slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Париж. Юнеско. Байкал…

Этому отрывку из моего нового рассказа «Портрет», касающемуся моего выступления в штаб-квартире Юнеско осенью 1993 года, необходимо небольшое разъяснение.
Дело в том, что с 3 мая по 4 октября бывшей Иркутской экологической фирмой «Трэк», что в переводе означает «Шаг», была предпринята экологическая экспедиция как раз под эгидой ЮНЕСКО.
Люди из разных стран (непрофессиональные велосипедисты) должны были стартовать в столице Азии Пекине и через пять месяцев достичь столицы Европы – Парижа, преодолев расстояние почти в половину экватора – 16,5 тысячи километров. Не загрязняя при этом окружающую среду. Именно этот основной постулат и предстояло доказать членам экспедиции. Преодолеть огромные расстояния, не нанося вреда окружающей вас природе, как это делают, скажем, машины своими выхлопными газами.

Из стартовавших в этой экспедиции 47 человек из разных стран до Парижа через пять месяцев и один день доехали только четверо. Все россияне, трое из которых сибиряки.
О своём выступлении в штаб-квартире ЮНЕСКО я и предлагаю вам отрывок. Который вполне созвучен и объявленному в нашей стране Году экологии и всемирному Дню Байкала.
Где-то в середине (или чуть позже, поскольку сроки раза два по каким-то причинам переносились) октября состоялась наконец-то наша пресс-конференция в штаб-квартире ЮНЕСКО.
Народу на ней было немного. Человек двадцать, пожалуй. В основном, чиновники экологических организаций из разных стран. Плюс пятеро синхронных переводчиков. И два-три журналиста да один телеоператор с камерой.
В своём десятиминутном докладе («Не более» — как предупредили меня заранее организаторы сего мероприятия) я обозначил, на мой взгляд, весьма простые и очевидные приоритеты. Об энергосберегающих технологиях, о том, что так называемый технократический прогресс, на который уповает почти всё «цивилизованное человечество», это, скорее всего, не прогресс, а регресс. Поскольку природные ресурсы Земли варварски расхищаются и быстро истощаются в угоду немногочисленных стран и людей, живущих в этих странах, желающих жить всё более и более комфортно. Причём достигая комфорта любой ценой. И что даже самый обычный грек из «Древней Греции» был, по моим понятиям, гораздо умнее, образованнее и, самое главное, более приспособленным к жизни в любых условиях, чем нынешний среднестатистический обыватель, который придёт в ужас, скажем, от простого отключения электричества. И не будет знать, что делать и как дальше жить. Древний же человек умел, например, сориентироваться по звёздам в море. Мог развести костёр и приготовить себе пищу…
Кто-то из особо нетерпеливых слушателей (кажется, это был профессор из Германии), перебив меня, спросил:
— Так вы, что же, призываете нас снова к сохе, лошади, в средневековье?!
— Нет, к этому я не призываю, поскольку и сам люблю тёплый туалет, — уверил я своего оппонента. — Но если человечество захочет выжить, ему придётся искать альтернативные, безвредные для природы, энергетические ресурсы, используя энергию ветра и солнца. Придётся подумать и о самых важных, основополагающих для жизни любого биологического вида, в том числе и человека, вещах: чистом воздухе и чистой воде – самом ценном, кстати, на земле минерале. Гораздо более ценном, чем любые драгоценные камни и нефть. Ибо питаться драгоценными камнями и пить нефть, увы, невозможно. Неизбежно придётся задуматься и о чистом воздухе, в большинстве мегаполисов уже почти ставшем ядовитым из-за обилия в них автомобилей с их отнюдь не безвредными выхлопными газами. Поскольку можно, скажем, поменьше есть, но дышать-то поменьше невозможно. Одним словом, человек должен, в конце концов, научиться жить в гармонии с природой. А не насиловать её, как это происходит повсеместно ныне. Перекрываются плотинами могучие сибирские реки. Создаются так называемые искусственные моря – прозванные в народе не водохранилищами, как их называют официально, а «водогноилищами». Безжалостно вырубается тайга. Например, на один какой-нибудь многомиллионный тираж никому не нужного глянцевого журнала порою уходят гектары леса. И примеров подобных, увы, не счесть. А пока, я уверен в этом, поставщиком экологически чистой продукции (в том числе и не модифицированных на генном уровне продуктов питания) может стать Россия…
— Ну вы и фантазёр, молодой человек! – снова перевела мне слова нетерпеливого немецкого профессора, раздутого не только от своего пафоса и значительности, но, по-видимому, ещё от хорошего немецкого пива, говорящая как-то бесстрастно, худощавая, с несчастным лицом бледная переводчица с тонкими бескровными губами. – Что и кому может поставлять Россия, если она почти всё, даже йогурты, закупает сейчас у нас, на Западе?
— По самым скромным подсчётам, профессор Вилли (перед каждым участником конференции стояла карточка, с отпечатанным на ней именем и званием), — продолжил я после его очередного вопроса, — одни только химические предприятия Дюссельдорфа «съедают» почти весь кислород, производимый весьма хилыми лесами Германии. И если бы не существовало, как говорят метеорологи, глобальных переносов воздушных масс, то вам в вашей стране было бы просто нечем дышать. К счастью, на планете Земля осталась ещё пара «лёгких» — это тропические леса Амазонки в Южной Америке и сибирская тайга, не до конца ещё вырубленная по причине своей бескрайности алчными лесорубами. И молите Бога, чтобы на самом деле «железного занавеса», о котором вы все в Европе так долго трубили, не существовало в природном аспекте и жизненно необходимый воздух европейцы получали, в основном, именно из России. Это первый, и самый главный, жизненно необходимый продукт нашего импорта в Европу.
Что же касается чистой воды, литр которой, я в этом также глубоко убеждён, будет стоить в обозримом будущем гораздо дороже нефти и золота, то и здесь Россия на лидирующих позициях.
В Европе из рек и ручьёв уже давно воду никто пить не рискнёт. У нас, особенно в Сибири, такое ещё возможно. Более того, Байкал с его пока ещё чистой, несмотря на старания технократов всех мастей, водой составляет, как известно, одну пятую часть мировых запасов поверхностных пресных вод нашей планеты. И способен один снабжать всё население Земли, в случае необходимости, несколько десятков лет.
Что же касается обмена продуктов, поставляемых Европой в нашу страну, и обмениваемых на обычную бумагу, именуемую «твёрдой валютой», то об этом процессе уже очень хорошо было написано в романе итальянского писателя Альберто Моравия «Чачора». Там есть, кстати, один эпизод, поучительный для многих «бизнесменов», уповающих только на деньги и на их, как им кажется, безграничное могущество. Когда во время войны в очередной раз приехавшей из Рима перекупщице простой крестьянин из небольшой итальянской деревеньки отказывается продавать сыр даже за очень большие деньги.
— Он что у тебя, золотой?! – в сердцах восклицает перекупщица.
— Нет, синьора, он не золотой. Но сыр гораздо дороже золота. Потому что золото вы есть не будете.
Это я к тому, что чистая вода и воздух гораздо дороже всяких йогуртов и бумаги, именуемой денежными знаками. И, к счастью, ценность чистой воды очень многим становится теперь очевидной.
Вот вам лишь один пример. По дороге сюда, в Париж, проезжая по Чехии, в городе Пльзень, на знаменитом пивоваренном заводе мы подарили чешским технологам пятилитровую бутыль с байкальской водой, накачанной с глубины в двести метров. Так чешские пивовары, пообещавшие сварить на основе этой уникальной воды пиво, полдня потом  поили нас своим чудесным пивом и ещё в дорогу загрузили в нашу машину сопровождения несколько коробок своего чудесного продукта разных сортов…
И закончить я хочу своё выступление словами прекрасного французского писателя (я заметил, как английский эксперт – дама, похожая на изнурённую работой худую лошадь, презрительно скривила губы), лётчика и просто очень хорошего, на мой взгляд, человека Антуана де Сент-Экзюпери, которые он так точно написал о воде. Чтобы ничего не перепутать я прочту вам одну или две его цитаты по записочке. Итак:
«Вода! У тебя нет ни вкуса, ни цвета, ни запаха, тебя не опишешь, тобой наслаждаешься, не понимая, что ты такое. Ты не просто необходима для жизни, ты и есть жизнь. Ты величайшее в мире богатство, но и самое непрочное, — ты, столь чистая в недрах земли… Ты не терпишь примесей, не выносишь ничего чужеродного, ты божество, которое так легко спугнуть…»
И ещё одна его цитата. Как видите, я серьёзно готовился к выступлению во Франции, в Париже, воскресив в памяти некоторые изречения одного из любимых моих авторов по его книге «Планета людей».
Я взглянул на профессора Вилли и прочитал будто бы только для него одного:
«Если кто-то мыслит иначе, чем я, он не только не оскорбляет меня этим, но, напротив, обогащает меня».
Французы, присутствующие в этом небольшом зале с мягкими сиденьями, расположенными амфитеатром, в ответ на чтение цитат, переводимых переводчиками на разные языки, согласно закивали головами. А кто-то из них даже захлопал в ладоши. А я уже продолжил своими словами:
— Эта простая, но очень глубокая мысль Экзюпери и о воде, и об отношениях между людьми говорит, в общем-то, о том, что все мы на нашей маленькой планете Земля, которую можно объехать даже на велосипеде, не причиняя, кстати, этим никакого вреда природе, находимся в одной лодке и связаны друг с другом, поэтому я и обращаюсь к вам – международным экспертам по экологии с просьбой по содействию включения Байкала в список Мирового наследия. Чтобы впредь это уникальное озеро могло быть под защитой мировой общественности и не зависело от головотяпства отдельных, пусть даже и очень высокого ранга чиновников нашей страны. Которые долго, по сию пору, не могут закрыть Байкальский целлюлозный комбинат, сбрасывающий свои отравленные стоки (пусть и очищенные, как утверждают эксперты) в уникальный водоём…
*  *  *
Что самое удивительное: через несколько лет, в 1999 году, Байкал действительно был включён в список Мирового наследия. А ещё через какое-то время, но уже в двадцать первом веке, был закрыт и печально известный Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат – БЦБК. Так долго гадивший «в славное море, священный Байкал», в это уникальнейшее озеро планеты.
О вредоносности сточных вод для «священного моря» в разных газетах и журналах я написал не один десяток статей.
Так что скромно надеюсь, что и в закрытии БЦБК, и во включении Байкала в список Мирового наследия есть и моя, пусть маленькая, толика…

Иркутск.
Владимир МАКСИМОВ

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: