slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Некрасовский праздник в Карабихе

Некрасовский праздник в Карабихе«Гости съезжались», но не «на дачу», как у классика, а в музей-усадьбу «Карабиха», на очередной Некрасовский праздник. Съезжались из разных мест. Кто из близлежащего Ярославля, кто из Тулы, кто из Владимира, кто из Рязани, кто из Санкт-Петербурга, кто из других городов России, кто-то из-за рубежа. Из Москвы прибыла делегация журнала «Юность»: критик и литературовед Лев Аннинский, поэт Владимир Костров, главный редактор «Юности» поэт Валерий Дударев, член редколлегии поэт Ярослав Литвиненко, поэтесса Нина Краснова, прозаик Юрий Блинов, музыкант Татьяна Прокопец, певец и композитор Анатолий Шамардин. Был и всеми желанный гость — актёр Театра На Таганке Валерий Золотухин, который ради этого отложил киносъёмки в новом фильме.

Открытие праздника состо-ялось под небом ясным и высоким, без единого облачка, без единой тучки. На эстрадной дощатой площадке с классическим портретом Некрасова во всю стену, под навесом, перед зрителями, сидящими на серых деревянных скамейках, выступили со своими проникновенными словами о Некрасове представители администрации города и области, директор Департамента культуры Лариса Сорокина, директор усадьбы-музея Андрей Ивушкин, глава Ярославского союза писателей Герберт Кемоклидзе, профессор Московского Университета МВД России Владимир Некрасов и другие гости.

О Волга! Колыбель моя!

Любил ли кто тебя, как я?

Кто не знает этих стихов Некрасова! Родился Некрасов в 1821 году под Ярославлем, на Волге, в селе Грешневе, которое принадлежало отцу поэта, помещику. Своё первое четверостишие сочинил в 1828 году, семилетним мальчиком. Усадьбу «Карабиха», которая находится в 15 километрах от Ярославля, купил в 1863 году, провёл там десять летних сезонов, написал много стихов, поэму «Мороз, Красный Нос», «Орину, мать солдатскую», задумал поэму «Кому на Руси жить хорошо» и работал над нею, здесь же он работал над номерами журнала «Современник», здесь и отдыхал в кругу своих родных.

Сотрудницы музея-усадьбы «Карабиха», заместитель директора, куратор праздника Татьяна Полежаева и её коллеги в длинных нарядах светских дам, с причёсками-буклями встречали своих гостей, словно родные и близкие поэта, которые до сих пор живут в этой усадьбе. Они угостили нас черносливовой наливкой, которую поднесли в маленьких рюмочках темного стекла, на круглом медном подносике. Устроили викторину по стихам поэта, разыграли по ролям сценки, основанные на сюжетах из жизни обитателей усадьбы, а потом затеяли бал, с полонезами и вальсами, в который вовлекли тех, кого могли и кто этого захотел. А потом пригласили всех на званый обед, за сервированные столы с букетами гвоздики и резеды в белых вазах.

Карабиха – святое место, озарённое поэзией Некрасова, красотой этой поэзии и овеянное духом великого поэта.

Бродя с экскурсоводами по залам и комнатам дома-музея, этого дворянского гнезда c его убранством и атмосферой XIX века, и по территории усадьбы, среди берёз, лип, тополей и кедров, по Верхнему и Нижнему французскому парку, по Фиалковой горе, или около пруда, в котором раньше плавала форель, или у каскада «Гремиха» с чистейшей водой, посетители могут подумать: «Кому на Руси жилось хорошо? Да самому Некрасову! Вот кому!»

Но не может великому поэту (ни в старые, ни в новые времена) житься хорошо, если его народу живётся плохо или не очень хорошо. (К тому же в молодые годы поэт и сам испытал бедность и нужду, лишившись покровительства своего крутого и грозного отца и его материальной поддержки, и по себе знал, что это такое.) Душа поэта, «печальника народного», болела о народе, о тяжелой русской доле, что и проявилось в его творчестве. Об этом и сказал со сцены Лев Аннинский. И прочитал некрасовское стихотворение, которое когда-то потрясло его. О том, как отец, который ругал и проклинал своего маленького сыночка и говорил ему: чтоб ты лопнул и чтоб ты сдох, теперь несёт по улице, под мышкой гробик с его трупиком и плачет. «Это стихотворение о том, как мы проклинаем то, о чём потом плачем», — сказал Лев Аннинский, вкладывая в свои слова глубокий подтекст.

Валерий Золотухин сказал, что никто не написал о тяжелой русской доле так, как Некрасов, и особенно о тяжелой женской доле, и никто так не воспел простую русскую женщину, крестьянку, как он. «Коня на скаку остановит, в горящую избу войдет»! Валерий Золотухин мастерски, с чувством, с толком, с пронзительным внутренним трепетом, так, что у всех мороз пошёл по коже, прочитал отрывок из поэмы «Мороз, Красный Нос», который заканчивается строкой «Здесь одни только камни не плачут», потом — стихотворение Пушкина «О чём шумите вы, народные витии», а потом спел песню Александра Морозова «Покаяние», не на стихи Некрасова, но созвучные им, от которой камни могут заплакать и от которой зрители и заплакали.

Владимир Костров сказал, что у Некрасова были очень горькие стихи, но есть и очень весёлые и очень ироничные. Например, о «старце», который жил в селе и «чудным пением пленял сердца народные» и захотел научить красных девок петь песни, и что из этого получилось:

Всю зиму девки красные

С ним в риге запиралися.

Оттуда пенье слышалось,

Но чаще – визг и смех.

И что же с ними сталося?

Он петь-то их не выучил,

Но перепортил всех.

Нина Краснова передала зрителям поклон от своих земляков из Рязани, с земли Есенина, который испытал на себе влияние Некрасова, как и многие русские поэты, и прочитала своё стихотворение «О бедном мужике и добрых людях», которое написалось у неё под влиянием Некрасова. А потом спела свои вольные частушки. Некрасов не сочинял частушек, но элементы этого жанра, который возник и сложился как жанр только в середине ХIХ века, у него есть, например, в стихах «про дядюшку Якова», у которого «про баб товару всякого». Пела она «а капелла» и публика аккомпанировали ей ритмичным хлопанием в ладоши.

Валерий Дударев рассказал зрителям о журнале «Юность», в котором живут традиции русской поэзии, Некрасова, Блока, Есенина, Рубцова, прочитал свои стихи как наглядное подтверждение этого и предоставил слово молодому поэту Ярославу Литвиненко и прозаику с Урала Юрию Блинову, которые тоже не ударили в грязь лицом.

Анатолий Шамардин спел свои романсы и песни на стихи Валерия Дударева и Нины Красновой, по духу близкие поэзии Некрасова, под которые публика пошла в пляс, прямо на травяной площадке между сценой и рядами скамеек и между скамейками, а потом спел песню на стихи Некрасова «Что ты жадно глядишь на дорогу»:

Что ты жадно глядишь на дорогу

В стороне от весёлых подруг?

Знать, забило сердечко тревогу.

Всё лицо твоё вспыхнуло вдруг...

Владимир Костров подпел ему, и они спели её дуэтом, без репетиции. А зрители подтянули им обоим.

Директор «Карабихи» Андрей Ивушкин преподнёс каждому из гостей роскошный том Некрасова «Да, только здесь могу я быть поэтом!..» — «Избранное», выпущенное ярославским издательством «Верхняя Волга» при содействии Комитета РФ по печати, со стихами и поэмами поэта, с его фотографиями и автолитографиями, с портретами, выполненными маслом, карандашом, акварелью, с выдержками из его писем и воспоминаниями современников о нём, с перечнем фактов его биографии и с изумительной художественно-аналитической статьей Николая Пайкова «Корни и ветки», который и составил этот том, включив туда не только широкоизвестные, но и малоизвестные произведения поэта.

Праздник получился на славу! И погода стояла прекрасная. Пока не хлынул дождь, а потом проливной ливень, по примете Валерия Золотухина, который сказал: «Каждый раз, когда я поднимаюсь на сцену, под навес, чтобы выступить, начинается дождь». Но дождь не испортил праздника и не разогнал публику. Наоборот – поднял настроение у людей на новый высокий уровень, как воду в шлюзах Рыбинского водохранилища. К тому же, по народной примете и по наблюдениям френологов, дождь и ливень во время важного мероприятия – это всегда к добру, а не к худу.

Не обошлось на празднике и без маленького эксцесса: Нина Краснова записывала речи участников праздника на диктофон, а потом по рассеянности оставила этот диктофон на скамейке и спохватилась только в шатре, раскинутом в Верхнем парке на лужайке, где праздниковцы спасались от дождя и трапезничали, и испугалась, что он теперь не найдется. Но Герберт Кемоклидзе успокоил поэтессу и сказал ей: «У нас в Ярославле ничего не пропадает и ничего не теряется». А научный сотрудник «Карабихи», специалист по Некрасову Григорий Красильников и не «ярославские ребята» из «Юности», Валерий Дударев и Ярослав Литвиненко, демонстрируя неустарелость и актуальность старого лозунга «В жизни всегда есть место подвигу!», ринулись из шатра под ливень и разыскали диктофон. Его бережно спрятали от мокрых струй и вручили «ребятам» в целости и невредимости зрители, поклонники Валерия Золотухина, которые за час до этого взяли у него автографы на... десятирублёвые купюры, за отсутствием листочков бумаги. И таким образом не пропала для истории стенограмма праздника.

В завершение всего, на следующий день, гости из Москвы прогулялись пешком, под дождичком и под зонтами, по историческому центру Ярославля, побывали в Спасо-Преображенском монастыре... в музее Ярославля... встретилась с местными поэтами, среди которых есть участники форума молодых писателей в Липках под Москвой, а потом откушали щей, бифштексов и пирогов с яйцом и капустой в кафе «Босфор» (некоторые раньше никогда не были в «Босфоре», как Есенин на Босфоре). И... искупнулись в притоке Волги – Которосли, около гостиницы «Юбилейная», в которой поселились на время праздника и из окон которой была видна эта река, и омылись водами Которосли, как водой Иордана, приняли крещение Некрасовым.

 9—11 июля 2008 г.,

Москва.

Фото автора.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: