slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Недаром помнит вся Россия...

Опера «Война и мир» в Московском музыкальном театре имени К.С. Станиславского и В.И. Немировича-Данченко
Новый творческий замысел великого композитора Сергея Прокофьева удивил многих его почитателей. В самом деле, после искромётного лирико-комедийного действа «Обручение в монастыре» он вдруг обратился к «Войне и миру» Л.Н. Толстого. А если вспомнить, какие трудные годы для России наступили после окончания работы над этой оперой-буфф, то все сомнения окончательно рассеются, потому что началась Великая Отечественная война. И хотя композитор не был на фронте (категорически не позволило слабое здоровье), он, истинный патриот, не мог не трудиться во имя победы.
В сложнейших условиях эвакуации, в гостинице «Нальчик», Прокофьев записывает 15 августа 1941 года первую нотную страницу своего будущего шедевра, а заканчивает партитуру этого монументального произведения меньше чем за два года — это было уже в Тбилиси.

Впервые «Война и мир» про-звучала в концертном ис-полнении 16 октября 1944 года. А потом сценическая судьба оперы складывалась очень непросто, поскольку в 1948 году Прокофьева вместе с группой лучших советских композиторов объявили «формалистом». Прокофьев не дожил до триумфального шествия своего детища не только на Родине, но и во всём мире. Увы...
Лучшие театры нынешних дней считают честью для себя поставить «Войну и мир» на своей сцене. Самыми успешными вариантами считаются давние спектакли Большого театра СССР, а также Мариинки Санкт-Петербурга. Но шло время. Мариинский спектакль в новой редакции украшает петербургскую сцену, а в Москву замечательная опера пришла вновь только весной этого года. Вроде, не было явного намерения приурочить премьеру к 200-летнему юбилею Бородинского сражения, но, тем не менее, этот спектакль Музыкального московского академического театра имени К.С. Станиславского и В.И. Немировича-Данченко стал блистательным (не боюсь этого слова!) подарком к великой исторической дате. Премьера состоялась через 75 лет после последней постановки на этой сцене.
То, что именно этот столичный театр по праву уже давно именуют «театром поющего актёра», во многом предопределило сценическое решение спектакля в постановке Александра Тителя, который, кстати сказать, перед этим поставил и очаровательную прокофьевскую буффу «Обручение в монастыре». И, вообще, талантливый и всегда неожиданный выдумщик А. Титель давно питает особенную привязанность к творчеству Прокофьева, причём его обращения к музыке Сергея Сергеевича всегда успешны. Так и на этот раз. Мало сказать, что его новая постановка хороша: она по своему грандиозна, если, к примеру, учесть, что в масштабном втором отделении с Бородинской битвой и пожаром Москвы на сцене находится одновременно 500 исполнителей, а в боковых ложах расположился дополнительный хор (Концертно-театральная капелла имени Вадима Судакова). Либретто «Войны и мира», как известно, написано композитором в соавторстве с М. Мендельсон-Прокофьевой. Так что исполнителям, а также всей творческой постановочной группе есть на что опереться.
Конечно, те любители оперы, которые знают музыку Прокофьева, идя на спектакль или возвращаясь с него, поют про себя, подобно автору этих строк, удивительную по красоте, распеву, мощи арию Кутузова, переходящую в финале в яркий торжественный гимн Москве: «...Величавая в солнечных лучах матерь русских городов...». Эмоциональное впечатление от спектакля огромное. Не только из-за многофигурных сцен Бородинского сражения, но и, разумеется, в первую очередь от «мирной» любовной линии. В связи с этим вспомнились строки Андрея Вознесенского: «Не вечны времена монархий и царей, но вечны имена «Наташа» и «Андрей».
Конечно, А. Титель не был бы самим собой, если бы не предложил, как это у него всегда бывает, много необычного, непременно интересного, изобретательного. И в этом крайне важна сценография Владимира Арефьева, костюмы Ольги Поликарповой, хоры Станислава Лыкова, хореография Ларисы Александровой и свет Дамира Исмагилова. И, бесспорно, прекрасно звучащий оркестр под управлением Феликса Коробова.
Итак, самое начало спектакля. Сцена в Отрадном. На разновысоких площадках, вырастающих из «белого», на всю сцену занавеса, возникают Андрей Болконский (Дмитрий Зуев), Наташа (Наталья Петрожицкая) и Соня (Лариса Андреева). Сцена освещается «бегущими» видеокадрами листвы, и мы сразу узнаём тот самый эпизод, когда князь Андрей слышит восторженную речь Наташи, (причём в истинном тексте Толстого). Лирическая сцена очень хороша, и голоса исполнителей радуют, и персонажи узнаваемы. А сцена первого бала Наташи сделана завораживающе, с теплотой и нежностью. И когда двое находят друг друга, уже не важна заполненность сцены: тут передвигаются только стулья. А потом, вдруг, как тутти в оркестре, возникают, словно бы парящие в воздухе лёгкие фигурки профессиональных танцоров. И этот «балетный» танец, похоже, создаёт Наташе и Андрею особую обстановку, «подогревая» романтику происходящего. Они даже не замечают Элен Безухову и её брата Анатоля. Сердечная драма ещё впереди. А пока обаятельный, трогательный и доброжелательный Пьер Безухов (Николай Ерохин) пытается скрыть свою влюблённость в Наташу.
Вся «мирная» часть оперы богата интересными деталями, чуткими, ювелирно разработанными взаимоотношениями героев и очень точной передачей обстановки при намеренном лаконизме сценографии. Хотя отличная находка — большие шикарные хрустальные люстры, изысканно сверкая, спускаются откуда-то сверху и основательно «селятся» на сцене, метафорически создавая атмосферу роскоши дворцов Безухова и капризного старого князя Болконского (Леонид Зимненко)...
Забегая вперёд, скажу, что, на мой взгляд, лучшими сценическими решениями спектакля стали Кутузов (Дмитрий Ульянов) и Наполеон (Арсен Согомонян). А теперь обратимся к Бородину. Если все лирические сцены окутывают зрителя своим нежным обаянием, то военные эпизоды поистине поражают. Как я уже говорила, на сцене 500 человек в формах и с оружием русских и французов. Они уверенно и стройно перестраиваются на сцене, вроде как полуоборотом на 180 градусов. И так в каре на первом плане оказываются то Кутузов, то Наполеон со своими воинами. В этом мгновенном перестроении зримо и убедительно «читаешь» обстановку тех самых военных действий, которые вспахали Бородинское поле.
В каждой из армий мы узнаём исторические персонажи, органично перешедшие в оперу из романа Толстова. Они и музыкально, и актёрски отлично выполнены. К примеру, лихой Денисов (Андрей Батуркин), немецкие генералы (Николай Гуторович и Вячеслав Марутаев), Барклай-де-Толли (Нажмиддин Мавлянов), знакомый каждому из зрителей ещё со школьных лет Платон Каратаев (Олег Полпудин). А на просторном просцениуме, руководя военными действиями, глубоко, прочувственно размышляя о судьбах России, Кутузов поёт ту самую прекрасную арию, о которой я уже говорила выше. Да, и в наполеоновской армии тоже заметны исторически достоверные персонажи. Например, капитан Рамбаль (Дмитрий Степанович), маршал Даву (Александр Баскин)...
И чрезвычайно эффектно, пронзительно «звучит» на сцене пожар Москвы, создавая некий особый «эффект присутствия» тех, кто в зале и на сцене. Они-то и сливаются в торжественном хоре победы.
Премьера «Войны и мира» Прокофьева — это, безусловно, событие в жизни столичного театра. Это — своеобразный музыкально-исторический документ. Прокофьев и Титель дарят нам своё прочтение романа Льва Толстого, и мы, зрители, бесконечно благодарны за это.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: