slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

НОВЫЙ СТАРЫЙ КАБИНЕТ

 

Два сюрприза: феминизация и реструктуризация.

 

На первой встрече с президентом министры нового правительства сидели, как и положено государственным деятелям: сосредоточенно усталые, но довольные — буря миновала, муки неведения остались позади, впереди большая работа и новые свершения.

Неожиданная отставка кабинета Фрадкова обернулась переназначением членов правительства. Гром государственной решительности при назначении Зубкова стих до невнятного шёпота, когда дело свелось к перетасовке знакомых фигур. Алексея Кудрина повысили, сделав заместителем председателя правительства. На первый взгляд он сильно выиграл от кабинетных перестановок: его бывшие (пусть и формально) подчинённые ныне занимают посты Президента России, премьер-министра, помощника премьера и главы Минсоцздрава. Кудрин получил не просто статусное повышение: теперь он контролирует финансовую систему не ключевых ведомств, а целой страны, причём в политически чувствительный выборный период.

Христенко оставили при исполнении — похоже, в знак благодарности за успешную работу по воспитанию кадров. Всё-таки он взрастил в собственной семье нового члена кабинета — свою жену Татьяну Голикову, сменившую Михаила Зурабова, которому таки не дали нареформироваться всласть. Спору нет, 41-летняя Голикова — дама приятная во всех отношениях. Остаётся надеяться, что после зурабовской бестолковщины Министерство здравоохранения и социального обеспечения получит в её лице совестливого профессионала.

Ввели в кабинет и ещё одну даму — 44-летнюю Эльвиру Набиуллину со стойкой либеральной репутацией, работавшую и с Ясиным, и с Уринсоном, и с отправленным ныне в отставку Германом Грефом. Впрочем, полномочия нового МЭРТа теперь сильно урезаны — видимо, Кремль не хочет уж слишком обременять ответственностью представительницу прекрасного пола.

При продвижении женщин оглядывались на опыт цивилизованных стран, где феминизация властных верхов считается хорошим тоном и отменным признаком политкорректности. К тому же в избирательный сезон совсем не лишним будет послать ободряющий сигнал женщинам-избирательницам.

Дмитрия Козака, чьи административные, судебные и муниципальные реформы не ругал только ленивый, в том числе и новый премьер Виктор Зубков, вернули в Москву на должность Владимира Яковлева в Минрегионразвития. Показательно, что главы многих регионов — от Кавказа до Карелии и Петербурга — откликнулись на это назначение в самых лестных выражениях. Такая приветливость легко объяснима: ведомство Козака отныне будет распоряжаться гигантской суммой в два триллиона рублей ежегодно для нужд регионального развития. Региональные начальники при таком раскладе просто обязаны уважать Козака, а ещё больше — его подпись под финансовыми траншами.

Первые вице-премьеры остались на своих местах так же, как и простые вице.

Не сбылись страшные сны — Чубайс как министр не состоялся. Впрочем, кто-то в СМИ, по всей видимости, вбрасывал сознательную дезу на этот счёт в период междуцарствия.

А вообще-то правительство и в самом деле работало хорошо, что ещё раз особо отметил В. Путин при назначении нового кабинета, — чего же его менять? К тому же и погода установилась прекрасная, стабильная ясная осень с безоблачным небом. Что Бога гневить, рассудили наверху, экспериментами заниматься? Будем бдеть за финансовыми потоками, отслеживать их целевое использование, предотвращать воровство — глядишь, так и переможемся до новой перетряски кабинета, которая вполне может грянуть после президентских выборов.

Реструктуризация свелась к появлению двух новых госкомитетов: по делам молодёжи и рыболовству. Без комментариев…

В итоге ясно одно: громкая отставка Фрадкова затевалась прежде всего с целью смещения самого Фрадкова и продвижения Виктора Зубкова. А значит, она имеет отношение к президентским выборам и к сохраняющейся интриге вокруг преемничества, но никак не к смене курса или приоритетов власти. Хотя некоторые обозреватели отметили, что кабинет нынче получил такие финансовые полномочия, которые делают его менее зависимым от администрации президента.

Новый премьер уже выказал невиданную во фрадковские времена строгость, пожурив главу некоего департамента и отправив его в командировку на Сахалин. Тот мигом всё смекнул, 800 миллионов рублей из 2 миллиардов выделенных тут же умчались на бывший каторжный остров, пострадавший от землетрясения. Обозначил Зубков и особую чувствительность к возможным упрёкам в непотизме и кумовстве — попросил своего зятя Сердюкова, министра обороны, подать прошение об отставке. Однако президент проявил твёрдость, с премьером не согласился, чем опять-таки показал православному народу, что власть у нас нынче превыше всего ценит профессионализм.

Преемники — а их президент теперь насчитал пятеро — по-прежнему не знают, кто из них главный. Зато все они вновь убедились в том, что самый главный — В. Путин. В этом и заключается, на наш взгляд, сокровенный смысл «смены» кабинета.

Виктор Линник.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: