slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Писатель. Профессия вне закона

Мы живём в странное время: снизу, вместо фундамента, свалка всего, что было прежде, а на поверхности какое-то подобие движения. Правда, непонятно, в какую сторону. Тем не менее, если присмотреться внимательно, из многих нововведений можно извлечь и что-то вполне полезное, способное к развитию в данном направлении. Так, в 2010 году произошло событие, хотя и наделавшее много шума, но до конца, на мой взгляд, недооценённое. Это аккредитация Российского союза правообладателей (РСП), возглавляемый Никитой Сергеевичем Михалковым, на сбор отчислений от продажи записывающей техники и чистых дисков. Тут же, конечно, начались суды
с другими претендентами на то, чтобы собирать этот налог. Но это уже вторично. Главное – произошёл прецедент!

Итак, на что должны были пойти собранные средства? Никита Сергеевич заявлял, что собранные в виде данного налога деньги можно использовать в качестве помощи пожилым деятелям кино. Однако писателям в нашей стране живётся гораздо хуже, чем артистам любого возраста. Именно о тяжелейшем положении писателей в современной России и о том, как можно было бы им помочь, я писала ещё пять лет назад в статье « Легко ли быть писателем?» («Культура», № 8, 2006 г.). С тех пор прошло уже пять лет, но ситуация изменилась лишь в худшую сторону.
В Советском Союзе труд писателей не только неплохо оплачивался, но и был не менее почётен, чем любой другой. Профессиональные литераторы имели свою ведомственную поликлинику, свои дома отдыха, оплачиваемые больничные листы, а творческий стаж членов Союза писателей приравнивался к стажу работников любой другой отрасли народного хозяйства. Сегодня же профессиональный писатель фактически не имеет права даже на рабочий стаж, не говоря уже об оплате больничных листов. Не приходится говорить и о нормальных заработках.
В правительстве несколько лет назад поднимался вопрос о творческих союзах. К сожалению, это обсуждение закончилось ничем. Остаётся вопрос о творческих работниках. Однако, как он может решиться без признания официального государственного профессионального статуса хотя бы тех Союзов писателей, которые возникли на обломках Союза писателей СССР? Если сегодня подобного статуса нет у творческих союзов, являющихся единственными профессиональными, а не общественными союзами для значительного числа работников сферы культуры, то необходимо срочно создать какое-то новое государственное учреждение, например, по типу биржи труда, только для людей творческих профессий, в том числе и профессиональных литераторов.
Почему? Потому что если до 1991 года творческий стаж членов Союза писателей мог засчитываться как трудовой, то с 1992 года стажа для начисления пенсии у писателей уже просто не было. А с введением нового пенсионного законодательства трудовой стаж стал засчитываться лишь на время договора с издательством.
Таким образом, автор может работать над книгой несколько лет. Потом, если ему очень повезёт, заключить договор с издательством, это примерно полгода, пока книга ещё не издана, ему будет засчитываться трудовой стаж. Так о какой социальной защите писателей можно сегодня говорить?
Кроме того, несмотря на огромное количество книг на прилавках магазинов, большинство профессиональных писателей заработать себе на жизнь, не говоря уже на нужды семьи, просто не в состоянии. Причина в том, что книги теперь издаются тиражами в 3—5 тысяч экземпляров, за которые автор получит 10—12 тысяч рублей в лучшем случае. Зачастую рукописи даже очень хороших книг в издательствах не берут, опасаясь, что без рекламы новые книги, тем более малоизвестных авторов, окажутся ненужными. Из всех расчетов следует, что писатель получит примерно 1 доллар в месяц. Так что за три года договора набежит аж 1000 рублей. Единственное, что в такой ситуации радует, — то, что твои книги читают.
И всё-таки не одними же детективами и телесериалами должен быть сыт человек. России и россиянам без книг пока что не обойтись. А будут ли читать хорошие книги новые поколения, зависит прежде всего от руководителей нашей страны. И здесь очень уместно высказывание Джека Лондона в статье «Трагическое и страшное в художественной литературе (1903 г.), где он говорит о том, что в результате развращающего влияния издательских денег великие произведения американской литературы остаются ненаписанными. Прошло больше ста лет, и то же самое происходит сегодня у нас.
Итак, можно ли что-либо сделать для облегчения работы писателей на государственном уровне в настоящее время?
Можно. Причём достаточно легко и просто. При условии определения государственного статуса творческих союзов или, если будет создана какая-то другая, соответствующая задачам сегодняшнего дня, государственная организация, защищающая права творческих работников. Только после этого можно перейти ко второму вопросу, который вроде бы ещё должен обсуждаться на правительственном уровне. Это определение статуса творческого работника в нашей стране.
Но, честно говоря, главный вопрос сегодня состоит лишь в одном: нужны ли государственной системе творческие работники в целом и профессиональные литераторы в частности? Если нужны, то вопрос о трудовом стаже для них на государственном уровне решать необходимо (а без ежемесячной денежной выплаты с учётом современного пенсионного законодательства сделать это невозможно). Кроме того, над новой книгой писатель может трудиться не один год. А на сегодняшний день это расценивается не как серьёзная профессиональная работа, что-то вроде хобби. И хотя писатели, которых когда-то даже называли «властителями дум», зачастую ничем не хуже любых других общественных деятелей в той же Думе, простите за тавтологию, некоторые депутаты могут посчитать ежемесячную даже мизерную выплату творческим работникам излишней роскошью. Тем не менее я могу обосновать свою точку зрения. Приём в члены Союза писателей вполне равноценен защите как минимум кандидатской диссертации.
Таким образом, если придать приёмным комиссиям ведущих Союзов писателей соответствующий статус или создать какой-либо новый государственный орган, выполняющий подобную функцию, а также создать в ВАКе новые отделения для творческих работников, то данный вопрос, вполне решаем. Хотя, в отличие от званий, присуждаемых после защиты диссертационных работ, для звания творческий работник необходимо не менее трёх степеней. И здесь уже не помешало бы наличие аттестационной комиссии. Иначе складывается просто абсурдная ситуация – будущие кандидаты и доктора филологических наук исследуют творчество писателей различных поколений, защищают диссертационные работы, получают соответствующие прибавки к заработной плате в то время, когда большинство профессиональных литераторов перебиваются случайными заработками.
Наверное, кто-то из сведущих чиновников может мне возразить, вспомнив, например, о стипендиях, выплачиваемых писателям Министерством культуры. Ежегодно каждый из Союзов писателей получает определённое количество стипендий для поддержки творческой работы авторов. В Союзе писателей в 2005 году ежемесячный размер этой выплаты на каждого стипендиата равнялся 800 рублям. В нашем Союзе получил её примерно один процент писателей. Так что для того, чтобы каждый член Союза писателей Москвы получил такую стипендию, нужно 100 лет.
К сожалению, той поддержки, которую прежде мог получить любой писатель, член Литфонда Союза писателей СССР, сегодня уже нет. Это касается оплаты больничных листов, льготных путёвок в дома творчества и выплат на социальные нужды. Поскольку деньги на их оплату шли при обязательном отчислении небольшого процента от всех гонораров на счёт Литфонда. При том, что тиражи книг были очень высокими, да и за публикации в газетах и журналах платили неплохо.
Что касается имущества бывшего Союза писателей, то с ним происходит то же, что происходило по всей стране после 1991 года. Оно просто-напросто исчезает. Так, автоматически ушло всё, что находилось теперь уже в странах ближнего зарубежья, нет знаменитой писательской поликлиники в Москве, нет значительного количества домом отдыха и пансионатов.
Однако самым существенным всё же явилось то, что исчезло то самое отчисление процентов на счета Литфонда и выплата денег по больничным листам. Также сократились средства на оказание материальной помощи писателям и одиноким вдовам.
Как член правления Литфонда Москвы и член социально-бытовой комиссии фонда, я знаю об этом достаточно хорошо. Так, например, на субсидию примерно в 1000 рублей ежемесячно в течение одного года из трёх с лишним тысяч членов Литфонда Москвы могли претендовать лишь 10—12 человек, имеющих 1 и 2 группу инвалидности. На следующий год они уже не должны были рассчитывать даже на такую поддержку. Теперь уже нет возможностей и на это.
Можно ли помочь Литфонду, чтобы Литфонд, в свою очередь, мог более активно помогать писателям? Можно. Например, перечисляя какой-то процент от 20% НДС на всю печатную продукцию, введенного в 2002 году.
Конечно, что-то в нашей стране меняется к лучшему. Так, ветераны Великой Отечественной войны, в том числе и писатели, вроде бы стали с недавних пор получать вполне приличную пенсию. Ну, а что же делать всем остальным профессиональным писателям? Тем более что сейчас всё чаще поднимается вопрос о статусе творчества. Причем звание «Творческий работник» может звучать как-то иначе. И, если для артистов и художников, скорее всего, ещё необходимо разрабатывать соответствующие критерии оценки степеней подобного звания, то у писателей они существуют изначально.
Хочется подчеркнуть, что только подобная структура в наше абсолютно коммерческое время, подобно каркасу, сможет поддерживать писателей. Что же конкретно необходимо для этого сделать? Прежде всего создать Аттестационную комиссию по творческим вопросам, государственную структуру, способную при добровольной аттестации писателя или любого другого творческого работника определить, какую степень, можно присудить автору. При этом первичная процедура, аналогичная апробации диссертационной работы, прекрасно может проводиться в существующих Союзах писателей. Правда, для этого все Союзы писателей должны снова стать не только общественными, но и профессиональными организациями.
Степеней звания «Творческий работник» должно быть не меньше трёх с соответствующими ежемесячными, пожизненными выплатами. А, может быть, степень должна быть и более высокой.
Итак, предположим, что, в конце концов, писатель добровольно и даже с радостью прошел самую первую ступень подобной аттестации, после чего ежемесячно начал получать какие-то, скорее всего, не очень большие деньги, с которых будут отчисляться проценты в Пенсионный фонд и, наконец-то, пойдёт постоянный рабочий стаж. А вот издательства его книги не издаёт. И не из-за того, что книги плохие, а из-за того, что магазины их просто не возьмут. Например, издательство «Вагриус» перестало издавать очень интересную юмористическую серию именно по этой причине. С чем же бедному писателю, помимо рукописных текстов, через несколько лет можно обратиться в аттестационную комиссию?
И здесь выход существует. Выход, о котором обычные читатели даже и не подозревают. Это писательский самиздат. Причём чаще всего, весьма интересный. Конечно, трудно ручаться за каждую книгу, изданную подобным образом, но совсем недавно я получила в подарок совершенно потрясающую книгу рассказов, изданную тиражом в 300 экземпляров на спонсорскую помощь, так как при сегодняшнем положении дел редко кто из профессиональных писателей может себе это позволить. Поэтому меня так порадовал Никита Сергеевич Михалков, пробивший брешь в казалось бы непробиваемой стене, ограждающей пока большинство творческих работников от серьёзного внимания на правительственном уровне. И если несколько процентов от уже упомянутого выше 20% НДС на печатную продукцию перечислять не только на социальные нужды писателей, но и на писательский самиздат, то этот вопрос будет вполне решаем. Тем более что многие книги из этого самого самиздата со временем будут вполне востребованы.
И ещё, следует отметить, чего на сегодняшний день лишён писатель, даже если у него достаточный рабочий стаж. Это звание «Ветеран» со всеми положенными ветеранам труда льготами, поскольку это звание у нас обычно труженик получает на предприятии, где он проработал много лет подряд. А у писателей его, извините, нет. Так можно вернуть писателям хотя бы право на 50% скидку при оплате коммунальных услуг. Да заодно и право на дополнительные 20 метров жилой площади, рабочее место у писателя всё-таки именно дома.
И, наконец, пока что поиски новой «сверхидеи», объединяющей всех граждан России, не завершились успехом. Хотя самым естественным образом это делает на огромных просторах нашей страны именно русский язык. Поэтому и далее не обращать внимание на положение профессиональных писателей на своей родине, к тому же имеющих самое прямое отношение к глубинным процессам формирования единства всех народов, населяющих не только территорию России, но и людей, живущих сегодня уже в других странах, просто преступно.
Конечно, в одной статье невозможно обсудить все проблемы профессиональных литераторов в современной постперестроечной России. А их великое множество. Для того же, чтобы эти проблемы хоть как-то начали решаться, необходимо в данном процессе самое активное участие государственных структур. Тем более что информация о создании на правительственном уровне «Агентства стратегических разработок», озвученная недавно Владимиром Владимировичем Путиным, где в разделе «Социальные проекты» упомянуты и писатели, позволяет надеяться на положительное решение многих наболевших вопросов, в том числе и упомянутых в данной публикации.

Татьяна Скобелева,
член Союза писателей Москвы, член правления Литфонда Москвы.

 

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: