slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Нам не дано предугадать...

...Резкий звонок в дверь разбудил полседьмого утра. Я подошла к двери и спросила: «Кто там?».
— «Оперуполномоченные с обыском. У нас ордер!»... Первая мысль: «Это какая-то ошибка! Ума не приложу, по какому поводу У МЕНЯ может быть ОБЫСК?!...»
Представьте себя на моём месте: когда ты законопослушен и тебе вроде бы не о чем беспокоиться, утреннее явление полицейских с обыском может показаться лишь продолжением сна. Но это было наяву! Мы с мужем наскоро оделись и пошли открывать. Оперуполномоченные предъявили документы: старшим по званию был подполковник Константин Дегтярёв. Удостоились чести! С ним — ещё трое: лейтенант и двое понятых.

Мы начали знакомиться с судебным постановлением, и сразу всё прояснилось: опять кому-то там — наверху — не даёт покоя ЦДРИ! Снова какие-то интриганы подали в суд: кому же не захочется обладать этим чудесным особняком в самом центре столицы — на Лубянке?! А этот обыск — обычная акция устрашения. Ведь я — член правления Центрального дома работников искусств уже на протяжении почти двух десятков лет... Тактика простая: «наехать», обвинить всех подряд во всех смертных грехах, запугать, воспользоваться замешательством и отобрать!
Обыск, правда, был произведён более или менее щадящий: заставили открыть все шкафы, ящики, полки, но рыться в белье и посуде, к чести обыскивающей команды, не стали. Искали, как оказалось, какой-то документ, кажется, протокол заседания правления. А в белье кто же хранит протоколы?! Да и вообще, если человек в здравом уме, разве будет он дома хранить важные документы?! Но объясняться с полицейскими в данном случае было бесполезно. Вспомните Конан Дойла: разве можно остановить бегущую по следу ищейку, когда хозяин кричит: «Ату!»?!
Оперуполномоченные настаивали на том, чтобы я с ними тут же поехала к следователю. Но у меня были срочные дела на работе, и, оставив у меня на руках повестку о вызове к следователю (правда, без указания даты и времени), полицейские удалились. Кстати, в повестке категорически предупреждалось: «В случае неявки в указанный срок... на Вас может быть наложено денежное взыскание». Хорошенькое дело! Ты ни в чем не виноват, но... Оставили они ещё и протокол обыска, где констатировалось, что искомых «предметов и документов, имеющих значение для уголовного дела», обнаружено не было. Были в нём указаны имена и адреса понятых, из чего ясно следовало, что ребята проживают по одному адресу, и адрес этот — общежитие МВД (то есть понятых подполковник с лейтенантом прихватили с собой, чтобы рано утром не мучиться и не искать — со своими, опять же, веселей!). Для них, как видно, закон не писан...
И хотя я употребила фразу «ОБЫЧНАЯ акция устрашения», на самом деле это был чистейшей воды беспредел. Значит, по логике наших судей, у нас можно вломиться домой к любому человеку, всё у него перевернуть вверх дном, что-то унести, а может, и подбросить. Искать при этом не золото и бриллианты, а всего-навсего какую-то бумажку. Это к вору, укравшему миллиарды, вломиться нельзя, а к рядовому гражданину — запросто! Ты не вор, не убийца, но всё равно ты не имеешь права спать спокойно: дрожи, жди, когда к тебе придут! Вам это ничего не напоминает? 37-й год, к примеру?! Воистину: в нашей стране и в XXI веке «от сумы и от тюрьмы не зарекайся!»...
После ухода полицейских я тут же позвонила коллегам по правлению — так и есть: в тот день поутру к некоторым из членов правления ЦДРИ тоже пришли. К тем, кто вёл заседание правления, кто вёл протокол заседания, к тем, кто, как и я, был в составе счётной комиссии... Мне ещё повезло: подполковник Дегтярёв был вежлив и относительно корректен. С некоторыми моими коллегами поступили жёстче и наглее: рылись в белье и пытались запугивать! У доктора философских наук Ларисы Ретюнских, которая, по традиции, ведёт протоколы всех наших собраний, изъяли документы. Массу документации изъяли и при обыске в кабинетах директора и зам. директора ЦДРИ. А как же: ведь это была классическая акция устрашения!!! После всего этого действительно можно подумать, что нашей доблестной полиции просто нечего делать: вместо поиска настоящих преступников они с воодушевлением гоняются за мнимыми!
Нетрудно было догадаться, что искали силовики: в отсутствие всех мыслимых и немыслимых доказательств «преступления» они хотели доказать, что материалы заседания правления ЦДРИ были подтасованы. Дескать, «на самом деле» два года назад кворума не было, и результаты голосования, соответственно, «надо признать нелигитимными». Избранного директора — Энгелису Погорелову, стало быть, нужно сместить и попытаться занять её место!..
Цель в данном случае оправдывает средства, и здесь для заказчиков сфабрикованного дела, желающих прибрать к рукам лакомый кусок — старинный особняк в центре Москвы, все средства хороши: и незаконные обыски, и страшные слова «коррупция», «отдел по расследованию особо важных дел», «явка на допрос в качестве свидетеля»... До чего мы дожили?! Меня всё чаще в последнее время мучает вопрос: неужели ЭТИ ЛЮДИ и вправду надеются жить вечно?! Неужели они не задумываются о последствиях своих преступных деяний?! Хотелось бы посмотреть им в глаза! Но ОНИ глаза свои, к сожалению, прячут. Боятся огласки. Знает кошка, чьё мясо съела...
...А мой муж, провожая непрошеных гостей, глубокомысленно изрёк: «Ну, теперь, если в нашу квартиру заберутся воры, мы будем точно знать, кто был наводчиком!».
— Вам не по себе, подполковник Константин Дегтярёв? Ничего — переживёте!
Мы же нашли в себе силы пережить ваш беспардонный визит.
Правда, теперь я не уверена, что у полиции, если кого-то из нас и ограбят, найдётся время заниматься настоящими преступлениями: они спешат обслужить Высокого Заказчика... О времена! О нравы!
Елена КИСЕЛЁВА,
член правления ЦДРИ, тележурналист.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: