slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Нобелиату — нобелиатово

Эту книгу о великом русском писателе и поэте Иване Алексеевиче Бунине (Валентин Лавров – «Катастрофа. Бунин. Роковые годы» М. Центрполигрф, 2020) исторический беллетрист Лавров писал на протяжении 30 лет.
В смятенном январе 1989, когда в воздухе витало «новое окаянство», в издательстве «Молодая гвардия» вышла первая книга начинающего писателя, бывшего боксера и журналиста Лаврова — «Холодная осень. Иван Бунин в эмиграции». Большого успеха она не имела. Читающая публика разгадывала в те поры загадку литературного успеха (сомнительного весьма) «Доктора Живаго», вырванного из застенков Спецхрана, зевала над глыбой ГУЛАГа. И отдыхала на куртуазных утехах Анжелик и пуританских, однако ж, эротических чувствах Скартлет О’Хары. Потом в тренд вошёл женский иронический детектив. Новоявленный литературный фантомас Б. Акунин стал будоражить публику мастерски стилистически прописанным героем Эрастом Фандориным
В вот Лавров с 1990 года стал составителем, и автором примечаний к 6-томной антологии «Литература русского зарубежья». (Издание, увы, осталось незавершенным – денег не стало). Все эти годы писатель продолжает нарабатывать исторический роман «Катастрофа», посвященный судьбам русской эмиграции после революции. Последнее дополненное издание — трагическая одиссея писателя Бунина, которому не суждено вернуться на Итаку. «Совдепию» он не признал до смертного вздоха.
Почему роман о Бунине Лавров назвал «Катастрофой»? Рассматривать это историческое полотно нужно значительно шире, чем трагедию оторванного от русских (орловских) корней писателя. В отличие от большей части русской культурной эмиграции, которым чужбина всё же сломала хребет, Иван Бунин остается литературной скалой, безразлично наблюдающей жалкую пену разбивающихся о её камни, волн, претендующих на утраченные иллюзии русской словесности. Да, его безвозвратная одиссея затянулась на 35 лет скитаний: Турция, Болгария, Сербия и, наконец, Франция.
Были взлеты, были падения. Друзья становились врагами. В двадцатые годы он остается лучшим художником слова русского зарубежья. Написаны «Митина любовь», вызвавшую большой резонанс в эмигрантских изданиях, рассказы «Солнечный удар», «Дело корнета Елагина», «Ида». Писатель приступил к работе над романом «Жизнь Арсеньева».
А потом был грасский период и тогда в его жизни появилась Галина Кузнецова, которую кто-то назвал его «грасской Лаурой». Нобелевская премия вызвала сомн завистников. Официальный текст Шведской академии гласил, что «Нобелевская премия по литературе… присуждается Ивану Бунину за строгое мастерство, с которым он развивает традиции русской классической прозы». В творческой среде реакция на премию оказалась неоднозначной. Так, если композитор Сергей Рахманинов в числе первых прислал из Нью-Йорка телеграмму со словами «Искренние поздравления», то Марина Цветаева выразила несогласие с решением академии — поэтесса заметила, что Горький или Мережковский в гораздо большей степени заслуживали награды: «Горький — эпоха, а Бунин — конец эпохи».
Впрочем, оставим это мнение на совести елабужской страдалицы. Бунин никогда не был «концом эпохи». Хотя сомнения одолевали. В те дни он писал: «Был я богат — теперь, волею судеб, вдруг стал нищ… Был знаменит на весь мир — теперь никому в мире не нужен… Очень хочу домой!» Иван Алексеевич попросил уехавшего в Соединённые Штаты Андрея Седых издать книгу «Тёмные аллеи», в которую вошли произведения, написанные в 1937—1942 годах. В письме Бунин отметил, что согласен на любые условия. Андрей Седых, специально для этого проекта создавший в Нью-Йорке издательство «Новая земля», в 1943 году выпустил «Тёмные аллеи» на русском языке тиражом 600 экземпляров. С английским вариантом книги возникло много проблем, и она вышла в свет уже после войны. За «Тёмные аллеи» Бунину было выплачено всего 300 долларов. Такое случается, лишь подтверждая истину — истинные шедевры бесценны.
Бунин — этот по праву заслуженный русский нобелиат сегодня снова, как сейчас говорят в «тренде». Правда тревожном. Потому что, как бы наш доморощенный постмодернизм не сменился очередным «окаянством» «мелких бесов». А их повылезало изо всех щелей немало.
Так что книжка у Лаврова — актуальная.

Виктор ПРИТУЛА, литературный обозреватель газеты «Слово».

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: