slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Нам есть что петь, о чём грустить

Николай Офитов – русский поэт плоть от плоти своей земли. Он истинный крестьянский сын и по происхождению, и по мировосприятию. Потому и к нему, к его судьбе применительны строки, написанные другим нашим замечательным поэтом, земляком Николая Офитова Александром Ивановичем Люкиным: «Крестьянский сын, воспитанник завода и волею судьбы интеллигент».
И у Николая Викторовича за плечами долгая и непростая жизнь, куда уместились и учёба в сельской школе, в которую мальчишке приходилось бегать по просёлочным дорогам да полям за многие километры, и труд на земле. «Я законный наследник / Российского поля, / Тишины поднебесной, / Берёзок у дола»…

А затем работа на производстве, учёба в институте, беспокойная жизнь журналиста да издательского работника. Но главное – две книги искренних, доверительных стихов. Та, о которой пойдет речь, третья.
Редко так бывает, во всяком случае у меня, чтобы можно было проникнуться душевным расположением к человеку, прочитав только книгу его стихов. Поэт гостил на своей родине. На обратном пути, проездом, заглянул в редакцию журнала «Вертикаль. ХХI век» и, не застав меня на месте, оставил на память сборник своих стихов «Врачующая тишина». «Мудрёное название», – подумал я, когда книга попала мне в руки. Но когда раскрыл её, то увидел в ней любовно подобранные фотографии предков поэта, и подумалось – какие светлые, чистые, милые русские лица, какой здоровый и крепкий родовой корень у поэта. Потому и стихи при чтении начали восприниматься как-то иначе – более личностно, менее отстранённо, с пониманием, к кому в основе своей они обращены в первую очередь. Я внутренним взором видел лица тех, кто должен был, да не прочитал эти стихи, к кому они были обращены изначально, в первую очередь. «Когда уйдут из жизни старики / Великого двадцатого столетья, / Потери наши будут велики / И не сравнимы с днями лихолетья»…
Это перед ними поэт чувствует вину за происходящее теперь в его стране. Это они воспитали в Николае чувство справедливости, чести, нестяжательства, сострадания, искренности в отношениях с повстречавшимися на жизненном пути людьми. «Мама тёрла картошку. / Пальцы ранила в кровь. / Дома хлеба – ни крошки, / Лишь заливистый рёв»…
Это от них, дорогих его сердцу людей, поэт перенял и восприятие своего родового дома как чего-то живого, близкого. Ведь ещё дед, Михаил Петрович Офитов в своей молодости ставил эти стены с любовью и надеждой, что послужат они верой и правдой ещё не одному поколению семьи Офитовых, согреют их в стужу и защитят от зла. Так оно и вышло. Потому в стихотворении, цитируемом мною ниже, дом воспринимается Николаем Офитовым ещё и как наставник, воспитатель, переживатель за будущее своих обитателей. «Дом мой полукаменный, / С вязом у плетня, / Вечерами тёмными / Поджидал меня. <…> Добрый, очень ласковый, / Ты остался сном, / Самой лучшей сказкою, / Милый отчий дом».
Стихи эти, пронизанные светлой печалью, написал поэт на Ключищенском косогоре. Видимо, когда в очередной раз уходил из родного дома и, остановившись, оглянулся на него. И тогда вспомнилось разом всё – детство, война, мама, брат и сестра, как бегал из дома по этому косогору в школу, как покидал дом из-за своих странствий. Но нет места дороже, стен роднее во всём белом свете. Нет и не будет  уже никогда. И ведь продолжилось бы, наверно, доброе служение дома и следующим поколениям Офитовых, если бы не грянувшие в России очередные реформы: «Вас много – алчных до наживы, / Терзающих свою страну! / Пустых, бесчестных, наглых, лживых, / Не знающих свою вину. / Живёте вы не для России, / А лишь раздрай несёте ей. / Особняки у вас красивы / Со сворой грозных кобелей…»
Но пусть не думают, что люди свои родные, живые дома отдадут на уничтожение этим «пустым, бесчестным, наглым, лживым» без боя.
И всё-таки преодолевается уныние как нечто грозовое, но мимолётное. Слишком крепок корень, что держит поэта на родной земле. Потому, вопреки всем несправедливостям, злобе и клевете, он сохранил в душе любовь к родным местам, хоть и поселилась в его сердце глубинная, сострадательная печаль. …«Они горьки – воспоминанья… / И всё же потревожу их: / Переживу свои страданья, / Не заблужусь в лесах глухих. / Как с другом верным, буду с ними / Под ветра посвист здесь бродить… / Судьбой беспечною хранимы, / Нам есть что петь, о чём грустить!»
И вот именно любовь к родной земле послужила стимулом для продолжения осмысления происходящих в России таких непростых, в социальном плане во многом трагических событий. Итогом этих размышлений явилась новая книга поэта «О, Родина!..». Высказавшись в предыдущих своих сборниках о сокровенных чувствах к родной земле, близким и родным людям в новом сборнике Офитов выступает уже защитником именно того, что так дорого его сердцу, его памяти. И надо сказать, защитник он смелый и бескомпромиссный, не оставляющий для себя возможные пути отступления. В своих оценках происходящего поэт,  что называется, стоит на краю. В этом удостоверится любой, прочитавший в книге такие строки: «Какие жестокие годы / Нам выпали в жизни с тобой, / Под синим родным небосводом / Вся жизнь омрачилась борьбой».
Вот об этой борьбе, о победах и поражениях в ней, о представителях «воюющих сторон», о целях и задачах, которые преследуют те и другие, говорится в сборнике гражданской лирики «О, Родина!..». Мне не хочется его придворять своими оценками. Я уверен, что этого делать мне не надо хотя бы потому, что уже о самом дорогом для поэта нам известно…

Валерий СДОБНЯКОВ,
секретарь СП России, главный редактор журнала «Вертикаль. ХХI век», председатель Нижегородской областной организации СП России.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: