slovolink@yandex.ru

Музыка и слово: что сильнее

Издать на русском языке книгу «Россия: образ врага» предложил генеральный директор Мариинского театра Валерий Гергиев, присутствовавший на её презентации в Москве вместе с автором — австрийским публицистом и историком Ханнесом Хофбауэром.
Вышла книга в Краснодаре 5-тысячным тиражом. Европейский общий тираж уже достиг 15 тысяч экземпляров, притом что крупнейшие СМИ уровня «Шпигель», «Зюддойче Цайтунг», «Франкфуртер альгемайне» презентации в Вене, Швейцарии, Германии замалчивали. «Но в Интернете обсуждение живое, меня вызывают на дискуссию. Я много путешествую, выступаю в школах, книжных магазинах, и продажи хорошие», — рассказывает Ханнес.
С момента выхода в апреле 2016 года немецкого издания он лелеял надежду на улучшение отношений с Россией. Увы, наш враждебный образ на Западе не тускнеет.
Автору эта ложь и агрессивные выпады против России претят – он всегда был сторонником антивоенных движений. Изучал Косовский эксперимент, распад Югославии, крушение СССР, расширение НАТО на Восток. Убеждён, что бомбёжки Белграда были направлены не только против сербов и хорватов, а прежде всего против российских интересов там.
Данное исследование посвящено восприятию России на Западе начиная с XV века. Именно тогда зарождается стереотип русских как грязных апостасийных (отступнических. — Ред.) варваров-азиатов. Первым такое определение в 1480 году дал польский философ и математик Йоганнес фон Глогау, чьи лекции в ведущем тогда Краковском университете активно посещались европейскими студентами (ну кому же начинать русофобствовать, как не поляку с немецкой фамилией? — Ред.). Сто лет спустя, с принятием с подачи папы римского Брестской унии, обратившей малороссов в сторону Рима и окатоличивания, началась борьба Запада за Украину. Призрак Майдана и украинского кризиса, за который всю вину теперь валят на Россию, бродил уже тогда.
У русофобии давние корни. В книге они детально прослежены с акцентом на современность. В 1991-м Запад заявил: «Мы выступаем за Россию». Когда Путин пришёл к власти, девиз меняется: «Вместе с Россией». А с 2008-го звучит откровенное «против России». Линия «за» — «вместе» — «против» анализируется на основании английских, немецких и реже французских источников, что для нас любопытно вдвойне.
«Большинство жителей Австрии — за потепление отношений с Россией. Будь сейчас референдум, простой гражданин, крупный и средний бизнес проголосовали бы за отмену санкций. Я писал для них, — говорит Ханнес. — Против санкций и бизнес Германии, те же «Сименс» или «Мерседес». Но почему немецкая политика в ущерб своей стране прогибается под давлением Вашингтона — тайна».
Когда Валерия Гергиева австрийские друзья познакомили с монографией Хофбауэра, он мгновенно понял, что это очень взвешенная и совсем не типичная точка зрения на Европу и российскую историю. «Ханнес философски смотрит на происходящее, и я подумал, что об этой позиции должны узнать в моей стране, — говорит Валерий Абисалович. — Мне всегда казалось, что нет и не может быть единого взгляда на мир, а есть множество мнений, исходящих не только с Запада, чего многие западные деятели признавать не желают. А восточный взгляд имеет колоссальное значение».
В 1998-м маэстро впервые попал в Китай, и после первого же концерта в Пекине напротив него оказался глава КНР Цзян Цзэмин. «Наша беседа была удивительной, — вспоминает Гергиев. — Он поймал меня на реплике: «Когда я приземлялся в Шанхае, то увидел тысячи громадных строительных кранов. Поразительно, как быстро развивается Китай!»
— Нет, — ответил Цзян Цзэмин (по-русски!). — Китай не развивается быстро. — Но ничего подобного я не встречал ни в Нью-Йорке, ни в Гонконге, ни в Лондоне. — Нет, — повторил он. — В самом главном мы идём медленно. Медленное движение сохраняет стабильность. А сохраняя стабильность, мы пойдём очень далеко. И сделал жест рукой, показывая вперёд и чуть вверх, но не в небо.
По невероятному рывку, который совершил Китай, видно, что этот человек знал, о чём говорит. Это был один из запомнившихся мне навсегда уроков жизни».
Профессия неуклонно ведёт Гергиева по глобальному пространству. С проявлениями агрессии и хулиганства тоже приходилось сталкиваться. Совершенно позорным было, когда на сцену «Метрополитен-опера» выбежал мужчина, страшно напугавший Анну Нетребко после премьеры «Иоланты» Чайковского. «Если бы это случилось в Мариинском, я бы считал, что мои 30 лет работы как руководителя театра зачёркнуты. Подобное, тем более на великих сценах, недопустимо. Но говорить об этом с ненавистью не буду, — признаётся Валерий Абисалович. — Как отреагировала публика? Поднялся возмущённый неистовый гул — в зале вся элита, сливки общества, 4 тыс. зрителей негодовали. Этот хулиган хотел испортить вечер нам, но испортил его хозяевам, американцам. Подобные выходки наносят чувствительный удар по репутации тех, кто затевает гастрольные визиты. Мы, кстати, никогда ни к кому не напрашиваемся. Нас уговаривают. Годами! Предлагают крупные контракты. Говорят: «Ваше выступление так важно». Важно для них. А не делают одолжение, мол, ну ладно уж, выступите…»
Гергиев открывал Олимпиады в Ванкувере и Сочи. Его слушают иногда две тысячи человек, иногда полмиллиона и миллионы телезрителей. Будучи руководителем (с 2015г.) оркестра Мюнхенской филармонии и одним из самых мобильных дирижёров планеты, он совершенно не заинтересован в хаосе и сумятице в отношениях России и Запада. «Я за гармонию через музыку – немецкую, австрийскую, русскую, за то, чтобы сближать, а не отталкивать людей, — убеждён маэстро. — Вот только что играл концерт с ярчайшим пианистом Даниилом Трифоновым, а потом беседовал с Владимиром Путиным, который, шутя, заметил: «Ну вы, музыканты, создаёте мосты, а политики их успешно сжигают». Мир действительно сегодня, как никогда, трудно предсказуем. Но мы продолжим строить объединяющие мосты, чтобы не дать истории приобрести уродливые, искажённые формы. Сила музыки зовёт к доброму общению друг с другом».
На вопрос, насколько велика сейчас сила печатного слова и способна ли книга повлиять на умы, Валерий Гергиев ответил: «Мои сыновья открывают мир через айпады. Кто-то предпочитает бумажные издания. Книги надо писать и издавать – неважно, как и на чём. Своим даром, темпераментом писатель помогает нам понять что-то новое. Я верю в печатное слово».
Ханнес Хофбауэр присоединился, сказав, что его скромный вклад в строительство дружеских мостов в том, чтобы поменять облик врага и показать: русский медведь не агрессивен и бьёт лапой, только когда его вынуждают. Обороняясь.

Татьяна КОВАЛЁВА.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: