[email protected]
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Не привыкнем

И ведь знал, знал, что болел Василий Иванович, видел его уже тяжёлым, а всё равно онемел, когда поздним вечером позвонила Наталья Сергеевна Серова, собирающая в Вологде русскую культуру для того, чтобы мы не торопились расстаться с ней для беспамятства, и, удерживая слезы, сказала: «Полчаса назад умер Василий Иванович». Это уж, догадываюсь, метнулась к ней звонком Ольга Сергеевна Белова, чтобы в первые минуты не оставаться наедине с горем.
А только накануне мы с главным редактором издательства «Молодая гвардия» обсуждали возможный список десятитомника классической прозы последнего полустолетия и чуть не в голос сказали: Ну, Астафьев-Белов-Распутин – понятно. И оба не удивились, что вот так сразу – понятно и всё. Дальше уж с паузой. Но эти стремительно, не задумываясь, как на вопрос: фамилия-имя-отчество Родины и традиции.

Месяц назад ему исполнилось восемьдесят, и как было хорошо окликнуть его. Я тогда, предваряя фильм о нём, сам вдруг с удивлением увидел, что есть писатели, которым в народном сознании уж и фамилии не надо. Скажешь: Виктор Петрович, Василий Иванович, Валентин Григорьевич – и все знают, кто это. Не буду говорить про современных «всех», но для нас, людей ХХ века, – так.  Как это в пьесах пишется, «действующие лица и исполнители». Уходят нынче действующие лица, остаются исполнители. Талантливые, изобретательные, но исполнители, не укрепленные ладом и светом долгой, естественно укоренённой жизни.
Жил Василий Иванович рядом, и мы как будто были защищены от бед, знали, как перемочь их – привычное дело русскому человеку: труд да постоянные испытания не одним, так другим, не деспотизмом, так свободой. Как он увидел это в нашем сердце, как горько и утешительно назвал, найдя место любви и свету, растворив их в труде и заботе, в святом порядке и ладе жизни.
Ну, нынешний человек скажет – тоже нашёл добродетели: труд да забота. А вот поди и Пушкин бы понял его родной нашему сердцу «Капитанской дочкой», и Некрасов, и Тургенев, и Толстой – дело привычное, наше, из чего вырастали наша сила, лицо наше в мире, наша победа.
У русского художника и смерть поступок – может, остановимся на минуту и что-то в себе поймём лучше.
Прощай нас, Василий Иванович!

 

Валентин КУРБАТОВ.
Псков.

Безвозвратны наши потери…
На блаженную кончину русского писателя Василия Ивановича Белова
Завершилась земная ходьба Василия Ивановича Белова по русскому полю жизни. И с её завершением в душах миллионов русских людей смешались чувства горечи утраты, печаль несвершившихся надежд русского крестьянства XX—XXI веков…
В продолжение мысли Вл. Одоевского на смерть А.С. Пушкина можно сказать об уходе Василия Ивановича Белова, что солнце нашей русской крестьянской жизни – фундамента и столпа России – закатилось! Почил в Бозе Василий Иванович Белов. Это умер не просто писатель, не просто классик, а это наше русское всё. Это смерть человека-великана, без которого, как нам всегда казалось, жизнь русского мира могла прерваться.
Василий Иванович своим могучим духом мог побивать и побивал легионы врагов России, русского человека, русской земли!
Вся его жизнь – сопротивление враждебному духу!
Василий Иванович никогда не шел в ногу с духом времени. Напротив, являясь плотью от плоти русского крестьянства, он вставал поперек всем противным ветрам безвременья. Это было и в советский период нашей истории, и в столь же трагический век нынешний, чему свидетельство его книги «Плотницкие рассказы», «Лад», «Кануны», «Все впереди»...
Будучи уже признанным, имея властные полномочия депутата Верховного Совета СССР, Василий Иванович открыто, без оглядки на ранги, обвинял руководство страны в измене и предательстве интересов народа. В 1993 году он вместе с коллегами-писателями восстал против ельцинского вооруженного переворота…
Даже в последний период земной жизни Василия Ивановича, когда его одолевали физические немощи, он оставался в силе духа, находил себя в новом для него направлении изобразительного творчества.
На протяжении всей жизни Василий дружил с лучшими писателями ХХ века Михаилом Шолоховым, Александром Яшиным, Николаем Рубцовым, Ольгой Фокиной, Василием Шукшиным, Валентином Распутиным, Виктором Астафьевым, Виктором Лихоносовым, Станиславом Куняевым, Виктором Коротаевым, Александром Романовым, Михаилом Лобановым, Валерием Ганичевым, Владимиром Крупиным, Анатолием Заболоцким, Виктором Потаниным, Николаем Палькиным…
Любовь к России, русской земле, к родной Тимонихе – это то главное, чем жил и чему служил Василий Иванович Белов.
Подлинный природный христианин и русский человек – Василий Белов любил людей. Его чуткое сердце принимало всех, кто хотел послужить Отечеству. Его доброй, широкой души хватало на каждого, кто обращался к нему. Его сосредоточенный взгляд и былинное героическое лицо с неподдельной искренностью внушали Любовь, Веру и Надежду.
Весть, облетевшая весь мир, о кончине Василия Ивановича вечером 4 декабря 2012 года обожгла каждое русское сердце. Невозможно представить, что наша народная слава может умереть, а Василий Иванович Белов – это ли не наше русская слава и радость?! И он, конечно же, не умер для русского мира, – он есть и всегда будет!
Его знал, любил и всегда будет любить русский народ.
В этой земной жизни мы, писатели России, потеряли друга, соратника и наставника…
Прощай, дорогой наш человек, и прости нас, дорогой Василий Иванович…
Все мы молим Бога: «Упокой, Господи, душу новопреставленного раба Твоего Василия, прости ему грехи вольные и невольные и даруй ему Вечную память!»


Союз писателей России.
 




Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: