензией подкрашен:
Человек талантливый — простой,
Человек бездарный — часто важен.

Не звени медалями, дурак,
Зверя не буди, не гневай Бога.
Лживая награда — это брак,
Честная, скажите, разве плохо?

Я входил в призвание, как в лес,
Дедовский, отцовский,
волновался!
К егерям маститым я не лез,
Браконьерам я не поддавался.

Лося ли от пули уводил,
Оберёг ли журавля в болоте, —
Был один и ныне я один,
У седых страданий на работе.

И когда ордынская гроза
Разбивает молнией вершины,
Плачут и кричат мои глаза,
Думы движутся, несокрушимы.

Грудь болит, а впереди сумёт,
Что награда, если вся награда —
Кровь России,
тем, кто вдруг поймёт,
Ну а не поймёт, так и не надо!..

ЗА МОЛИТВАМИ ОДИНОЧЕСТВА


В нужде я и в бедах рос,
Без войн не бывало дня.
Спасибо тебе, Христос,
Что ты уберёг меня.

Мы, русские, взяты тьмой,
Мы гибнем, а не враги.
Бессмертный защитник мой,
Детей моих сбереги.

И той не скупись помочь,
Чья нежность всегда со мной.
К ней сердце летит сквозь ночь
Над раненою страной.

Упал, надломившись, друг,
Я слышу, на трассе вновь
Не листья шумят вокруг,
А льётся с деревьев кровь.


Такой на земле мороз,
Такая шальная мгла.
Один ты у нас, Христос,
И воля твоя светла.

О, русских теснят окрест
И двигают на убой,
Но мы пронесём свой крест
Межзвёздной твоей тропой!..

ОБМАН СКВОЗЬ ТУМАН


Вот я, российский гражданин,
Шокирован чудесьями,
Что на экраны не один
Народ не пустят с песнями.

Там только водка, секс и грипп,
Для голых счастье с бедствием.
Шаляпин, видимо, погиб,
Русланова под следствием?

Народы наши сквозь туман
Идут по тракту узкому,
А диссидент и графоман
Нас учат слову русскому!

СЛЫШУ ГУЛ


Это ль человеческая милость,
Где искать опору и ответ:
Верили в судьбу, а получилось –
Мать, не защищенная от бед.

Это кто играет с нами в прятки,
Это кто улыбчиво и зло
Продаёт избу её и грядки,
Братские могилы и село?

Разве я в мартене, на Урале,
Мог подумать, укрощая сталь,
Что кремлёвцы острова продали,
Синеву славянскую и даль.

Будто бы в мистическом тумане
Вместо белокрылых лебедей
Обезьяны пляшут на экране,
И трясут хвостами средь людей.

То продажа, то перепродажа,
Рыночник твою ломает дверь,
Некому пожаловаться даже
И Москва — сплошной Содом теперь.

Землю деды кровью оросили,
А враги за вилловый уют
Заменяют жителей России,
Славу и молитву продают.

Слышу гул грядущей непогоды,
Встаньте,
встаньте у ворот страны,
Иоанна Грозного народы,
Века двадцать первого сыны!

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: