slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

О том, кто напугал истеблишмент

В чинной заводи британской политики, где бури редко выплескиваются за стенки пресловутого стакана, разразился настоящий шторм: новым лидером лейбористской партии и одной из главных фигур политического истеблишмента стал 66-летний Джереми Корбин, человек, всю свою долгую политическую жизнь посвятивший борьбе с этим истеблишментом. Его победа на партийных выборах была столь же неожиданной, сколь и сокрушительной: он опередил трех других кандидатов, получив 60% голосов выборщиков уже в первом туре, цифра для британской политики исключительно высокая.

Всего два месяца назад никто Джереми Корбина всерьез не воспринимал: «левак», «красный», аутсайдер, политический маргинал, ничего не понимающий в современной экономике и совершенно не вписывающийся в устоявшийся в последние десятилетия британский политический порядок. Его появление в списках кандидатов на партийных выборах — прежде всего даже лейбористскими партийными бонзами — было воспринято почти как шутка, как прихоть демократического процесса. Но когда были опубликованы первые опросы общественного мнения, снисходительные улыбки стаяли и стерлись, и по лидеру выборной гонки открыли огонь главные партийные калибры.
Основной аргумент противников Корбина внутри собственной партии состоит в том, что с ним во главе лейбористы лишатся всяческих шансов на следующих всеобщих выборах, в 2020 году. Мол, его радикальные и «старомодные» социал-демократические взгляды не будут приняты «британским обществом XXI века» и партия будет обречена на политическое забвение. Бывший премьер Тони Блэр и его соратники из когорты «новых лейбористов» выступили с предостережением: голосуйте за любого кандидата, только не за Корбина.
Находящиеся у власти консерваторы — партия тори — потирали руки: с таким лидером лейбористы нам не страшны, мы сохраним парламентское большинство и премьерский пост на долгие годы. Мальчиши-плохиши из консервативных симпатизантов даже стали записываться в лейбористы — чтобы проголосовать за Корбина и таким образом забить гвоздь в крышку лейбористского гроба.
Но мало кто — и среди лейбористов, и среди консерваторов — ожидал, что еще больше в ряды лейбористов запишется тех, кто искренне поддерживает Джереми Корбина и разделяет его систему взглядов и программу. В итоге в партийных выборах приняли участие около полумиллиона человек, а Корбин выиграл навылет, уже в первом туре. Конечно, 500 тысяч человек — не так много для 60-миллионной страны. Но для партийных выборов в Британии это беспрецедентно высокая цифра. И, кстати, за два дня уже после избрания Джереми Корбина в лейбористскую партию записалось еще 15 тысяч человек.
Чем же так опасен Джереми Корбин для одних и так привлекателен для других? Во внутренней политике он за снижение бюджетного дефицита — но хочет добиться этого путем повышения налогов на самых богатых. Он за национализацию железных дорог, за бесплатное высшее образование, за возвращение горнорудных компаний в общественное управление, против добычи сланцевого газа. Убежденный республиканец, он, однако, не рассматривает сейчас упразднение монархии как приоритет.
Во внешней политике Корбин, на протяжении 40 лет участник антивоенного движения, выступает против обновления британского ядерного потенциала, говоря, что 100 млрд фунтов, которые придется выложить из бюджета на замену системы «Трайдент», могут быть потрачены с гораздо большей для страны пользой — на образование, медицину и т.д. Он против вовлечения Британии в «незаконные войны», за пересмотр отношений и реформирование Европейского Союза, за совместное с Аргентиной управление Фолклендскими (Мальвинскими) островами, за уход Британии из Северной Ирландии, за диалог с радикальными группировками на Ближнем Востоке, за введение эмбарго на поставки оружия Израилю, за ограничение торговли оружием вообще и за создание на Ближнем Востоке зоны, свободной от ядерного оружия. Он также заявлял, что открытое расширение НАТО на Восток неизбежно приведет Россию к мысли о том, что ей необходимо принимать ответные меры.
И в общем, и в частности все эти взгляды не уникальны и не новы: сам Корбин упорно отстаивал их на протяжении всей своей 40-летней политической карьеры — антивоенного активиста, профсоюзного деятеля и уже 32 года как члена парламента. Даже противники вынуждены признать, что он весьма последователен в своих взглядах. Корбин не «колеблется с линией партии»: за годы работы в парламенте он более 500 раз (!) голосовал вопреки установкам руководства лейбористской фракции.
Но вот сейчас, с момента оглашения результатов выборов лидера лейбористов, повестка политического «мятежника» должна либо стать программой крупнейшей в стране партии и вызвать «разрыв шаблона» у британского истеблишмента, да и общества, либо стать «более реалистичной», быть откорректированной до неузнаваемости, размытой, кастрированной. И сам Корбин, который взорвал устоявшийся двухпартийный консенсус, сумеет ли тотально «переформатировать» британскую политическую жизнь или вынужден будет подчиниться конвенциям истеблишмента, подвергнуться политической лоботомии?
Скальпели и финские ножи — политиков, аналитиков и медийных комментаторов — уже вонзились в грудь и спину нового лидера. Премьер-министр Дэвид Кэмерон назвал Корбина «угрозой национальной безопасности», а целый ряд ведущих соратников Корбина по лейбористской партии отказался войти в его теневое правительство. Газеты — от правых до либеральных — выискивают на него компромат и подстерегают каждую ошибку, действительную и мнимую. Критикуют его нехолёную бороду, его манеру одеваться (мол, что это за будущий премьер без галстука?), упрекают в непатриотизме за отказ петь национальный гимн «Боже, храни королеву», выискивают любые некомплиментарные мелочи из частной жизни (впрочем, без особого успеха) и нестыковки в его политических заявлениях разных лет и возмущаются тем, что где-то когда-то он пожал руку кому-то «нерукопожатному».
Очередной взрыв возмущения вызвало решение Корбина все же занять место (причитающееся ему как лидеру оппозиции) в Королевском Тайном совете, органе, который британские левые считают олицетворением властного «истеблишмента» и против которого долгие годы он сам выступал. «Это означает, — пишет, к примеру, бульварная «Дейли мейл», — что у него будет доступ к секретным брифингам, несмотря на опасения по поводу его симпатий в отношении террористических организаций и Владимира Путина».
Джереми Корбину нужны железные нервы, чтобы не согнуться, не сломаться под этим тотальным натиском. Но у него есть и мощные союзники — в первую очередь профсоюзы, большинство рядовых членов лейбористской партии, десятки тысяч студентов, а также огромное число доселе аполитичных, преимущественно молодых людей, которым Корбин вернул веру в то, что их голос что-то значит, напомнил, что красный — традиционный цвет лейбористской партии и что само название ее означает «рабочая».
Избрание Корбина положило конец эпохе «нового лейборизма», под знаменем которого Тони Блэр несколько раз выигрывал всеобщие выборы — но лишь ценой отступления от корней, встраивания в совершенно буржуазный истеблишмент, освоения шулерских медийных технологий и фактического отказа от самостоятельной внешней политики. Показательно, что кандидат «блэровского» крыла лейбористов на этих партийных выборах Лиз Кендалл заняла четвертое, последнее место, набрав 4% голосов.
Избрание Корбина дает Британии шанс на восстановление реальной двухпартийной системы, реального выбора между программами в интересах имущих или неимущих, на возрождение социал-демократии как мощной альтернативы в застойном британском политическом дискурсе.

Дмитрий ЛИННИК.
г. Лондон.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: