slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Ностальгия по нарративу

Культурный слой

  Ленин говорил, что самым важным из искусств является кино. Злой гений России, как в воду глядел. Кино для россиян и по сей день важнейшее из культурной программы века. Кассовые сборы голливудских и наших под голливудские сработанных фильмов составляют миллионы долларов. Читаем мало, а в кино всё больше стреляют или занимаются любовью. Я, право не понимаю, как это можно заниматься любовью.

 

Вы же не скажете, —  «заниматься поглощением продуктов питания» вместо обычного «есть». Любовь, —  это такая штука, что заниматься ею нельзя. Жить можно. Но это иное. В кино любовью занимаются, но называется это иначе. Не стану искать смысловых эквивалентов. Мне жалко сегодняшнее кино. Но оно таково, каково время. Фабрика грёз во все времена. Вот только грёзы бывают разные, так же как и времена.
  Книга Евгения Добренко «Музей революции: советское кино и сталинский исторический нарратив» рассматривает советское кино в контексте имперской культуры, которая формировалась в эпоху Сталина. Была у нас такая великая эпоха, когда страна жила одним дыханием. В то  время лучшие режиссеры страны снимали исторические и биографические фильмы, создавая шедевры. Один «Иван Грозный» чего стоит, а были и другие киноленты:  «Чапаев», «Трилогия о Максиме», «Александр Невский», «Мы из Кронштадта». А имена? Какие имена! Эйзенштейн, Довженко, Донской, Козинцев, Пудовкин. Можно говорить о том, что каждый из названных фильмов – памятник. Монументальный. Потому что тогдашнее  кино было монументальным. Нынешнее коммерческое. Нынешнего много. То кино отражало дыхание времени, нынешнее – сопли гламура. Евгений Добренко рассматривает кинематограф сталинской эпохи как некий идеологический продукт, но не тот же идеологический продукт производили в те же времена в Голливуде. У них эта идеологическая доминанта осталась прежней, вспомните «Охотника на оленей» Чимино, у нас всё оказалось перевернуто с ног на голову. Исчез исторический нарратив, а вместе с ним и кино как самое массовое из искусств. Осталось телевизионное мыло. И экранные стрелялки.
  Книга про культового киногероя Зорро вышла в серии «Кумиры нашего детства», которую в издательстве «Новое литературное обозрение» представляет журналист Андрей Шарый. Я уже рассказывал о его книгах о Фантомасе, Джеймсе Бонде, Виннету. Теперь вот благородный разбойник Зорро. Кому Зорро, кому Чапаев с Петькой, кому Штирлиц… Может быть, Андрей Шарый расскажет и о Штирлице. Право, не знаю. Он ушёл из «Правды» на «Свободу», а там Штирлиц ассоциируется, сами знаете с кем…
  В питерском издательстве «Амфора» вышла очередная книга воспоминаний кинорежиссёра Сергея Соловьёва, чей фильм «Асса» стал в свое время манифестом поколения жаждущего перемен. Соловьёв вспоминает «советский период» своей кинематографической деятельности. С  ностальгией или без? С ностальгией, конечно. Прежде всего по своей молодости. Которая пришлась на «советский период». Книга Соловьёва «Ничего, что я куру» — замечательные мемуары кинематографиста в творческом соку. Вторая книга, которую мне принесли из издательства «Амфора», — ностальгическая лично для меня. «Рок-посевы» Севы Новгородцева – передача, которую слушал по ночам, негодуя на безвестного «майора Сидорова», включавшего глушилку. Сева рассказывал про группы «Ху» и «Джетро Талл», «Пинк Флойд» и «Зеппелинов», про Элтона Джона и Эрика Клэптона, а вражина «майор Сидоров» со своей глушилкой мешал слушать  Севины баечки о роке. Зато теперь можно в компании со стаканом любимого напитка предаться чтению «Рок-посевов» под музыку любимых исполнителей.
  Ещё одна интересная книжка про музыкальных кумиров, теперь уже отечественных, написана известным песенником Эдуардом Ханком. Называется она «ПУ-ГА-ЧЁВ-ЩИ-НА… Десять лет спустя». Первую «ПУ-ГА-ЧЁВ-ЩИ-НУ» Ханок выпустил в 1998 году. За это время много воды утекло. А вот пугачёвщина на российской эстраде стала уже диктатурой. Теперь всё просто, кто не с Аллой, тот против ветра. Ханок анатомирует российскую эстраду так, что людей со слабыми нервами в его творческую мастерскую лучше не пускать. Но у нас нервы крепкие, а потому книгу Эдуарда Ханка, вышедшую в издательстве «Грифон», я прочел с большим наслаждением.
  Ещё одна книга, вышедшая в издательстве «Грифон», рассказывает о телевидении. Она так и называется — «Телевидение. Закадровые нескладушки». А написал её режиссёр и сценарист Вилен Визильтер. В своей полувековой саге о ТВ автор рассказывает в основном о том, что для зрителей оставалось за кадром. Про ТВ написано много книг, в том числе и мемуарных. Книга Визильтера — ещё одна вариация на тему «Телевидение и мы», которую блистательно открыл первый теоретик «голубого экрана» Владимир Саппак. Вот только кто о нём сегодня помнит? Познер наверняка не помнит.
  Знаменитый французский шансонье Шарль Азнавур  не только великолепный музыкант, создавший сотни песен, и киноактёр, снявшийся более чем в 60 фильмах. Он ещё и замечательный рассказчик, о чём свидетельствует вышедшая в издательстве «РИПОЛ классик» новая мемуарная книга артиста «Мой папа – великан». 16 различных историй из жизни певца и его окружения – своего рода исповедь Азнавура, который пожелал, чтобы русский перевод книги вышел в свет одновременно с французским оригиналом.
  Художник Илья Кабаков в мемуарной книге «60—70-е… Записки о неофициальной жизни в Москве» («НЛО») вспоминает о времени и о себе в этом времени.  Его книга не представляет собою единого целого. «Каждая часть её, — отмечает Илья Кабаков в  предисловии, —  написана в разное время, как бы вдогонку за закончившимся куском жизни, времени, которое ещё не остыло. Оценки и характеристики в тексте крайне пристрастны и чаще всего несправедливы. Их полностью нужно отнести за счёт крайней субъективности автора – они говорят больше о нём самом, чем о тех событиях или людях, о которых он рассказывает».
  А вот Александр Игманд, легендарный модельер, «одевавший» самого Леонида Ильича Брежнева, в своих устных воспоминаниях, записанных и опубликованных Анастасией Юшковой, поведал о том, как создавалась советская мода. В книге «Я одевал Брежнева…» («НЛО») нет критики нравов того времени, которое сегодня принято описывать со знаком минус. Может быть, ещё и потому, что человек, который много лет шил для главных политических щёголей СССР, для известных актёров и режиссёров советского театра и кино, в последние годы жизни оказался в новой России невостребованным. Новые политики и бизнесмены предпочитают всемирно признанные бренды. Новые времена, новые пристрастия. Книга воспоминаний Александра Игманда — это ещё один замечательный штрих к портрету  ушедшей эпохи.

Такова спортивная жизнь

Хиддинк: «Россия может достичь больших высот»

 
  Главный тренер сборной России Гус Хиддинк считает, что в будущем наша команда способна войти в элиту мирового футбола. Об этом голландский специалист заявил на вечере, посвященном презентации книги пресс-атташе сборной Ильи Казакова «Настоящая сборная», которая вышла в московском издательстве «Эксмо».
  «Становление сильной команды – это крайне сложный процесс, — сказал Хиддинк. – Но потенциал нынешних российских футболистов позволяет с уверенностью утверждать, что они могут достичь больших высот». Кроме того, рулевой бронзовых призеров Евро-2008 отметил, что в отборочном цикле его подопечным предстоят встречи с трудными соперниками и пробиться на чемпионат мира будет непросто.
  «Мы попали в очень сложную группу, где нашим главным конкурентом является сборная Германии. И, несмотря на достойное выступление наших ребят на прошедшем летом европейском первенстве, немцы пока что объективно сильнее», — резюмировал Хиддинк.
  В отличие от оптимистической по духу книги Ильи Казакова другая книга о футболе, которая также вышла в издательстве «Эксмо», — история противостояния российской футбольной мафии и принципиального журналиста, посвятившего жизнь ее разоблачению.
  Автор книги «Криминальный футбол: от Колоскова до Мутко» спортивный обозреватель Алексей Матвеев  исследует корни коррупции, давно поразившей российский футбол сверху донизу, и представляет читателям целую «команду», настойчиво и последовательно загонявшую российский футбол в глубочайшую яму. В ней и чиновники самого высокого ранга (начиная с некогда «не потопляемого» Колоскова), и сомнительные дельцы с темным прошлым (такие, как Есауленко или покойный спортивно-бандитский авторитет Отари Квантришвили), и даже тренеры с некогда безупречной репутацией (такие, как Олег Романцев).
  Убийства и подкуп, шантаж и махинации, нечистоплотное судейство и договорные матчи — все эти тёмные стороны «игры миллионов» не вчера возникли и никуда не пропали после блестящего выступления сборной России на чемпионате Европы. Как вытащить российский футбол из криминальной ямы? Сможет ли сделать это «футбольный министр» Мутко? Ответы ищите в книге Алексея Матвеева.

Виктор ПРИТУЛА

 

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: