slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Николай Дупак: Надо стараться делать жизнь лучше!

Заслуженному артисту РСФСР и Украины, актёру-фронтовику, бывшему директору театра на Таганке Николаю Лукьяновичу Дупаку 5 октября исполнилось 98 лет. В его день рождения в музее русского зарубежья состоялся праздничный творческий вечер с участием студентов ВГИКа, артистов, работавших вместе с ним в театре на Таганке и на Малой Бронной, а также друзей и знакомых.
— Вашей малой родиной является село Старобешево Донецкой области…
— Все верно, я родился там, но много, где довелось пожить ещё, когда я был совсем мальчишкой. Нас у родителей было пятеро. После того как отца, приехавшего из Винницы в Старобешево и создавшего с нуля свое хозяйство (и фруктовый сад у него был, и куры, и гуси, и коровы, и лошади), раскулачили, мы уехали в Архангельскую область. Мне тогда было 9 лет. Через год я вернулся на Донбасс благодаря родственникам и постановлению, согласно которому детей до 12 лет можно было вернуть домой, но дома нашего уже не было.
Потом вернулась и мама. А отец всё ещё был на лесоповале, откуда потом ему удалось вырваться… Мне даже пришлось сменить отчество «Лукич» на «Лукьянович» — папа был не против. Ему оно даже больше нравилось. А потом мы переехали в Таганрог.
— Когда у Вас возникло желание стать артистом и как Вы им стали?
— В Донецке (в 1930-е годы это был город Сталино) был построен летний деревянный театр, в котором работал электриком мой средний брат Гриша. Он позвал меня посмотреть «Лес» Островского и ещё один спектакль, название уже не помню. После этого похода в театр я поймал себя на мысли, что хочу стать артистом.
В то время, когда я учился в школе, много внимания уделяли культурно-досуговой программе. У нас — школьников — была прекрасная возможность заниматься в разных кружках. Была и балетная студия, и драмкружок, и кружок столярного и слесарного дела, и изостудия... Мне учительница сказала: «Выбери себе тот кружок, какой понравится». И я выбрал драмкружок.
В 1934 году мы с ребятами в драмкружке читали стихотворение «Лермонтова» Бородино. И после этого режиссёр городского драмтеатра предложил мне сыграть роль Дамиса в «Тартюфе». Так я попал в театр уже в качестве актера, а не зрителя.
— Фортуна Вам тогда улыбнулась, способствовала ли она и дальше покорению Вами творческих вершин?
— Да. В разгар работы в городском театре Таганрога с профессиональными артистами — а я тогда был ещё подростком — к нам приехал Юрий Завадский, который в Ростовской области выискивал талантливую молодёжь. Он-то и предложил мне пойти учиться в театральное училище Ростова-на-Дону, где работал в новом, построенном в 1935 году здании областного драмтеатра.
Во время учёбы в ростовском театральном училище я играл во многих спектаклях. Репертуар был потрясающий: и спектакль «Богдан Хмельницкий», и «Отелло»! Хотя, как и другие начинающие артисты, я в основном играл лишь в массовке, но был рад и этому, потому что тогда для меня куда важнее была атмосфера, царившая в коллективе, а она была превосходной! Было очень интересно в творческом плане. Да и материально мы не были обижены — получали по 5 рублей, играя в массовке, создавая шумы.
Кстати, моим однокурсником был приехавший из Ейска Сергей Бондарчук. После войны он пошёл работать в Театр киноактера, а я стал артистом и впоследствии режиссёром в театре Станиславского. Но мы дружили, и я ему всячески помогал, одно время он даже жил у нас с моей первой женой в Столешниковом переулке.
— Что Вы можете рассказать о Вашей фронтовой биографии?
— Весной 1941 года к нам в ростовский театр приехали двое помощников Довженко, которые фотографировали выступающих на сцене артистов, а позже я получил телеграмму из Киева от него самого с предложением сыграть Андрия в его фильме «Тарас Бульба». Но в день съемок буквально в ста метрах от гостиницы «Континенталь», в которой я проживал в Киеве, немецкие самолеты бомбили мост через Днепр — так для меня началась война.
Я был трижды тяжело ранен. После одного из таких ранений я 6 (!) часов пролежал на снегу. К счастью, неподалеку находился медпункт. Меня нашли тогда, когда немцы уже наступали. Потом меня привезли в Актюбинск, и оказалось, что в этот же госпиталь попал из-под Сталинграда мой родной брат Сергей. На меня родным трижды приходили похоронки…
— Как складывалась Ваша жизнь после войны?
— 1943 году я был комиссован по инвалидности, отправлен в Москву. Здесь, на «Мосфильме», я вновь встретился с Довженко, который и дал мне совет — поискать свое счастье в театре. В итоге я устроился на работу в оперно-драматическую студию Станиславского, преобразованную позже в драматический театр им. Станиславского и проработал там с 1944 по 1963 год.
Довелось вместе работать с такими талантливыми актёрами, как Кедров, Яншин… С Петром Глебовым мы в Доме актера поздравляли с 80-летием Ольгу Леонардовну Книппер-Чехову и пели ей песни, среди которых, как сейчас помню, старинный русский романс «Дремлют плакучие ивы, низко склоняясь над ручьём…»
В период Олимпиады-80 был членом оргкомитета Олимпиады и параллельно занимался творческой самодеятельностью сотрудников фабрики «Красный Октябрь». Я возглавлял делегации «Артисты Москвы — гости Шри-Ланки, Индии». И когда в составе делегации приехал на Шри-Ланку, меня попросили помочь поставить спектакль по пьесе Чехова «Вишневый сад» на бенгальском языке. Вот так местные жители познакомились с творчеством нашего классика, а я увидел и оценил красоты острова и гостиницу, в которой жил Чехов, а рядом с ней — дом, в котором останавливался Николай II.
— Как получилось, что Вы стезю артиста сменили на административную должность?
— Я 12 лет был депутатом сначала Свердловского, потом Таганского районов Москвы. И все делал для того, чтобы создать хорошие условия для творческого развития театров. Как раз в это время я активно снимался в кино. Я снялся в нескольких десятках фильмов, среди которых: «Сорок первый», «Бумбараш», «Интервенция», «Жизнь прекрасна», «Баллада о доблестном рыцаре Айвенго» и многих других.
А потом так случилось, что мне предложили стать директором одного из московских театров. Узнав о том, что самый невостребованный зрителями — это театр драмы и комедии на Таганке, я решил его и возглавить. Пришел я туда в сентябре 1963 года. И началась, на мой взгляд, интересная творческая жизнь: репертуар пополнялся новыми спектаклями, артисты стали выезжать на гастроли, появилось новое здание театра…
Театр на Таганке стал необычайно популярным, когда его худруком стал Юрий Петрович Любимов, которого я в свое время отговорил ехать работать в театр подмосковной Дубны. И в Москве на Таганке он поставил массу замечательных спектаклей! А какие талантливые артисты работали в театре: Высоцкий, Хмельницкий, Смехов, Золотухин, Демидова, Корнилова, Филатов…
— Вы обладаете кипучей энергией, всегда помогаете друзьям, родным и близким. Чем сегодня Вы занимаетесь?
— Я много езжу по Москве, по различным делам. Да, и не только по Москве, но и по стране. Например, в мае 2018 года отправился в составе группы ветеранов-фронтовиков в Англию, где в честь Дня Победы мы встретились с фронтовиками из Англии на торжественном приеме на крейсере «Белфаст».
— О чем мечтаете?
— Я хочу, чтобы в нашей стране было меньше бюрократизма, чтобы работали и были доступны детям и молодежи культурно-досуговые центры. Меня возмущает то, что сегодня молодёжь не может бесплатно посещать музеи. А раньше это было возможно. Мечтаю о том, чтобы в театрах был хороший высокохудожественный репертуар, спектакли со смыслом, интересным сюжетом и при этом приемлемые для всех цены на билеты. Театр должен быть общедоступным! В целом — жизнь хороша, но надо стараться сделать её немножко лучше!

Юлия ФИЛЬЧАКОВА.
Фото Василия КОЛЕСОВА и фотоархива.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: