slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Операция «Беженец»

       (Окончание. Начало в № 19 и 20/2017)
Мы завершаем публикацию серии статей известного писателя и публициста Владимира Большакова, посвящённую теме, о которой постоянно и много говорят, но которая, тем не менее, остаётся по большому счёту загадкой для широкой читательской публики. Это — третья, заключительная статья. Кто и что стоит за великим «переселением народов» начала XXI века? Кому выгодно создание этого рукотворного социального и политического кризиса в самом сердце Европы?
Думается, читатель с интересом ознакомится как с богатым фактическим материалом по этой проблеме, так и со взвешенными, профессиональными оценками автора.
 
Чёрный расизм в действии

Многие ученые, исследователи проблем иммиграции обращают внимание на то, что доктрина «пан-европеизма» Куденхове-Каллерги странным образом совпадает с доктриной «афроцентризма». Его идеолог — Молефи Кете Асанте, директор Программы афроамериканских исследований Университета Темпл (Филадельфия, США). Его идеи близки к теории «негритюда» бывшего президента Сенегала Леопольда Сенгора, который предрекал еще в 50-х годах ХХ века, что негры «освежат кровь» одряхлевшей Старой Европы. Теперь сторонники негритюда выступают с куда более радикальным лозунгом «Чёрное — прекрасно!» (Black is beautiful!), рождённым приверженцами чёрного расизма в Соединенных Штатах.
Асанте пошел ещё дальше. Он утверждает, что отцы христианской церкви — Августин, Тертуллиан, Киприан — тоже африканцы! Асанте выработал формы поведения, помогающие «включить африканцев в мировую историю любой ценой». По сути дела эта доктрина обязывает африканцев продвигаться в другие части света и захватывать жизненные позиции, прежде всего в Западную Европу, а затем и в Восточную, включая Россию.
Идейный учитель этого движения, сенегальский ученый и поэт Шейх Анта Диоп (1923–1986) в своей работе «Негрские расы и культура» утверждает, что древние египтяне принадлежали к негроидной расе. Математика, геометрия, медицина, искусство, письменность, литература, религия, философия — всё было, по мнению Диопа, прежде всего, создано негроафриканцами, а другие народы заимствовали их достижения. Во всей истории человечества он ищет древнеегипетское влияние. Постоянное противопоставление «чёрных» «белым» и заявление об особой цивилизаторской роли негроафриканцев и легло в основу такого явления современности, как «чёрный расизм», с которым мы сегодня сталкиваемся в США, Европе — во Франции, Англии и Германии. По Диопу выходит: негры цивилизовали весь мир! Вслед за ним многие африканские историки идеализируют своё доколониальное прошлое и противопоставляют его якобы несовершенной европейской цивилизации. Наиболее известной стала афроцентристская критика европейской культуры и поведения в работах негритянской исследовательницы Маримбы Ани (США), которые активно используются идеологами чёрного расизма. Сторонники афроцентризма сейчас активно тиражируют её идеи через СМИ и Интернет. Афроцентризм превратился в специальную дисциплину и в методологию преподавания философии, истории и культуры. Помимо многих других вещей он призывает к экспансии чернокожих в другие страны ассимиляционными путями, самый короткий из которых — межэтнические браки. По данным МВД РФ, только в Санкт-Петербурге находится около 10 тысяч нелегалов-африканцев. По сведениям 6-го отдела УССМ, который занимается разработкой африканских преступных группировок, в 1995 г. в России образовалась организация «Африканское единство».
У европейских чёрных расистов весьма популярны идеи гарвинистов движения, названного так по имени Маркуса Гарви, основавшего в 1914 г. на Ямайке Всемирную ассоциацию по улучшению положения негров (ВАУПН). Его идеи получили широкую поддержку среди негров США. В 1919 году в США было уже 30 местных отделений ВАУПН, а в 1923-м — 418 отделений. Гарви был убеждён, что чёрные американцы не добьются равноправия в США, им необходимо переехать в Африку, на землю своих предков, и там организовывать новое справедливое государство. Все чёрные, где бы они ни проживали, объявлялись гражданами Африки. Главный лозунг «гарвинизма» — «Назад в Африку!», и поэтому с Гарви поддерживал дружеские контакты Ку-клус-клан, который полностью этот лозунг поддерживал и проводил с гарвинистами совместные заседания.
В 1927 году по личному приказу президента Кулиджа Гарви депортируют на Ямайку, откуда он перебрался в Лондон, где и умер в 1940 г. в полной политической изоляции. Но идеи «гарвинизма» не умерли. Преподобный Элберт Клидж, проповедник «чёрного христианства» и автор монографии «Чёрный мессия», как и Гарви, уверял, что Христос был негром. В 1960-е годы гарвинизм взяли на вооружение лидеры движения Black Power («Власть чёрным»). X. Ньютон (1942–1989), глава партии «Чёрная пантера», считал необходимым отделение чёрной «колонии» от белой «метрополии» всеми возможными средствами. К этой партии была близка небезызвестная лесбиянка и коммунистка Анджела Дэвис, которая приезжала в СССР, общалась с Брежневым, была героиней советской и китайской молодежи 60-х годов. С позиций гарвинизма выступали Р. Каренга, лидер движения «US», ратуя за создание независимого государства афроамериканцев на территории США, и Ф. Маккиссик, национальный директор Конгресса расового равенства. Он требовал предоставить афроамериканцам контроль над несколькими штатами, чтобы они могли там строить своё государство. «Чёрные мусульмане» также хотели создать своё государство. Опять же на территории США.
«Чёрные расисты» действуют в США весьма агрессивно, что показали последние их выступления против избрания Трампа президентом, и ведут настоящую войну со стражами порядка, которых иначе как «свиньями» не именуют. Но, законы толерантности и политкорректности позволяют им чаще всего уходить от наказания, в то время как по тем же законам за слово «негр», а уж тем более за презрительную кличку «ниггер», белый американец вполне может загреметь в тюрьму. Негра теперь следует именовать «афроамериканец».
Об этом наименовании негров конечно не догадывались классики американской литературы. И вот в декабре 2016 г. в штате Вирджиния в округе Аккомак в школах временно запрещены книги «Убить пересмешника» Харпер Ли и «Приключения Гекльберри Финна» Марка Твена. Произошло это после того, как одна из родительниц выразила обеспокоенность по поводу расистских высказываний в этих произведениях. Борцы за права черных подсчитали, что в двух произведениях расистские оскорбления встречаются 250 раз. Право, это напоминает попытки некоторых ретивых правоборцев в России запретить некоторые произведения Пушкина, Гоголя и Достоевского, где употребляется слово «жид».
В Европе чёрный расизм расцвел одновременно с распространением радикального исламизма и джихадизма. Так, в конце 2011 г. Совет по делам культуры Тулузы принял на рассмотрение заявление, которое AGRIF (Ассоциация против расизма и по борьбе за уважение и идентичность французов и христиан) подала против некоей Гурии Бутельджи. Её просили привлечь к ответственности за расистские оскорбления в адрес французов, а также за то, что, говоря о них, она использует «политически некорректный» термин «белые». Поводом для иска послужило издание сборника памфлетов этой дамы, название которого означает что-то вроде «Е..ать Францию». Автор цинично насмехается над коренными французами, называя их полукровками, дворняжками, «теми, кто хуже собак» (фр. — souschiens). Бутельджи, особа алжирского происхождения, возглавляет Ассоциацию местного населения Республики (поддерживающую заселение Франции иностранцами), сотрудничает с Новой антикапиталистической партией и Институтом арабского мира, а также с другими подобными организациями расистского типа. Кроме того, Бутельджи еще и активистка по защите прав женщин-иностранок во Франции. В июне 2011 г. она писала, что расизм связан с политическим соотношением сил и что «в контексте Франции расизм может исходить только от белых в связи с тем, что они находятся на привилегированной позиции. Тогда как небелый может нести гнев, ярость, даже ненависть, но не расизм, по причине того, что он находится в подвластном положении…». Но ведь утверждать, что белые по природе своей являются расистами, тоже расизм, только наоборот. Не говоря уже о том, что, по сути дела, такая риторика это — не что иное, как призыв иммигрантов к насилию. Для так называемых исламо-левых, живущих во Франции, это подход типичный. Для них бедняки из числа иммигрантов-мусульман — новый пролетариат, задачей которого станет мировая революция. И неудивительно, что идеологи, подобные Бутельджи, промывают мозги иммигрантам из исламского Магриба еще активнее, чем профессиональные ваххабиты.
14 декабря 2011 г. в Тулузе активисты «Блока Идэнтитэр» опубликовали заявление по поводу судебного процесса Гурии Бутельджи за её расистские оскорбления в адрес «белых французов». «Оскорбляя чистокровных французов, — говорилось в заявлении «Блока» для печати, — и предлагая «поучить» белых людей, Гурия Бутельджа несет моральную ответственность за распространение ненависти в адрес французов, чистокровных европейцев и всей белой расы». Увы, за это Бутельджи никакой ответственности не понесла. Но если бы кто-то нечто подобное позволил себе в её адрес, то уж точно бы во Франции сидел. К чему ведет подобный «расизм наоборот», который проповедует Бутельджи? Теперь это можно определить точно после того, как несколько месяцев спустя после появления её скандального сборничка её соплеменник Мера расстрелял французских солдат и еврейских детей в той же Тулузе. Для него они не были людьми. Так, «souschiens», те, кто хуже собак. Это похлеще нацистского термина «недочеловек» (нем. — untermensch).
«Недочеловек — это биологически, на первый взгляд, полностью идентичное человеку создание природы с руками, ногами, своего рода мозгами, глазами и ртом. Но это совсем иное, ужасное создание. Это лишь подобие человека, с человекоподобными чертами лица, находящееся в духовном отношении гораздо ниже, чем зверь. В душе этих людей царит жестокий хаос диких необузданных страстей, неограниченное стремление к разрушению, примитивная зависть, самая неприкрытая подлость. Одним словом, недочеловек. Итак, не все то, что имеет человеческий облик, равно. Горе тому, кто забывает об этом. Помните об этом». Это цитата из фашистской брошюрки, изданной геббельсовским министерством пропаганды Третьего рейха под названием «Der Untermensch» (1942 г.) для солдат вермахта, воевавших на Восточном фронте. Не с неё ли списывала свои расистские «памфлеты» Гурия Бутельджи?
Расизмом наоборот грешат и другие «антирасистские» организации Франции. Так, SOS Racisme во главе с негром-социалистом Гарлемом Дезиром отдает указания своим местным подразделениям не рассматривать дела белых. Halde (организация, занимающаяся борьбой с дискриминацией) даже отказалась принять протест «Блока Идэнтитэр», заявив с насмешкой, что «антибелого расизма не существует»… «Блок», между тем, обвинил в таком же расизме наоборот и некоторых предпринимателей Франции — Анну Ловержон (президента фирмы Areva — единственной в мире компании, покрывающей полный ядерный цикл), которая отказывается принимать на работу «белых самцов», Жана-Поля Агона, президента компании L’Orеal, который заявил: «Сегодня, если мы встречаем кандидата, у которого фамилия имеет иностранное происхождение, мы с большей вероятностью возьмем на работу его, чем человека с чисто французской фамилией». И это лишь несколько примеров.
Преобладание мусульман в нашествии мигрантов 2015 г. привело писателя Тони Блэнкли к мысли о том, что Европа неотвратимо превращается в Еврабию из-за возможности захвата Европы радикальными исламистами. «Если сохранятся нынешние темпы рождаемости, — пишет он в книге «Последний шанс Запада», — если сохранится нынешняя политика ЕС, если сохранится нынешняя бездумная терпимость к нетерпимым, если нынешний образ мыслей в Европе (и в значительной степени в Америке) не изменится, западные ценности и образ жизни будут вытеснены из Европы ценностями радикального ислама».
Прогноз Блэнкли основан, увы, на реальности. Его книга открывается сценой, зафиксированной в 2007—2008 гг. в Лондоне, где демонстранты-исламисты призывают убрать обнаженную статую Эроса с Пикадилли. Другие мусульмане начинают разрушать статуи и картины в Лондоне, Флоренции, Риме, Мадриде и Париже. Через несколько месяцев в Великобритании, Франции и Германии создаются комиссии, которые рекомендуют убрать статуи, оскорбляющие мусульман. Эроса облачают в алюминиевые одеяния. «Европейцы с радостью принимали иммигрантов-мусульман, чтобы те выполняли за них грязную работу, — пишет Блэнкли. — Но когда европейский уровень рождаемости упал до рекордно низкого показателя, Европа оказалась в зависимости от мусульман. Однако её коренные жители не были готовы к всплеску исламизма среди иммигрантов и их детей. Высокий уровень рождаемости в среде мусульман означает, что их доля в населении Европы будет расти. Привлекательность исламизма, исповедуемого меньшинством, но терпимого и извиняемого большинством, усиливается. Если нынешние тенденции продолжатся, Европа станет Еврабией, — пишет Блэнкли. Потрясения 2004 г. — взрывы в Мадриде, теракт в Беслане и убийство Тео Ван Гога (Theo Van Gogh) — заставили многих европейцев очнуться ото сна, точно так же, как события 11 сентября разбудили многих американцев».
Потомок великого импрессиониста Тео Ван Гог был писателем и кинорежиссером. Работая с одной из активисток антиисламистского движения в Нидерландах Хирси Али, он создал в 2004 г. небольшой фильм «Submission» («Покорность»), для которого Али написала сценарий. Фильм представляет собой сочетание отрывков из Корана и сцен изображения женщин-мусульманок, страдающих от плохого обращения мужей. Обнажённая актриса, одетая в полупрозрачную паранджу, демонстрирует те написанные на её коже тексты из Корана, которые оправдывают подчинённое положение мусульманских женщин. Создателям фильма стали угрожать джихадисты, которых в Нидерландах предостаточно. 2 ноября 2004 года один из них Мохаммед Буйери, 26-летний нидерландско-марокканский исламист и предполагаемый член мусульманской террористической организации Hofstad Group, убил Ван Гога на улице Амстердама. Буйери сделал восемь выстрелов, сначала издалека, а затем с близкого расстояния, когда режиссёр лежал раненый на земле. Ван Гог был уже мёртв, когда Буйери перерезал ему горло большим ножом в попытке обезглавить. В записке, прикреплённой к телу жертвы, объяснял, что совершил убийство с целью мести за фильм «Submission» и угрожал расправой Хирси Али. Убийца был арестован полицией и приговорён 26 июля 2005 г. к пожизненному заключению без права на досрочное освобождение. Это убийство потрясло всю Европу.
После всех этих событий, как пишет Блэнкли, светская вера в сосуществование разных культур развеивается из-за происходящих событий. «Если Европа станет Еврабией, — написал в своей рецензии на книгу Блэнкли Майкл Бэроун в «Вашингтон таймс», — это будет означать потерю наших культурных и исторических родственников, наших ближайших экономических и военных союзников и источника нашей собственной цивилизации. Это ситуация, которой американцы должны бояться и изо всех сил стараться не допустить». Мысль о том, что ислам не представляет серьезной угрозы, весьма утешительна. Вот только тем, кто прочитал «Последний шанс Запада», в это очень сложно поверить. (The Washington Times, 22.11.2016).
* * *
Европа только-только начинает просыпаться от наркоза толерантности, мультикультурализма и вседозволенности, столкнувшись с тяжелыми последствиями операции «Беженец». Растет политическое сопротивление последователям графа Куденхове-Калерги — последний тому пример жалкая победа (33% голосов) лауреата премии его имени Ангелы Меркель на сентябрьских парламентских выборах в Германии и победа национал-патриотической партии «Альтернатива для Германии», впервые прошедшей в бундестаг, заняв третье место.
Европа прозревает. Всем уже ясно, что пришельцы из Африки, Ближнего Востока, Афганистана и Мьянмы вовсе не собираются интегрироваться в европейскую цивилизацию. Они открыто провозглашают — словом и делом, что намерены её уничтожить. В этом смысл, казалось бы, ничем не спровоцированных — ведь пришельцев Европа принимала с распростертыми объятиями, бережно охраняя их права — терактов, убийств и изнасилований, потрясших в последнее время европейские страны.
Интеграции не произошло. Произошла агрессия, оккупация. Новые оккупанты начинают диктовать свои законы. И вот уже в Европе начинают соблюдать законы шариата, женщины и девочки отказываются от коротких юбок и ходят с покрытой головой. Отменили рождественские ёлки — это-де оскорбляет мусульман. В Дании дошли до того, что с некоторых церквей сняли кресты, чтобы опять «не обидеть» пришельцев. А европейские города между тем чуть ли не еженедельно продолжают сотрясать взрывы, и грузовики джихада среди бела дня давят ни в чем не повинных людей.
Очевидно, что на наших глазах сбывается предсказание Муаммара Каддафи, который предупреждал Европу в августе 2010 года: «Завтра Европа может больше уже не быть европейской, а стать чёрной, как те миллионы, что хотят приехать в неё. Мы не знаем, что случится, какой будет реакция белых европейцев-христиан, когда они столкнутся лицом к лицу с голодными и невежественными африканцами. Мы не знаем, останется ли Европа прогрессивным и единым континентом или будет разрушена, как это случилось во времена нашествия варваров». Когда Каддафи выступил с таким прогнозом, мы действительно не знали, какими последствиями обернётся для Европы вторжение мигрантов. Теперь мы знаем.
 
Владимир БОЛЬШАКОВ

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: