slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Не подставляйте спину случайному банщику!

СОБОР РУССКОГО НАРОДА и партия «НАЦИОНАЛЬНЫЙ КУРС» Совместный выпуск

«Россия замечательна, если читать ее, как собрание этикеток. Но бойтесь заглянуть дальше заголовков! Если вы откроете книгу, то не найдете ничего из обещанного: все главы в ней обозначены, но каждую еще предстоит написать. Русские гораздо более озабочены тем, чтобы заставить нас поверить в свою цивилизованность, нежели тем, чтобы стать цивилизованными на самом деле»

Астольф де Кюстин, «Россия в 1839 году».

Едва отъедешь от Москвы километров на сто, в глаза бросается заметно меньшее число пузатых. И стройны они вовсе не из­за подготовки к Олимпиаде.
«Реформаторы» брезгливо отодвинули «титульную» нацию в сторону, посадив на голодный паёк и сказав «подождите». Не уточняя, чего именно и сколько ждать… Выкинутые из профессий профессионалы теряют былое мастерство, а тем временем страну заполняют если не «варвары», то уж точно «кочевники»…
И вдруг…миллиардеры с нескрываемой тревогой на лицах один за другим сдают мандаты депутатов и сенаторов, ворча про будто бы начавшийся «Огонь по штабам!». А чиновникам, лихорадочно переписывающим на родню собственность по обе стороны государственной границы, уже некогда даже делать вид, будто они работают.
Того и гляди – налоговые поступления в бюджет резко возрастут, совсем как после ареста г­на Ходорковского!
Воистину великолепная паника господ, решивших, что они­то и есть «сливки общества», заставляет вспомнить конец августа 1998 года, когда возвращавшиеся с зарубежных курортов «лучшие люди страны» по дороге домой торопливо запасались в магазинах «дьюти фри» качественной выпивкой и ширпотребом: «Неизвестно ведь, в какую страну прилетим!»

Низкий поклон товарищу Збигневу Бжезинскому за партийную прямоту, с которой он сформулировал цель атаки для национально­освободительного движения России: «Если ваша элита держит в наших банках больше пятисот миллиардов долларов – это уже наша, а не ваша элита!».
Нас так давно убеждали, что стоит только заикнуться о возврате государству ранее украденного, как тут же начнется кровавая гражданская война, что мы,пожалуй, и поверили. И не очень­то рукоплещем национальному лидеру, начавшему долгожданную чистку властных конюшен и доказавшему, что смелым надо быть вовремя.
Это как с «засадным полком» воеводы Боброка­Волынского на Куликовом поле или со штурмом Зимнего: «Сегодня подниматься рано, а послезавтра – поздно!»
Стоит совсем немного побродить по Рунету, чтобы сложилось впечатление, будто нет у россиян большей мечты, чем осенью поменять власть. Якобы вся страна не более, чем гигантская «Воронья слободка», воспетая Ильфом и Петровым в романе «Золотой теленок» коммунальная квартира, обитатели которой подозревают друг друга в намерении поджечь дом и дружно его поджигают с разных сторон, чтобы только сосед не опередил.
Западные аналитики, регулярно пишущие о «камуфляжном» характере российской правовой системы, сегодня оценивают происходящее в России значительно спокойней, чем «болотные кулики». Чего негодовать, если ограничение гражданских свобод в самих США в рамках «профилактики терроризма» очень сблизили правовые системы двух стран?!. Массы устали от «разгула демократии» и хотят только порядка. Западу все это ничем не угрожает. Разве что сверхприбылями, каких не заработаешь ни в одной другой стране.
Тем не менее оппоненты Путина, выросшие под каблуками деспотичных мамаш и до преклонных лет пытающиеся доказать, что у них гормоны в норме, регулярно пророчат если не социальный взрыв, так хотя бы «обвал рубля». Обзывая президента «сушеной акулой», ребята на самом деле ужасно страдают, что Господь не дал никому из них внешности «ковбоя Мальборо».
Ещё в разгар первой избирательной компании национальный лидер признался, что вовсе не считает счастьем для политика пылкую любовь народа, поскольку от нее до ненависти – даже не шаг, а меньше шага.
Путин сегодня может делать что угодно, может вообще ничего не делать – отношение к нему не ослабевает ни на градус.
Страна может двигаться только в том направлении, какое ей предложит президент.
При Ельцине такого ощущения не было. Даже в пору пика его популярности народ не проявлял безоглядной готовности идти за ним в огонь и воду.
Ну, допустим на минутку, «болотные» бунтари добились ухода президента из Кремля. А дальше что?! А дальше всё как в сказке «Золотой ключик», невнимательно читанной ими в детстве. В ней Алексей Толстой блистательно показал абсолютную бессмысленность бунта марионеток.
Удрав от одного кукловода, они в конце концов попадают в лапы другого кукловода. И не факт, что новый хозяин лучше старого!
А золотой ключик в конце концов прикарманивает Буратино. С виду чурка­чуркой, но единственный из персонажей, не привязанный ни к чьей руководящей руке.
Да посмотрите на Москву не «через призму поэзии», а как на пейзаж после битвы.
Сколько в ней фирм, где настоящий хозяин скромно числится сотрудником службы безопасности, а документы подписывает на всё согласная легкозаменяемая «кукла»?!
Злые языки утверждают, якобы легендарный уже Владислав Сурков черпал вдохновение в экспозиции Музея уникальных кукол, собранной его дамой сердца. Так и не сумевший обогатить Кремль национальной идеей, хотя и очень старался, он пал жертвой мифов и словесных клише, туманящих мозги даже весьма и весьма неглупым людям.
Какая национальная идея была у Дмитрия Донского на Куликовом поле?! Да налоги не платить! За деньгами явился какой­то самозванец Мамай, а платить следовало царевичам из рода Чингизидов.
Недавно по ТВ показали кусок старой кинохроники. Ленинград, митинг на Дворцовой площади. Собчак с трибуны говорит что­то резкое, на высоком градусе ораторского вдохновения. Незаметное движение камеры – и рядом с Собчаком возникает лицо Путина…Его оттесняют, прямо­таки оттирают из зоны наилучшей видимости другие люди. Им хочется быть на виду, хочется, чтобы их заметили. А для Путина это никакого значения не имеет.
То же самое впечатление на меня произвела книга «От первого лица». Ни в одной ее строке вы не ощутите желания произвести на вас впечатление. Ни удивить, ни растрогать, ни ужаснуть, ни вызвать уважение, ни даже разозлить. С какими чувствами вы будете читать, возникнут ли у вас вообще какие­нибудь чувства – никакого роли для этого человека не играет. Без величественного облика и громовых зажигательных речей, он появился как­то слишком уж тихо, прозаически, без всяких знамений…
Первое его длительное появление на телеэкране в статусе главы ФСБ случилось в обществе шефа МВД Степашина. Они тогда должны были подтвердить, что никакой фальсификации в деле прокурора Скуратова нет и скандальная видеозапись с голыми девочками – подлинная. Степашин весь извёлся, стараясь просигналить нам о переполняющей его душу глубокой скорби. Хлопоты его были совершенно излишни. Для тех, у кого случившееся вызывало тошноту, Степашин в любом случае оставался одним из организаторов скандала.
Путин и мимикой, и интонациями, и выражением глаз идеально соответствовал сакраментальной формуле «ничего личного». В нем было ровно столько же эмоциональной выразительности, сколько в компьютере, отвечающем на запрос строго в заданном объеме.
Неслучайно ради Путина большое количество коммунистов на выборах изменили Зюганову, а многие либералы бестрепетно отвернулись от Явлинского. Среди тех, кто обеспечил победы Путину, лишь немногим оказалась важна его программа, не все даже поинтересовались – есть ли она у него вообще. А если существа разных пород, совсем как в Ноевом Ковчеге, забывают о своей врожденной несовместимости и начинают искать поддержки друг в друге, причина должна быть чрезвычайно важной и всеобщей.
В русской традиции таинства принятия верховной власти и вступления в брак используют одну и ту же символику. И даже слова употребляются одинаковые. Венец, венчаться. И государь венчается на царство и супруги венчаются, вступая в совместную жизнь. Союз мужчины и женщины и союз одного человека с народом если и не абсолютно одинаковы, то во многом схожи.
А за скороспелыми свадьбами не всегда стоит легкомыслие или чудачество. Бывают особые душевные состояния, которые подталкивают к нарушению венками освященного порядка.
В данном случае «невесте» вовсе не угрожала опасность остаться одинокой.
Помолвка, предшествующая знакомству, действительно была. Но о любви, опередившей сложный этап узнавания, я бы говорить поостерегся. Хоть невеста в конце концов согласилась пойти под венец – толкнула ее на это вовсе не внезапно вспыхнувшая влюбленность. Она показала себя слишком хладнокровной и трезвомыслящей.
Он много поработал над починкой и переналадкой государственной машины. И она наконец­то покидает место своей стоянки.
Жизнь вряд ли стала существенно лучше и веселей. Кризис время от времени ослабляет свою хватку благодаря притоку нефтедолларов, но цены всё колеблются, и бюджет приходится снова и снова перекраивать.
Тем не менее ни падения рейтинга, ни появления анекдотов о президенте.
Кое­кто говорит, что, мол, президенту был выдан кредит доверия, но срок выплаты еще не истек. Но мне кажется, речь идет вовсе не о кредите или не только о нем.
Попробуйте себе представить какой­нибудь 1910 год… В Европе абсолютно единое экономическое и политическое пространство. Никаких войн не предвидится хотя бы потому, что все династии родственны.
1920 год… отгремела Первая мировая война. Европа разгромлена, Германия повержена, в России Гражданская война. Ну, ладно – Франция и Англия как­то с тяжелым сердцем вместе с Америкой все это поделят.
1940 год… Франции уже нет, от Англии мало что осталось, Германия и Россия вместе с Америкой будут определять все будущее. На всю оставшуюся историю.
1950 год. Никакой Германии уже нет, и никогда уже не будет, она навеки разделена и раздавлена.
К 2000 году примерно понятно, что Россия развалилась, ей конец, и не надо на неё обращать внимание ни с политической, ни с военной, ни с экономической точек зрения.
Но в 2010­м в общем уже даже и надо, потому что начальство, конечно, бестолковое, но с экономической точки зрения страна сильно поднялась. Хотя с военной точки зрения она только опустилась.
И всё больше людей начинают понимать, что Родина – это прежде всего семья, а не парламентская система. Большая многоэтническая семья, которая в трудные моменты поддержит, не позволив опустить руки. Семья, которая до последнего вздоха будет защищать свой род, свой дом, своё жизненное пространство, свою историю и традиции.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: