slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Новые деньги

Сергей Полонский и другие

В предыдущих материалах серии «На золотом Олимпе» (№ 22, 6–19 июня 2008 года, № 24, 27 июня –3 июля 2008 года) отмечалось, что из 100 богатейших россиян примерно треть не связана ни с сырьевыми сферами, ни с присвоением прежней государственной собственности. В связи с этим ставился вопрос об инновационной составляющей бизнеса начинавших с нуля миллиардеров и рассказывалось о производителе водки «Русский Стандарт», хозяине одноименного «народного банка» Рустаме Тарико. Сегодня мы представим других отечественных предпринимателей новой генерации.

 

 

Бизнес доброй половины из них связан с операциями с недвижимостью, строительством, или, как теперь принято выражаться, девелопментом. Последнее время в этом ряду гремит имя 35-летнего Сергея Полонского.

Полезные связи

В середине 90-х он был питерским предпринимателем средней руки, а его фирма «Строймонтаж» не значилась в списке 10 главных застройщиков города. Но прошло несколько лет, и Полонский подобно метеору ворвался в большой бизнес России. В числе воздвигаемых им небоскребов — самое высокое офисное здание в Европе – 87-этажная башня «Федерация» в Москва-Сити — наиболее дорогом и перспективном деловом районе столицы. Его амбиции простираются дальше — там же он планирует возвести ещё один, теперь уже вращающийся небоскрёб, не менее чем на 60 этажей. С портфелем проектов более чем на 12 млн. кв. м «Миракс Групп» Полонского работает в семи странах мира, включая США, Швейцарию, Турцию и Камбоджу.

Что стоит за столь бурными темпами? Как провинциалу удалось пробиться в Москве и бросить вызов знаменитому Дональду Трампу? Соперники говорят, что Полонский «прёт как танк». Но ведь одного этого недостаточно.

Выходцы с Украины Сергей Полонский и его партнёр Артур Кириленко создали компанию «Строймонтаж» в Петербурге в 1994 году. Первые деньги друзья заработали мелкой торговлей — продавали мороженое в поездах дальнего следования. Затем стали возить в Питер украинских мастеров-отделочников. Два года гастарбайтеры под эгидой молодых предпринимателей штукатурили стены, делали стяжки и клали плитку в только что построенных домах.

Однажды строительный трест, который расплачивался с подрядчиками квартирами, запретил «Строймонтажу» их рекламировать: Полонский и Кириленко торговали жильём лучше самого застройщика, покупатели охотнее шли к ним. «Бизнес накрылся, а у нас 200 человек», — рассказывает Полонский. Чтобы занять людей, они взялись сами достроить дом, который начинала «Ленэнерго», — так подрядчик стал строителем полного цикла.

Было это в 1996 году — как раз тогда, когда команда Анатолия Собчака, проиграв выборы, уступала место победившей команде Владимира Яковлева, а замы Собчака подыскивали себе работу. Один из них, Владимир Путин, уехал в Москву в Управление делами президента. Другой, Виталий Мутко, остался в городе и возглавил местный футбольный клуб «Зенит». Полонский и Кириленко, у которых, по выражению последнего, «сложились дружеские отношения» с «Зенитом», подружились и с Мутко.

В 1999 году Мутко возглавил штаб Валентины Матвиенко на выборах мэра, «Строймонтаж» принял участие в предвыборной кампании. «Дали людей, автобус...» — вспоминает Кириленко. В те времена их фирма возводила в северной столице жильё на 50 – 60 млн. долл. в год. Однако выборы для них сложились неудачно (Матвиенко сошла с дистанции, губернатором вновь стал Яковлев). Результат? Зарубили «один проект, второй, третий», и они решили ретироваться.

Будни и досуг приехавшего летом 1999-го из Петербурга в Москву Сергея Юрьевича были напряженными. Незадолго о похождениях молодого экстравагантного миллионера, объезжавшего с друзьями ночные клубы северной столицы и веселившегося до утра в своём загородном доме, немецкий журнал «Шпигель» колоритно писал: «Приехав туда, голые женщины и мужчины почти без одежды пытаются забыться за шампанским и водкой, которые им подают слуги в пестрых тренировочных костюмах. Они находят удовольствие в том, чтобы, оперевшись локтями на крышу чёрного BMW, стрелять наполненными краской шариками из духового ружья в белый бюст Ленина».

Прибыв в столицу с 10 сотрудниками и 5 млн. долл. капитала, Полонский не стеснялся звонить московским бизнесменам прямо с «улицы» и за два месяца провёл 300 встреч в поисках нужных людей.

 

Корона

Первым проектом, за который Полонскому удалось зацепиться в столице, стал жилой комплекс «Корона» на юго-западе города. Небольшая «Московская строительная компания» (МСК) ещё в начале 90-х получила у Московской медицинской академии им. И. М. Сеченова право на строительство общежитий на её территории. Как часто бывает в Москве, общежития в проектной документации сменились элитным жилым комплексом, но внезапно умер руководивший стройкой заместитель гендиректора МСК Михаил Шеховцов, и проект застопорился. Тут и появился Полонский, которому владелец МСК Леонид Знаменский продал одну из двух площадок за 3 млн. долл.

Обычная сделка? Возможно. Но на закладку первого камня в первый московский жилой комплекс Полонского приехали мэр Москвы Юрий Лужков, руководитель московского строительного комплекса Владимир Ресин, министр здравоохранения Юрий Шевченко и вдова Анатолия Собчака Людмила Нарусова. Полонский объясняет столь представительный состав участников мероприятия «данью уважения» ректору академии Михаилу Пальцеву, которого и вправду считают человеком с обширными связями, причём не только в медицинских кругах.

Сотрудничество возглавляемой Пальцевым академии с «Короной» только начиналось. В 2003 году Полонский зарегистрировал ЗАО «Миракс Фарма», половина которого принадлежала ему с Кириленко, а ещё по 12,5%—дочери Михаила Пальцева — Екатерине и трём высокопоставленным сотрудникам академии.

Через полгода после создания «Миракс Фармы» Полонский получил право построить на земле академии (там же, на юго-западе Москвы) жилой комплекс на 215 тыс. кв. м. Взамен девелопер должен был потратить 43 млн. долл. на возведение новых учебных корпусов (они строятся до сих пор). Жилой комплекс состоит из четырёх высотных зданий и продаётся под брендом «Миракс Парк». Когда этот же участок пыталась застроить МСК, проект не прошёл согласования у военных под предлогом, что здание находилось бы слишком близко к Академии Генштаба.

 

Золотые ключи

История второго проекта «Миракс Групп» (через несколько лет после появления в Москве Полонский переименовал столичную часть компании на иностранный манер – в Mirax Group) начиналась схожим образом. Небольшая строительная фирма «Обновление», основанная выходцем из Главмосстроя Геннадием Масленниковым, получила участок в престижном районе на западе Москвы и построила на нём «Золотые ключи» — один из первых в столице комплекс домов, который стали называть элитным. Дом был сдан в 1999-м, квартиры в нём приобретали иностранцы, высокопоставленные менеджеры и бизнесмены. Кстати, одним из покупателей стал и будущий президент Дмитрий Медведев с семьёй.

Можно было строить вторую очередь, но тут Масленников скончался. Его сын Сергей, к которому перешли дела, строительного опыта не имел, и уже через несколько месяцев генподрядчиком и инвестором строительства «Золотых ключей-2» оказалась кампания Полонского (заказчиком и владельцем земли осталось «Обновление»). «Молодой, толковый, перспективный, всё сам делает»,— характеризовал Полонского Сергей Масленников.

А между тем сделку сопровождал большой скандал. Ещё до Полонского владельцы «Обновления» заключили контракт на строительство второй очереди «Золотых ключей» с петербургской строительной компанией «Рос-главматериалы» предпринимателя Евгения Дондурея. Тот заявил, что его фирма выполняла все обязательства, а заказчик заключил новый контракт с «Миракс», не расторгнув прежний. В какой-то момент Дондурей даже добился в арбитражном суде ареста счетов компании конкурента. Но Полонский обвинил Дондурея опять же в обмане дольщиков. На собранной пресс-конференции рассказывалось, что фирма «Росглавматериалы» якобы «кинула» несколько десятков человек в Петербурге, а в Москве начала самовольное строительство.

В той схватке Полонский триумфально победил: арбитражный суд запретил какому-либо юридическому лицу или организации препятствовать строительству «Золотых ключей-2». Евгений Дондурей спешно распродал активы и уехал в Лондон, где дал несколько интервью, в которых жаловался, что ему угрожали бандиты и даже сожгли его «Мерседес».

 

Небоскрёбы

Купить участок на пустыре, каким был Сити в 2003 году, проблемы не составляло. Трудно было найти деньги на строительство башни высотой 506 метров (вместе со шпилем) и площадью около 450 тыс. кв. м. Для этого требовалось полмиллиарда долларов. Полонский пошёл в ВТБ. На совещании о выделении беспрецедентного кредита компании, которая не построила до того ни одного небоскрёба, присутствовали президент ВТБ Андрей Костин, первый зампред правления Вадим Левин и вице-президент Павел Косов. Кредит на 250 млн. долл. одобрили.

Руководители ВТБ говорят: банк совершил выгодную сделку. «До «Миракс» к нам никто с предложениями профинансировать строительство в Москва-Сити не обращался, — утверждает Косов. — Участки были разобраны, но никто ими не занимался. И только когда мы стали финансировать «Федерацию», Сити начал жить».

Действительно, такие известные московские девелоперы, как Шалва Чигиринский или Павел Фукс («Мос Сити Групп»), признавались, что когда-то власти уговаривали их «взять» тот или иной участок Сити—слишком сложно было изыскать необходимые финансовые ресурсы. Полонский же оказался первым, получившим крупный кредит для строительства в этом месте. Между прочим незадолго до принятия банком положительного решения по ссуде вице-президентом ВТБ стал Сергей Матвиенко, сын Валентины Матвиенко, которую Полонский и Кириленко когда-то поддержали на выборах.

Банк и позже не оставил «Миракс». Когда строительство первой из двух башен «Федерация» было в разгаре, ВТБ за 250 млн. долл. (ту же сумму, на которую прокредитовал Полонского) купил в ней 33 этажа под свой офис. Сейчас квадратный метр «Федерации» стоит 13 тыс. долл., так что банк в накладе не остался, а у Полонского появился лишний повод повторять: «У нас покупают дороже рынка».

Полтора года назад «Миракс» купила компанию «Международный центр», которой принадлежало право аренды крупного участка на Кутузовском проспекте в Москве. На этом участке когда-то собиралась строить торговый центр шведская «ИКЕА», однако московские власти не санкционировали проект. Полонский же после приобретения «Международного центра» не только получил разрешение построить высотку, но и увеличил площадь застройки за счёт расположенных рядом земель. Высотку назвали «Миракс Плаза». Едва строительство вышло на надземный уровень, как треть офисных площадей в ней (100 тыс. кв. м) купила за 700 с лишним млн. долл. компания «Стройгазконсалтинг», один из подрядчиков «Газпрома».

 

Рисковый эксцентрик или пиар?

В планах Полонского на ближайшие годы — строительство ещё более масштабное, чем прежде, причём на участках, которые, строго говоря, просто не существуют. «Миракс Групп» стала управляющей компанией экспериментального совместного проекта ОАО «РЖД» и правительства Москвы по «реконструкции железнодорожных путей и освоению надпутевого пространства» на Киевском направлении. На «крыше», которой накроют железную дорогу, можно будет построить до миллиона квадратных метров жилья.

Один из видов неиспользуемых территорий в Москве — широкие полосы земли под линиями высоковольтной электропередачи. Зачем им пустовать? На северо-востоке столицы «Миракс» собирается построить ещё 1 млн. кв. м, убрав кабели ЛЭП под землю. В партнёрах Полонского по этому проекту — компания «Интеко» супруги московского мэра Елены Батуриной. Оба проекта ещё не прошли всех согласований, однако по планам Полонского должны быть реализованы в течение ближайших пяти лет.

Но бывает, что коса находит на камень. Минувшим июнем Юрий Лужков отклонил предложение Полонского о строительстве амбициозного небоскрёба в форме яйца рядом с Москва-Сити и стоимостью порядка 800 млн. долл. Мэр заявил, что башня в 54 этажа и площадью 275 тыс. кв. м может негативно сказаться на и без того тяжелой транспортной ситуации в районе. Он также заметил, что схожее яйцевидное строение в Лондоне, воздвигнутое по проекту Норманна Фостера, местных жителей не радует.

Между прочим этой весной другой аналогичный проект того же английского архитектора — «Апельсин», — запланированный на месте здания нынешнего МДХ в центре Москвы, — был одобрен. Правда, предложение поступило от Е. Батуриной.

Последнее время Полонский не жалеет денег на рекламу «Миракс», а его собственные эксцентричные выходки дополняют пиар фирмы.

В 2002—2003 годах Сергей Полонский проходил подготовку, чтобы стать первым в истории космическим туристом из России. Полёт не состоялся — высокий рост не позволил ему поместиться в кабину космонавта.

«У кого нет миллиарда — могут идти в ж***» — так, по сообщениям СМИ, Полонский приветствовал со сцены гостей одной из вечеринок на последней международной выставке недвижимости MIPIM в Каннах.

Прошедшей зимой он стал попутчиком другого любителя экстрима олигарха Михаила Фридмана в путешествии по бездорожью на джипах в Новой Зеландии – «Альфа Трофи».

Но несмотря на всё это, самые богатые девелоперы из self-maid-менов на сегодняшний день — всё же другие люди.

 

Хозяева ПИКа,

ЛСР и Дон-строя

В рейтинге российских богачей, начинавших с нуля, 38-летние Юрий Жуков и Кирилл Писарев, возглавляющие группу компаний «ПИК», занимают первые места. У каждого из партнёров по 6,1 млрд. долл. Два года назад их состояния оценивали «всего» в полмиллиарда. Но с тех пор квадратные метры в Москве резко подорожали, и бум на рынке недвижимости сказочно обогатил крупнейших его игроков.

«Первую Ипотечную Компанию» («ПИК») выпускник Московского института коммунального хозяйства Ю.Жуков и питомец столичной Финансовой академии К.Писарев организовали в том же, что и Полонский, 1994 году. Им также удалось установить добрые отношения с властями города. Во всяком случае несколько лет назад «ПИК» купила у батуринской «Интеко» предприятие ДСК-3 и стала крупнейшим панельным застройщиком Москвы и других районов. За год она возводит по полтора миллиона квадратных метров (из них полмиллиона в столичном регионе) – около 4% всего строительства в стране. В последнее время между двумя учредителями пробежала чёрная кошка. Но до открытого разрыва дело пока не дошло.

Немногим отстаёт от них по размерам личного богатства 36-летний Андрей Молчанов, основной владелец петербургской группы ЛСР (4,8 млрд. долл.). Выпускник экономического факультета СПбГУ в 1993 году занялся строительством дорогого жилья. Заработанные деньги накапливал и вкладывал в производственные мощности. Купленный им в конце 90-х трест «Ленстройреконструкция» дал имя всей группе компаний, на долю которой сейчас приходится 70% панельного и 33% дорогого жилья в Петербурге, а также 50% дорожных работ. Помимо этого — две трети рынка кирпича и песка, половина железобетонных изделий.

Став хозяином крупнейшего строительного холдинга на северо-западе России, Молчанов решил испробовать силы и в Москве. В Первопрестольной он обзавёлся четырьмя бетонными заводами, но не смог получить под застройку ничего, кроме двух небольших участков. В конце прошлого года ЛСР разместила акции на Лондонской фондовой бирже, а вырученные 772 млн. долл. Молчанов вложил в покупку заводов стройматериалов и участков под застройку в Петербурге, Екатеринбурге и на Украине. После этого Молчанов покинул официальные посты в компании и стал сенатором от Ленинградской области.

Из других начинавших с нуля инвесторов-девелоперов по 1,4 млрд. долл. имеют Максим Блажко и Дмитрий Зеленов из «Дон-строя». Вначале они прославились строительством гигантских жилых комплексов бизнес-класса «Алые паруса» и «Триумф-палас». Затем перешли на торгово-развлекательные центры и офисы, часть из которых оставляют в своей собственности. Обладание коммерческой недвижимостью сулит и в будущем приносить высокие и стабильные доходы.

 

На волне спроса

Ещё одна группа бизнесменов стремительно возвысилась на потребительском буме. Прежде всего к ней относятся владельцы розничных сетей. Наибольших результатов достиг 40-летний Сергей Галицкий из Краснодара (личное состояние – 2,2 млрд. долл.). Свыше двух тысяч его продуктовых магазинов-дискаунтеров «Магнит», в которых работают 52 тыс. человек, оперируют по всей России.

Выпускник Кубанского государственного университета первое время работал в одном из коммерческих банков. В середине 90-х с партнёрами основал фирму, ставшую вскоре крупным оптовым торговцем Южного региона России (продовольствие, бытовая химия, парфюмерия). Затем прибыли оптовиков пошли на убыль, зато расцвела розничная торговля. Галицкий перестроился. Ниша оказалась свободной. Часто ему удавалось открывать по магазину в день. Преимущества концентрации капитала удешевляли логистику и закупки. В его парке ныне 800 автомобилей и восемь логистических центров. Упрочивая позиции, он всё больше «прижимал» цены дистрибьюторов и производителей.

Галицкий негативно относится к первым олигархам, которые, по его словам, «распилили советские активы и испортили репутацию российского бизнеса». Последнее время он нередко выступает и против госрегулирования цен на продукты первой необходимости, а также установления норм доминирования розничных сетей в муниципальных образованиях, что, конечно же, может помешать экспансии его торговой империи.

Бросивший вызов АвтоВАЗу основатель группы компаний «Рольф» Сергей Петров (1954 г. р.) преуспел на продажах в России японских и корейских автомобилей. В начале 90-х ему удалось заключить дилерский контракт с японским концерном «Митцубиши» на безальтернативной основе. Обе стороны не просчитались. Петров обеспечил восточной фирме почти 10% отечественного рынка новых иномарок. В европейских странах доля этих машин редко превышает 1%.

Эксклюзив на продажи корейской «Хёндай» был получен в начале текущего десятилетия. Выручка группы «Рольф» за последний год составила 4 млрд. долл., а план на этот год — 5,2 млрд. долл. Петров теперь также депутат Государственной думы от «Справедливой России». Первой законотворческой инициативой депутата Петрова стал проект закона, который отменяет НДС при продаже старого автомобиля, полученного в зачёт нового по системе trade-in. Впрочем, и без этого дела у Петрова идут неплохо. Его личное состояние оценивается в 1,7 млрд. долл.

Недавно депутат-миллиардер дал пространное интервью газете «Ведомости», в котором заявил: «Мне было бы любопытнее оценить в рейтинге Forbes состояния ряда российских чиновников. В сравнении с ними богатства нынешних олигархов будут выглядеть как детские пособия».

 

Финансисты

Выпускник экономического факультета МГУ 40-летний Рубен Варданян начинал как управляющий инвестиционным банком «Тройка диалог». Это редкий случай, когда бывший менеджер стал главой известной группы финансовых институтов, оказывающих широкий спектр услуг по размещению ценных бумаг таких промышленных гигантов, как КамАЗ, АвтоВАЗ, Сухой. «Тройка» принимала участие и в реформе РАО «ЕЭС», а сам Варданян — инициатор создания престижной Московской бизнес-школы в Сколкове, председателем попечительного совета которой является президент Дмитрий Медведев. Как одному из наиболее респектабельных представителей большого бизнеса в России, Варданяну посвящены главы в нескольких наших и зарубежных монографиях. Его состояние — 1, 3 млрд. долл.

Со страховым бизнесом – «Росгосстрах» — связаны главным образом личные капиталы (2 млрд. долл.) бывшего партнера Варданяна 36-летнего Даниила Хачатурова. С год назад он развелся с женой Анной. Без скандала не обошлось: бывшая супруга пытается отсудить у него половину из 200 млн. долл., вырученных от продажи Городского ипотечного банка американскому «Morgan Stanley». Этот год тоже обещает быть напряжённым. Блокирующий пакет «Росгосстраха» принадлежит государству, и Хачатуров убеждает правительство вывести компанию из списка стратегических предприятий – провести дополнительную эмиссию акций и разместить их среди его партнёров и сотрудников. Это позволит избежать рейдерства или недружественного акционера в случае продажи принадлежащих государству ценных бумаг на открытом рынке.

Видное место среди преуспевающих в финансовой сфере self-maid-менов занимают и братья Ананьевы. В конце
80-х годов выпускника московского Института иностранных языков имени Мориса Тореза Алексея Ананьева пригласили на работу в советско-датское СП по внедрению компьютерных технологий. В 1992 году Алексей, взяв в партнёры брата Дмитрия, тогда ещё студента МАИ, зарегистрировал компанию «Техносерв А/С» (ныне крупнейший в России системный интегратор). Это стало трамплином для учреждения «Промсвязьбанка» — одного из наиболее быстрорастущих и крупнейших банков страны. Только за последний год чистая прибыль банка увеличилась на 43% и составила 145 млн. долл.

Семейный бизнес в последние годы оброс и страховыми компаниями, торговыми и офисными центрами, коттеджными посёлками в лучших местах Подмосковья. В коллекции братьев немало медиаактивов, в частности газеты «Труд» и «Аргументы и факты». Каждый из братьев на сегодняшний день «стоит» 2,3 млрд. долл. В 2006 году Дмитрий стал членом Совета Федерации и вскоре возглавил его Комитет по финансовым рынкам и денежному обращению. Эксперты журнала Forbes относят братьев Ананьевых к категории «всеядных» предпринимателей, что, кстати, в большей мере характерно для российских миллиардеров прежней формации.

 

О чём говорит представленная галерея?

Перечисленные выше — весьма активные и одарённые предприниматели. В большинстве своём они любыми средствами пытаются достичь своих целей. Их личные богатства не соответствуют вкладу в инновационное развитие страны и тем более так необходимое нашей экономике обновление основного капитала. Умение «делать деньги», — конечно, особый дар. Но он не всегда идёт на пользу обществу. Личная телега оказывается далеко впереди лошади социального прогресса, а подчас и окончательно отрывается от него.

Коммерческая, или спекулятивная, жилка – необходимое качество всякого бизнесмена. На Западе, а теперь и Востоке оно довольно часто встречается в комбинации с созидательными, или креативными, началами, обогащающими подчас и весь мир. У нас желательный синтез пока имеет место в значительно меньшей мере. Рубен Варданян, конечно, внёс свою лепту в становление фондового рынка России. Однако акции и облигации – всё же двойник реальной экономики, а не её главная составляющая.

И среди миллиардеров нового типа истинные промышленники-новаторы — редкие экземпляры. В 90-е годы Александр Джапаридзе практически с нуля основал «Петроальянс» (геологоразведка, ремонт и бурение нефтяных скважин) и мечтал превратить начатое дело в глобальную корпорацию. Но позже, по его же собственным словам, он «сдался золотому тельцу» и продал свою фирму иностранцам за хорошие деньги (1,6 млрд. долл.).

Вадим Швецов, давний партнёр металлургического олигарха Алексея Мордашёва, выкупил у последнего компанию «Северсталь-Авто», которая стала теперь наиболее рентабельной в нашем автопроме. Совместно с японской Isuzu автомобильный король производит одноимённые грузовики на Ульяновском автозаводе, а также выпускает корейские внедорожники Ssang Yong и «каблуки» Фиат. Его личное состояние — 1,5 млрд. долл.

Чем-то схожа судьба замыкающего золотую сотню Виктора Харитонина (1,1 млрд. долл.), контролирующего крупнейший холдинг фармацевтических предприятий «Фармстандарт». Бывший инвестбанкир в 2003 году в интересах Романа Абрамовича купил у американской компании ICN пять фармацевтических предприятий и аптечную сеть. К тому времени у него самого был уже небольшой витаминный завод, который вместе с приобретёнными компаниями он объединил в холдинг. Позже Абрамович продал ему свою долю. Но ни Харитонин, ни Швецов, строго говоря, не представляют собой self-maid-менов в чистом виде – они просто отпочковались от «наследников»-олигархов.

Классический пример начинавшего с нуля отечественного промышленника — Андрей Коркунов. Однако его известный кондитерский бизнес теперь уже на 80% куплен американской корпорацией «Ригли», а сам он по размерам личного состояния не находится даже на подступах к золотому Олимпу России.

О наиболее могущественных его обитателях речь пойдёт в следующем материале.

Профессор Георгий ЦАГОЛОВ

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: