slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Прозрение. Кто готов войти в ОНФ

Землю Ивану дали быстро. Ни волокиты, ни хождения по кабинетам, ни лишних бумаг – ничего не было. Когда у него спрашивали: сколько взяток дал, он ответил: «Взяток берут пчёлы», — и уходил. За работу на своей земле принялся сразу. Копал без устали. Делал грядки, покупал рассаду. Нашёл брошенные дачные участки под высоковольтными проводами, рыл малину, как бульдозер. А под проводами она — в два человеческих роста. Посевную закончил, стал полоть, поливать. А воду таскал вёдрами из дальнего водоёма — котлована. Говорят, для дороги грунт брали – остались котлованы.
Талые воды заполнили их. Чайки, утки занесли икру – развелась рыба. Но Ивану не до рыбы. Не может он, как те бездельники, с удочкой целый день сидеть ради одного-двух карасиков. Он урожая ждёт. А виды на урожай явные. Первой зацвела земляника, завязались и стали наливаться соком ягоды, вылезла картошка, пошла капуста. Огурцы и помидоры накрывал плёнкой с дугами. Утром открывал с одного края, вечером – с другого. Как за малыми детьми ухаживал.
И всё у него было бы, если бы не «бы». Как-то сосед песок привёз, и тяжеленный «КамАЗ», разворачиваясь, прямо по картошке проехал. Две борозды по всей длине превратились в асфальт. Земляника пошла. Люди снуют туда-сюда. Гастарбайтеры толпами ходят, работу ищут. Каждый по ягодке — и нет ягод. Может, стаканчик для себя собрал, и тот отдал соседской девочке. Огурцы и помидоры постигла та же участь. Даже плети огуречные по дороге стелились. Хорошо, что яблони урожая не дают: посадил только. А взялись, буйно зазеленели, глаз радуется.
Как-то друзья приехали. Шашлыки, пиво, водочка. Разложились, но уютной и дружеской встречи не получилось. Чужие, незнакомые люди идут по привычке через участок. Кто-то заговорит, кто-то закурить, то прикурить попросит. Кому-то налить приходится. Само по себе получается. Не состоялась встреча. Иван даже разговор друзей услышал: «Не дача, а проходной двор». Скоро все разъехались.
Ближе к осени почти всю картошку вырыли. Крупную собрали, а мелочь осталась желтеть на грядке. Редко, где картофелина с куриное яйцо виднелась. Половину капусты срезал, на балкон перевёз, а другую половину в следующую ночь неизвестные срезали. Тяжёлый труд на дачном участке не принёс ни радости, ни удовлетворения. Одна печаль. А нет большей беды, чем печаль.
* * *
Этой же осенью Иван поставил забор. Деньги на автомобиль копил. Но понял, что без хорошего забора порядка на дачном участке не будет. Он всё делал крепко и основательно. Перечитал книг чёртову дюжину по теме «Дом и усадьба». И забор по всей науке сделал, чтоб затенённые участки для малины и чтоб ветер свежий продувал территорию. Всё учёл, даже части света по полярной звезде определил. И подумал тогда ночью: «Они там, наверху, спорят, по какому времени нам жить: то ли по-летнему, то ли по-зимнему». И сам себе громко ответил: «То ли оно зимнее, то ли оно летнее, но тень в 12 часов дня, то есть в полдень, должна точно на север падать. Вот по этому времени нам жить надо. А то ералаш какой-то».
С весны всё пошло совсем по-другому. Хорошо пошло. Друзья стали приезжать чаще. А Миша Островский детский уголок устроил: качели, песочница и горка. Дети и внуки резвятся. Олег, друг детства, стол для настольного тенниса установил, пластиковую крышу соорудил. Всё легко, просто и прочно.
Иван всегда рад гостям. А они с пустыми руками не приезжают. Из Воронежа виноград привезли. Разросся буйно – глаз радуется. А он над грядками колдует. Всё цветёт и пахнет, и за всем уход нужен. Но труд – в радость.
Однажды утром Иван обошёл с обеих сторон свой участок. И любовался, и радовался красоте и уюту своего уголка. Вдруг молния-мысль ударила ему в голову: «Боже мой! Господи! Моя дача – это же моя Родина. Россия моя! ЗАНАВЕС! Нужен занавес да не железный. Стальной занавес на пять лет, чтобы навести порядок. А потом ещё три года открывать постепенно, чтоб резьбу не сорвало». Дальше он стал рассуждать о том, что даёт нам наша полная открытость. Первое, наплыв мигрантов. Вот они, сотни каждый день перед глазами. Ни одного мастера он не знает и не видел. Они умеют только рыть траншеи, канавы, ямы. Сюда они везут наркотики, болезни, воруют, грабят. Добытые разными путями деньги отправляют к себе домой. Итог: от них убытков гораздо больше, чем пользы.
Второе: деньги миллиардами уходят за рубеж и работают там против нас.
Третье: опасные преступники скрываются за границей. По радио слышал, какой-то Дуров наехал на полицейского и спокойно улетел на Запад. А его товарищ прокомментировал: «У Дурова столько денег, что ему ваша Россия не нужна». От нашей беспардонности и открытости все наши беды.
* * *
Иван стоял, потрясённый, обняв обеими руками голову. «Занавес. Стальной занавес спасёт и возвеличит нашу Родину». Дальше мысли роились в беспорядке. Вопли либералов здесь и там. Повопят и перестанут. А договоры, а ВТО. Подождут. А продукты. Да обратись президент к своим крестьянам – накормят не хуже западной химии. А когда Иван успокоился, вслух произнёс: «Не бойтесь, Владимир Владимирович, никто не рыпнется». А высоко в небе, за облаками, пролетел истребитель.
 
Пётр Кузнецов.
пос. Пироговский,
Мытищинский район.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: