slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Православие - основа русской литературы

Давно, ещё в советское время, я прочитал американскую программу Алена Даллеса о развале СССР. Мы тогда весело смеялись, называли её бредом, несбыточной мечтой проклятых капиталистов. Когда распался СССР и нас, русских, погнали с родных мест, я уже не смеялся, а вспоминал цитаты: «Мы бросим всё, что имеем, всё золото, всю материальную мощь на оболванивание и одурачивание людей». И против этой «мощи» в бывшей империи не нашлось противостояния, потому что нами было повергнуто православие. Не в народе, во власти.

На пути «раскрада и разграба» (слова Солженицына) оказалась только русская литература. Однако силы были неравны, потому что в программе предусмотрено и это препятствие. Ещё цитата: «Литература, театры, кино – все будут изображать и прославлять самые низменные человеческие чувства. Мы будем поддерживать и поднимать так называемых художников, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма». Они нашли «так называемых художников», которые «прославляют, насаждают и вдалбливают».
Мне, учителю, хотелось найти путь нравственного возрождения нации. Не в масштабах страны — я человек маленький, — а на своём рабочем месте, перед классом. Очень своевременно при Департаменте образования прослушал курс лекций «Духовно-нравственное воспитание и преподавание православной культуры в образовательных учреждениях». Путь был определён. Это традиции православия в русской классической литературе.
Тема неисчерпаемая. Успеть бы выработать стройную систему, воспитать бы ученика...
Программа 10 класса. Драма «Гроза». Н.А. Добролюбов, конечно же, заблуждался, радуясь гибели Катерины как социальному протесту. В знаменитой статье нет ни слова о великих традициях русского православия, которому тогда на Руси было уже почти 900 лет. А М.М. Дунаев в своей книге «Православие и русская литература» пишет: «Но в Катерине происходит полное угасание веры, приведшее её к самоубийству». Но духовность, вера в Бога ею были утрачены. Остался только страх. Произошло угасание личности, откат от русских православных традиций. Результат – гибель героини. Под таким углом сегодня анализируется образ Катерины из драмы А.Н. Островского «Гроза».
Русские писатели в своих произведениях оставили нам бесценный клад – православные традиции. Они – в каждом творении. И.А. Гончаров и его роман «Обломов» изучается десятиклассниками с большим интересом: мы сегодня анализируем детали, которые раньше небрежно пропускали. Обратимся к тексту романа. «Штольц был немец только вполовину: мать его была русская; веру он исповедовал православную…». Вот в чём, оказывается, кроется причина любви школьников к Штольцу. И письмо А.П. Чехова зачитываю, и своё мнение высказываю, но по глазам вижу: не верят. А всё потому, что в русских детях генетически заложен православный стержень. Нам его разбудить, выстроить надо. Анализируем роман дальше. Прощаются отец (католик) и сын (православный).
— Ну! — сказал отец.
— Ну! — сказал сын.
— Всё? — спросил отец.
— Всё! — ответил сын.
Отец и сын пожали друг другу руки и разъехались навсегда. И тут, не выдержав, запричитала русская женщина: «Нет у тебя родимой матушки, некому благословить-то тебя… Дай хоть я перекрещу тебя, красавец мой». Вот она русская православная традиция: перед решающим шагом в жизни родители благословляют чадо своё. Андрей Штольц слез с коня и «…обнял старуху… — и вдруг заплакал, пока она крестила и целовала его». И послышался ему «голос матери, возник на минуту её нежный образ». В этом – будущий жизненный успех Штольца видят ученики. Человек он русский и благословение получил по православному обычаю.
При изучении творчества Л.Н. Толстого мы не говорим на уроках об отношениях писателя с церковью. Л.Н. Толстой верил в Бога. Об этом говорит всё его творчество. В «Анне Карениной» семья Облонских пренебрегла нормами православия. В семье разлад, гибель. Наоборот, семья Левина живёт в единстве с природой и Богом. Мир и благоденствие царят в их доме. В «Войне и мире» Наташа Ростова, в 3 часа ночи поднимается с тёплой постели, холодной зимой спешит в церковь и молится, и жизнь, кажется, уже совсем угасшая в ней, возвращается. Но это только внешние, лежащие на поверхности каноны православия. А в «Войне и мире» видно, как Небо и Бог пронизывают весь великий роман. Мыслитель и гуманист через традиции русского православия говорит со всем человечеством. Обратимся к роману.
Андрей Болконский на Аустерлицком поле. Он тяжело ранен. Над ним Небо. Там вечный покой. Здесь, на земле – кровь, грязь, суета. А ведь автор только приоткрыл нам Небо. Вспомним Небо над Бородинским полем. Оно плачет, поливая дождём всех убиенных: и русских, и французов. Наконец, зимнее Небо в лесу. Еле живые французы приковыляли к костру. И русские православные люди жалеют врагов своих, согревают и кормят. А высокие звёзды мерцают и будто шепчут людям о мире. Мир на земле восторжествовать должен. Вот о чём повествует нам Небо Л.Н. Толстого.
Изучение творчества Ф.М. Достоевского требует огромного умственного и душевного напряжения. Я теперь начинаю с главы «Великий инквизитор» из романа «Братья Карамазовы».
Он посетил детей своих «…именно там, где затрещали костры еретиков». От Него «исходит целящая сила». И слепой прозрел, и девочка встала в гробу. «В народе смятение, крики, рыдания». Этого и боится инквизитор. «Это девяностолетний … старик». Он говорит Ему: «…завтра же я осужу и сожгу тебя на костре, как злейшего из еретиков». И инквизитор искушает Его, заключённого в темницу. Сын Божий отверг сытую жизнь, чудо и, самое главное – власть. «…Ты бы мог взять меч кесаря», — шепчет инквизитор и ждёт, «что пленник его ему ответит». «Но Он вдруг молча приближается к старику и тихо целует его в его бескровные девяностолетние уста». Это ответ Сына Божия на страдания, пытки, истязания. Старик вздрагивает и говорит Ему: «Ступай и не приходи более… не приходи вовсе никогда, никогда!» Вот он ключ к анализу романов Ф.М. Достоевского и к нашему программному «Преступлению и наказанию».
Бытует мнение, что без греха жизнь прожить невозможно. А Э.М. Ремарк сказал: «Тому, кто совершенен, место в музее». Читайте Н.С. Лескова, и вы убедитесь, что его «Однодум» Александр Рыжов всей своей девяностолетней жизнью по библейским законам доказал возможность совершенства в вере. Да так убедительно, что мы верим и стремимся к совершенству.
Русская литература советского времени продолжила православные традиции великих предшественников, потому что наша литература – это единый, не делимый никакими политическими катаклизмами процесс.
Однажды по радио выступала учительница литературы из Москвы. Она говорила: «Роман М.А. Шолохова «Тихий Дон» в школе изучать не нужно, потому что там слишком много жестоких кровавых сцен». Несчастная. Для того мы и стоим у классной доски, чтобы направить мысли воспитанников. Для того и дал нам в руки ключ великий писатель XX века – русское православие. А носителем веры в романе является Ильинична – идеал жены, матери, хранительницы семейного очага. М.А. Шолохов не только продолжил православные основы русских классиков, но и развил их. Ведь Ильинична не только хранитель и носитель веры православной, но и борец за неё. В диалоге с Мишкой Кошевым она открыто не признаёт новую власть как власть Антихриста. А сцену на бахче мы рассматриваем особенно подробно.
«Наталья…захлёбываясь, прокричала:
— Господи, накажи его, проклятого! Срази его там насмерть! Чтоб больше не жил он, не мучил меня!»
Ильинична живёт в полном единстве с Богом, людьми, миром.
— Опамятуйся! Бог с тобою! Кому ты смерти просишь?!
— Господи, покарай его! Господи, накажи! – выкрикивала Наталья.
Произошёл разрыв с единством мира, потерялась вера, пусть на миг, но плата всё равно неизбежна – смерть жены, матери троих детей.
Тема русской православной культуры просматривается в творчестве М.А. Булгакова, А.И. Солженицына, А.А. Ахматовой, А.Т. Твардовского — у всех русских писателей и поэтов эта тема присутствует и живёт.
Невозможно не вспомнить нашего современного классика писателя Валентина Григорьевича Распутина. Его Настёна из «Живи и помни» ночью при яркой луне подходит к окну, и на её огромном от беременности животе отпечатался крест оконной рамы. Это был знак ей. Но она не вняла ему, потому что живёт в другом, искусственно созданном неправославном мире. В какой из мировых литератур ещё есть такой символ?! Ни в какой. Только в нашей, русской литературе.
Русская православная культура — тот путь, ступив на который, наши ученики выйдут на широкую дорогу к Храму, станут патриотами своей Родины.
Пётр КУЗНЕЦОВ,
учитель русского языка и литературы Пироговской средней школы №19.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: