slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Огонь, сходящий с небес

Свидетельство православного очевидца

Это событие с величайшим нетерпением ожидают все православные христиане, все люди, верные Христу. Оно совершается каждый год в Великую Субботу в храме Гроба Господня в Иерусалиме. Люди приезжают сюда со всех континентов, и ничто не может удержать их – ни войны, ни землетрясения, ни цунами, ни государственные перевороты. Приезжают, чтобы прикоснуться к Божией благодати. По свидетельству святых апостолов, Благодатный Огонь осветил Гроб Господень уже при самом Воскресении Христовом. Первое упоминание о Невещественном Огне относится ко второму веку. В четвертом веке о нем говорит паломница Эгерия, более поздние свидетельства появляются только в XI—XII веках.

Счастлив, кто находится во Святом граде Иерусалиме в Пасхальные дни. И трижды счастлив тот, кто становится свидетелем незабываемого чуда — схождения Благодатного Огня.
…Вдруг всё пространство храма осветила яркая вспышка; она была голубоватого цвета и походила на вспышку молнии, только света было больше. Она произвела во мне необыкновенное действие, наполнив все мое существо радостью, ликованием, восторгом. Видимо, то же самое испытали и другие паломники (их в храме было очень много). Раздались крики, восклицания, весь храм наполнился шумом — так шумит лес, когда на него внезапно налетает порыв сильного ветра. Все, абсолютно все люди протянули вперёд и вверх пучки свечей. Они походили на детей: как дети просят у своих родителей печенья или мороженого, так и они просили у Отца Небесного Благодатного Огня.
Некоторое время вспышек не было, и шум в храме стал постепенно затихать, сходя на нет, — так умолкает лес, переставая качать вершинами, когда ветер уносится вдаль.
И вот, опять неожиданно, блеснула ослепительная вспышка над Кувуклией (Небольшой (6 х 8 м) купольной часовней желто-розового мрамора в центре ротонды храма Воскресения Христова. — Ред.), потом над алтарём греческой православной церкви. Они, эти небесные вспышки, рассекали храм сверху донизу, освещая взволнованные лица, приводя нас в трепет и содрогание. Иногда вспышка полыхала ярче, иногда — тусклее, иногда она была короткая — одно мгновение, иногда – более продолжительная, порой вспышки следовали одна за другой без перерыва, а порой — с некоторыми интервалами, и каждая из них вызывала бурю духовного восторга.
А потом мы увидели, как со стороны греческого алтаря медленно движется белый легкий радостный луч. От него нельзя было отвести глаз. Он подошел к Кувуклии и... пронзил её. Минут через десять-пятнадцать луч незаметно растворился. Прошло какое-то время, и еще один такой же луч подошёл к Кувуклии и... преклонился перед ней.
Боже, укрепи моё перо и дай мне силы и умение передать то, чему я был свидетель!
Вдруг храм озарили особенно яркие вспышки; их было много, и они блистали сразу по всему храму, озарив его ослепительным, трепетным, до дрожи ощутимым Небесным Сиянием. Это сияние видел и ощущал каждый паломник, в каком бы месте храма он ни находился — рядом с Кувуклией, в греческом алтаре, на Голгофе, в армянском приделе или ещё ниже, в месте обретения Животворящего Креста Господня.
Буря, нет, не буря, а ураган восторга пронесся по храму. Каждая душа выражала свой восторг по-разному, но суть этого восторга была одна: ОГОНЬ СОШЕЛ! Мы его ещё не видели, но знали: он с нами, на Гробе Господнем, и иерусалимский патриарх Ириней уже зажег первые свечи.
Люди жадно тянутся к Огню, зажигается еще один пучок свечей, еще, еще и еще — и вот уже весь храм полыхает сияющим ликующим Огненным Заревом. Я накрываю рукой большой пляшущий буйный факел — Огонь теплый, приятный, живой, он нисколько не жжет; это не земной обычный огонь — это Огонь Небесный! Я начинаю им умываться, подношу к подбородку, щекам, ушам, ко лбу — это, конечно, Божия Благодать, сошедшая с Небес и воплотившаяся в Огненные Языки.
А храм ликует, не помнит себя от радости. Мои друзья-паломники рассказали, что у одной монахини, которая стояла на первом балконе напротив Кувуклии, сам собой загорелся пучок свечей. Чудесные лампады, висящие над Камнем Помазания, в момент схождения Благодатного Огня тоже зажглись без участия человека (это, кстати, происходит каждый год).
Неизвестно, сколько времени продолжалось ликование, и вот наступил момент гашения Огня — это произошло не потому, что людям стало жалко свечей, а потому, что Огонь приобрел земные качества и стал жечь, но радости от этого у нас нисколько не убавилось.
Событие, о котором я рассказал, — вселенского масштаба, и оно потрясает до мозга костей, и то, что я поведал, — лишь бледное отражение того, что было на самом деле.

    Николай КОКУХИН.
Иерусалим—Москва.



Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: