slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Мой бедный Марат!

В нашей действительности, под давлением протестантской идеологии нарушаются первичные основы русской общинной жизни. Это касается многих сторон жизненного уклада. В том числе и роли женщин в семье. Девушки дарят цветы парням, чтобы привлечь внимание к себе, парни торгуют женскими колготками. А тёщи «правят в семьях» как заядлые домуправы.
Причисленный ныне к лику святых Папа Римский Иоанн Павел II в своё время объявил, что Дева Мария была первым апостолом Христа. Апостол же главнее любого начальника!
Но хоть наша страна давно уже стала диким полем безотцовщины, мужчина в России всё же не выродился как психотип. Доказательством тому хотя бы стремительно набирающий авторитет межрегиональный Союз отцов, уже имеющий отделения в двадцати регионах страны.

Рамиль Гизатуллин, очень авторитетный в профессиональном мире хирург-стоматолог, уже три года безуспешно воюет с бывшей женой и тещей за право хоть иногда видеться со своим пятилетним сыном. Он маг и волшебник, когда спасает зубы и челюсти чужих ему людей. Но ему дьявольски трудно противостоять зубастым заговорщицам, решившим беременностью от «богатого дантиста» поправить материальное положение странной семьи, где никто не работает.
4 мая прошлого года Кунцевский суд (уже не в первый раз!) постановил, что папа имеет право общаться с сыном во вторник, пятницу и воскресенье с 12 до 19 часов, что малыш может проводить каникулы с папой со 2 по 7 января, а папа имеет право проводить с сыном отпуск.
Но последняя прогулка Рамиля с сыном под аккомпанемент проклятий со стороны его матери состоялась 27 июля 2009 года! И уже половину пятилетней жизни мальчика они в разлуке.
Бледный больной мальчик, обитающий в одной квартире с инвалидами – дедом, бабкой, матерью и тёткой, месяцами лишен свежего воздуха.
Он заперт в квартире, полной больничных запахов (урология пополам с онкологией!), у него нет ни щенка, ни котёнка, которые бы помогли развеять тоску.
Поликлиника была вынуждена назначить ему регулярные занятия лечебной физкультурой. Но мать ни разу не сводила его на занятия!
Доктор Гизатуллин порядком надоел сотрудникам органов опеки Крылатского и здешнего ОВД. Все их попытки помочь несчастному отцу реализовать предписание суда, подтверждающее право отца на общение с сыном, всякий раз оканчиваются возле закрытой двери квартиры, обитателей которой интересуют только деньги, регулярно и без напоминаний перечисляемые безукоризненно честным доктором, не утаивающим ни рубля из своих заработков.
Вроде бы грешно осуждать убогих, устраивающихся в нашем жестоком мире в рамках своего понимания что хорошо и что плохо.
В 14 лет младшую сестру жены доктора, здорового озорного ребенка, сразила неизлечимая атрофия мышц, усадившая девочку в инвалидную коляску до конца её дней. После чего тёща возненавидела всё, что двигалось по квартире быстрее инвалидной коляски её дочери, в том числе и родного внука! И мама Маратика Гюльшат не смеет ей перечить.
Когда Рамиль первый раз через суд добился права общаться с сыном, бывшая жена не отставала от них ни на шаг, на всю округу громко поливая грязью и мужа, и всю известную ей родню мужа, как живых, так и покойных. Она то и дело дергала малыша, щипала его, явно напрашиваясь на скандал.
Мужчина сумел сдержаться, заметив резкое ухудшение психического состояния сына.
Бывшая жена доктора несколько раз демонстративно не приходила на почту за деньгами, которые «злодей» ей высылал. Естественно, что почта отправила деньги обратно. Приставы тут же возбудили исполнительное производство. Хоть доктор и доказывал с документами в руках, что он добросовестный плательщик.
Как только он подал иск об устранении препятствий к общению с ребёнком, тут же появился встречный иск, да ещё с назначением психиатрической экспертизы!
Эксперты Института судебной психиатрии признали доктора вполне вменяемым и не опасным ни для кого! Марат наблюдается в детской поликлинике №128 в Крылатском. Если в 2008 году врачи считали его «практически здоровым», то в 2009-м ребёнок был поставлен на учёт к кардиологу с диагнозом синусовая аритмия.
Еще осенью 2010 года кардиолог предписал пройти ЭХО-кардиограмму. Но мать и не подумала привести сына в поликлинику! Вместо этого она, «опасаясь дать бывшему мужу козырь для борьбы за сына», упросила сотрудников районной службы опеки не обращать внимания на информацию о состоянии здоровья мальчика, по требованию отца регулярно получаемую из поликлиники.
Обнаружив, что ему два года морочат голову, давая ему и в опеку принципиально разную информацию, Рамиль в сентябре прошлого года в присутствии свидетелей и под протокол перефотографировал амбулаторную карту своего сына прямо в кабинете главного врача. Когда он попросил объяснений — почему в карте есть упоминания о регулярном снятии ЭКГ, но сами эти ЭКГ отсутствуют – услышал: «Детская поликлиника не в силах заставить мать заботиться о здоровье ребенка, если она не желает выполнять предписания врачей!»
Естественно, корысти никакой в действиях врачей усмотреть невозможно, но явно просматривается стремление жить по принципу: «Чем меньше ты делаешь, тем меньше тебе приходится делать!»
Бывшую жену доктора Гюльшат не назовешь красавицей. Просто «встретились два одиночества» и поначалу было даже чуть-чуть счастья.
Трудоголик Рамиль откладывал личную жизнь сначала до диплома, потом до получения учёной степени, потом до признания своих изобретений, однажды огляделся вокруг, и обнаружил — все ровесницы давно замужем… Встретил молодую женщину из «хорошей татарской семьи» и убедил себя, что «любовь — дело наживное».
А жена и её родня быстро стали его врагами. Доктор мешал им жить так, как они привыкли. Множество семей рушится именно из-за этого. А вовсе не из-за чьих-то «преступных наклонностей».
То, что для Рамиля «патология», для его родичей (теперь уже бывших!) – норма: мелочная деспотия больной бабушки, не желающей замечать, что в кругу тяжелобольных взрослых и маленький внук стремительно становится инвалидом. А бурная ненависть мамы Марата к его папе – всего лишь реакция на робкую попытку спасти сына из квартиры, ставшей гибридом больничной палаты и тюремной камеры.
Сколько можно напоминать о том, что несчастные дети, с малых лет окружённые женщинами, без остановки болтающими о своих физиологических проблемах и мужской лживости, вырастая, получают психические травмы, превращающие их из мужчин в их подобие.
Разложение общества и начинается с таких, вроде бы мелких, но важных вещей, как отсутствие авторитета, примера отца. Создание и укрепление «Союза отцов» — это вклад нормальных мужчин в борьбу с феминизмом, за здоровую семью.

Алексей Николаев.
 

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: