slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Не стреляйте в депутата! Он сочиняет законы, как умеет!

«Все женщины актрисы! Русские женщины преимущественно драматические актрисы!»
Максим Горький. «Дачники».

Страна рвёт последние жилы в импортозамещении, а краса и гордость Государственной думы депутат Яровая внесла поправки в закон «О полиции», предложив поучиться у американской полиции в стрельбе на поражение по особам женского пола. От которых «слугам закона» вроде бы совсем не стало житья!
Глава фракции «Единой России» Владимир Васильев осторожно заметил, что «Единая Россия» инициативу Яровой не обсуждала.
А что он ещё способен сказать в обстановке, когда с таким трудом проходила спецоперация по освобождению «любимой женщины министра Сердюкова» и обитательницы самого дорогого дома в Молочном переулке Москвы — одной из самых дорогих улиц мира.
Ладно, если б полицейские отстреливали евродам: президентов, министров, на худой конец евродепутатов, что ни день произносящих про Россию и её президента какие-нибудь новые гадости. Но до тех дам нашим чудо-богатырям не дотянуться. Как и до бабушки Клинтон, обессмертившей себя восторженным воплем «Вау!» при взгляде на фотографию безоружного Осамы бен Ладена, расстрелянного в упор морпехами США.

А образцы демонстративной агрессивности поведения в стране задают как раз политики. Достаточно вспомнить хотя бы Анатолия Собчака, агрессивность которого, как недавно поведала миру мадам Нарусова, объяснялась, оказывается, его стойкой неспособностью к зачатию…
В пока остаётся гадать, дождётся ли помощи от наших доблестных патрульных трудолюбивая женщина, в сумерках бегущая с одной работы на другую и приторможенная озабоченными «гостями Москвы»?! Докричится ли до них квартирная жертва, расчленяемая «любимым мужчиной»?!
И не ждёт ли нас в результате «законодательной инициативы» г-жи Яровой волна убийств в сочетании с изнасилованиями?! Ведь как просто одним выстрелом решить все проблемы?!
Человеку, пришедшему в полицию по причине отсутствия какого-либо развития, кроме физического, при виде убегающей от него женщины может почудиться всё что угодно!
При выходе из вагона метро на какой-нибудь окраинной станции первое, что бросается в глаза, — скучающие от безделья полицейские с громадными животами и задницами, заставляющими сомневаться, что ребята когда-либо сдавали физические нормативы, вроде бы предусмотренные их родом занятий.
Ну, ладно депутаты, не вылезающие из кресел служебных автомашин и конференц-залов в процессе изнурительного служения народу. Но эти-то с чего расплылись?!
Понятное дело, им проще выстрелить, чем догнать и скрутить!
Даже в благословенные «советские» годы опера Петровки, давая в суде объяснения, нередко не могли объяснить, на основе какой нормы УПК они «доставили» человека куда им захотелось.
А первый «демократический полицмейстер» Москвы Мурашов чистосердечно признавался журналистам, что для чтения УПК у него есть заместители…И как после того поверить, что разрешение стрелять в женщин «на поражение» есть забота об общественном благе, а не скольжение вниз по лестнице эволюции?!
То, что среди полицейских год от года всё больше девиц, лишь усугубляет ситуацию.
Когда убить возможно не только взглядом, оружие стреляет словно само собой!
Классическая драматургия уже давно одарила нас прогнозом поведения мужчины заурядного и неудовлетворенного. Г-н Карандышев в пьесе «Бесприданница» (её киновариант — фильм «Жестокий романс») предпочёл застрелить объект своих воздыханий, чтобы она не досталась никому.
А в «лихие 90-е» в театрах Варшавы и Вроцлава собирал полные залы спектакль «Четвёртая сестра» о Москве, ставшей после перестройки громадным дурдомом. В финале спектакля гас свет, раздавалась автоматная очередь. И со сцены сообщалось, что всех персонажей перестрелял новорожденный, мама которого смотрела слишком много американских боевиков. Вундеркинда отправили в Дом малютки, предварительно продав кинокомпании «Дисней» право на экранизацию всей этой истории.
Милый, тёплый польский юмор!
Человеческий плод чувствует боль уже на восьмой неделе беременности.
Учёные считают, что негативные мысли и просто депрессии беременных женщин «одаряют» нас аутизмом, наркоманией, сексуальными извращениями, тягой к убийству.
В связи с этим любопытно было бы узнать, в каком настроении матери вынашивали депутатов, сочиняющих законы, не безопасные для общества?!
Право стрелять в женщин (и непременно «на поражение»!) из того же ряда «прав человека», что и право на аборт, эвтаназию, адюльтер, однополые браки, женитьбу на собственной кошке или собаке.
Нужны ли нам такие «права»?!
Государство, где 75 процентов абортов делается из-за социально-экономических проблем, бьющих в первую очередь по матерям, не имеет права на подобное «законотворчество».
Господа-депутаты должны в ноги кланяться женщинам, отваживающимся рожать детей, когда пособие на ребёнка в несколько раз меньше стоимости дневного рациона розыскной собаки!
Не надеясь ни на кого, они сегодня отчаянно пашут, совсем как в Великую Отечественную войну: «Я и лошадь, я и бык! Я и баба, и мужик!» А их невозмутимо увольняют с работы перед пенсией (сохраняющей человеку не более 16 процентов былой зарплаты против 45—48 среднеевропейских!) Они соглашаются на любую работу, чтобы продолжать помогать близким. Получив очередную платёжку за квартиру с новыми безумными цифрами, стараются поменьше кушать.
Но исчерпывается ли образ сегодняшней русской женщины образом плачущей тётки из очередного сюжета про войну в Донбассе?! «Зомбоящик» с его разговорами «Сейчас всем трудно! Нужно потерпеть!» уже не успокаивает.
Когда дом становится настолько дорог, что тебя уже гонят из него и детей кормить нечем, от разъярённых женщин, которым уже нечего терять, не заслониться никакими полицейскими кордонами.
И вряд ли охрана олигархов, своей патологической жадностью накликавших беду на Россию, станет защищать работодателей «до последнего вздоха», как французская дивизия СС «Шарлемань» рейхстаг в Берлине. Охрана легко и охотно превращается в конвой.
Американцы, прилетавшие в Москву в «брежневские» годы, после окончания войны во Вьетнаме, опечаленные разгулом наркомании и крушением «традиционных жизненных ценностей» у себя дома, вздыхали: «А у вас тихо! Мы бы у вас, пожалуй, пожили!».
В Москве тогда быстро сложилось целое землячество американок, посчитавших самым разумным решением выйти замуж за русского.
Пока депутаты заодно со своим прошлым не «откорректировали» ещё и наше общее прошлое, можно вспомнить и прозвучавшие с трибуны какого-то из Пленумов ЦК КПСС воспоминания Никиты Хрущёва, что когда по руководству страны запускался на согласование список кандидатов на аресты и ликвидацию, Молотов якобы неизменно прибавлял: «И жену!».
Ну с Молотовым-то, до глубины души уязвлённым арестом собственной жены, всё понятно.
А чем уязвлены женщина и мужчина «с пробегом», совместными усилиями родившие «убийственный» законопроект?!
Президент, понимаешь, из сил выбивается, безуспешно пытаясь заставить работать чиновников, не способных навести порядок хотя бы на пляжах в Крыму. По словам Сильвио Берлускони, он в отчаянии даже предлагал итальянцу пост министра экономики России. «Спикер» г-на Чубайса Леонид Гозман меж тем призывает готовиться к «жизни после Путина», обеспечив президенту и его ближайшему окружению гарантии безопасности более убедительные, чем гарантии Пиночету и Ярузельскому…
А какие гарантии безопасности у рядового гражданина, с тоской взирающего на патрульных, одетых в форму иноземного покроя?!
В головах пишущей братии кипят грёзы: как порулить Россией после очередного переворота. Чем они хуже журналистов Ульянова, Троцкого, Муссолини, Мазовецкого, Гайдара?!
 Кто-то, думаю, ещё не забыл данные Института социологии, что 72 процента россиян страстно желают перестрелять всех, из-за кого жизнь в стране стала такой, как сейчас.
А какой именно она стала? Вполне достаточно ролика в Интернете, показанного всеми телеканалами: на улице Екатеринбурга молодой следователь, уволенный за рукоприкладство, бьёт женщину, посмевшую не уступить дорогу его автомашине.
Женщина беременна. Но ему на это плевать.
Как и на то, что она женщина!
Окажись в кармане великовозрастного негодяя пистолет, дама вполне могла пополнить собой статистику «издержек демократии».
После того как нам объяснили, что даже взрывы в аэропортах «лишь укрепляют наше единство», а депутаты имеют право «отредактировать» собственную биографию, заставив интернет-поисковики удалить все нежелательные сведения, инициатива господ из Комитета по безопасности Госдумы неудивительна.
Ну кто у нас может судить, что есть патология, если никто никогда не видел нормы?!
Услышав от психиатров подобные признания, руководители столичного здравоохранения закрыли единственную(!) в Москве Клинику неврозов на Шаболовке.
Но отменить неврозы и психические отклонения им, увы, не под силу!
А значит, нас ждёт замечательный рост криминальной статистики.
И расследовать всё это окажется не по силам никакой Службе собственной безопасности.
Достаточно вспомнить, как руководители МВД предпочли разогнать московскую муниципальную милицию, едва только зашла речь о выборности районных милицейских начальников и их подотчётности гражданам.
Если уж принимать законопроект типа сочинённого Яровой, то лишь в сочетании с инициативой умников из Высшей школы экономики, предложивших запретить распространение ужасной информации с телеэкрана и газетных страниц.
Коль о даме, изнасилованной и застреленной полицейским, не сообщили СМИ — спите спокойно, дорогие сограждане! На кладбище всё спокойненько!
Спасибо, что нам пока хоть не режут языки, как в своё время жителям Углича за их безответственную болтовню о подробностях убийства царевича Дмитрия, дестабилизировавшую обстановку в стране.
 
Михаил Казаков.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: