slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Провинившаяся академия

Реформа РАН – проблема по-прежнему актуальная, теперь судьба нашей науки – одна из самых обсуждаемых в СМИ и в академических институтах тем. Можно даже сказать, что это главная сенсация жаркого лета 2013 года.
Многое в проекте вызывает недоумение, стихийное неприятие и реакцию отторжения даже у тех, кто всегда отстаивал необходимость реформы. Происходящее чем-то напоминает горбачёвское «ускорение научно-технического прогресса», ставшее этапом на пути к трагической гибели всей системы. Надо отдать должное разработчикам: сегодняшняя кампания умело организована – акция захвата планировалась заранее и в режиме строжайшей секретности от тех, кого она непосредственно касается. Предусмотрели многое – даже «кнут» и «пряник» для академиков. Обыватель должен ужаснуться: по мнению властей, худшую ситуацию, чем мы имеем сегодня, трудно «спрогнозировать». Академики – циники, их «моральное отношение к вопросу использования площадей и земель» сомнительно. На каждого из них, как выяснилось, приходится по 2 га земли, а их средний возраст превысил 74 года! «Старики», дескать, не только запятнали себя нецелевым использованием имущества, но и не дают молодёжи развиваться. Сразу замечу, что на протестных «гуляниях» и на митинге в Нескучном саду в основном почему-то была академическая молодёжь, что подтверждают репортажи с места событий. Обвинения в адрес академиков напоминают криминальную хронику: полиция обнаружила следы пребывания гастарбайтеров в подвалах президиума РАН, рядом с которым построен элитный жилищный комплекс (ул. Косыгина, 2).
Результаты проверки Счётной палаты пока не переданы в правоохранительные органы – ведь институты возглавляют люди «с именами и регалиями», однако делам можно дать и законный ход! «Пряников», как выяснилось, оказалось два: во-первых, академики получат пожизненную «стипендию» в 50 тыс. руб. (сначала обещали 100 тыс.), во-вторых, члены-корреспонденты в течение трёх лет станут действительными членами. Одновременно «старые» академики (избранные пожизненно) должны будут написать заявления о вступлении в новое обществен­но-государственное объединение – в закавыченную теперь «Российскую академию наук».
Никто не спорит с тем, что РАН не место для бизнеса, хотя сдача в аренду имущества (разрешённая Уставом РАН и официальными документами) помогла в лихолетье выжить институтам и сохранить отечественную науку. Злоупотребления у нас не редкость, об этом мы прекрасно осведомлены, за примерами далеко ходить не надо. Достаточно вспомнить известный «распилград», в котором платят отнюдь не академические гонорары. Нарушениями закона должны заниматься и занимаются правоохранительные органы. Не лучше ли в правовом порядке призвать к ответу виновных, чем разрушать исторически сложившуюся и, добавим, уникальную структуру, обладающую колоссальным научным потенциалом, который будет безвозвратно утрачен? С высоких трибун упоминается, в общем-то, сомнительный критерий – индекс цитирования, якобы катастрофически упавший в последние годы. Но далеко не все публикации РАН «вывешены» в Интернете, не говоря уже о связанных с обороной «закрытых» материалах, которые, естественно, не попадут во всемирную сеть...
Попытаюсь выразить общее мнение. Сложилось впечатление, что всё это отнюдь не главное в реформе, как и судьба научных сотрудников, которая никого не интересует. Не так уж трудно понять, что в реформе не главным являются и результаты научных исследований. Само собой разумеется, что в переходный период реорганизации, которая неизбежно будет сопровождаться массовыми увольнениями, закрытием «неэффективных» институтов, научная работа остановится. Не утешает и то, что ответственность за возможные последствия «прорабы и архитекторы перестройки» РАН самоотверженно взяли на себя. Нет сомнения: кто-то из них только благодаря славе Герострата войдёт в историю России.
Об истинной причине догадываются все, над сложившейся ситуацией смеются, приводя красноречивые примеры, которых вокруг множество. Как известно, многие гуманитарные и негуманитарные институты занимают площади в центральных городских районах, некоторые из них – вместе с принадлежащими им музеями и архивами – обосновались в старинных особняках, которым можно найти более достойное и «эффективное» применение. «Караван идёт», есть от чего появиться «головокружению от успехов» у инициаторов реформы: законопроект оперативно принят уже во втором чтении. Скоропалительно вносятся коррективы и поправки, хотя не всегда в них прослеживается какая-то логика. Так, нас убеждали, что науку надо отделить от управления имуществом, но тут же предложили и.о. президента РАН совместить два поста и на «переходный период» возглавить Агентство научных институтов РАН, которое возьмёт на себя управление собственностью. Он дал согласие и тут же получил утверждение на своём посту. Главное очевидно: «бонусом» для чиновников станут помещения и территории РАН, которые распродадут по уже известным и отработанным схемам. Увеличившиеся, как сейчас всё чаще говорят, «в разы» финансовые потоки, таким образом, перенаправят в соответствующее русло – якобы на благо отечественной науки.
Хотелось бы сказать и о другом. Проект закона предполагает целый ряд нововведений. Так, Госдума одобрила революционную поправку о возможности лишать учёных званий действительных членов РАН (в нынешнем уставе подобная репрессивная норма не предусмотрена). Напомним, что А.Д. Сахаров, с 1953 года академик по отделению физико-математических наук, и в период своей активной диссидентской деятельности продолжал оставаться академиком АН СССР в глухую пору «тоталитарного социализма». За что же теперь академиков будут подвергать репрессиям? Вероятно, за строптивость и несговорчивость, приравненные к противоправным действиям. Не за плагиат же, однако, их гнать – в нём сотрудников академии пока ещё никто не обвинял. В отличие, например, от решающих сейчас и собирающихся решать их судьбу в будущем государственных мужей самого разного разбора и уровня – «остепенённых» исследователей в сфере экономики, социологии, политологии, философии и даже истории, которая, как известно, ничему не учит.
Бывали худшие времена, но и они прошли. В 1928 году в «Правде» была напечатана статья «Академия наук на распутье», в которой перечислялись «контрреволюционные грехи» старых учёных. Говорилось о том, что страна прошла через испытание революцией, но Академия наук сохранилась в неприкосновенном виде с уставом 1836 года, а академик П.Б. Струве – «известный контрреволюционер» – до сих пор не изгнан из её членов. В белоэмигрантской газете «Новое время», выходившей в Белграде, тогда появилась ответная заметка «Провинившаяся академия». Газета выступила в защиту независимости работавших в Советской России учёных: «...наша Российская академия и до сих пор интересуется вопросами, волнующими всё человечество, оставляя на втором плане вопросы, волнующие красных владык Москвы». В том же 1928 году в соответствии с Уставом АН СССР 1927 года (в нём впервые появился пункт, который ныне предлагается восстановить) «ввиду утраты связи с АН СССР» живший в Париже П.Б. Струве был исключён в рамках начавшейся «большой чистки» из академии. Прошло более полувека, и в 1990 году решением общего собрания «известного контрреволюционера», как и других исключённых, восстановили в АН СССР.

Юрий АЗАРОВ.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: