slovolink@yandex.ru

Между добром и злом

Октябрь выдался необыкновенно щедрым на книжные новинки, в которых представлена интересная отечественная проза. На сей раз приятно удивило крупнейшее российское издательство «Эксмо». Обычно, представляя книги этого издательства, сталкиваешься с так называемой жанровой прозой — детективами, фантастикой, фэнтези, мелодрамами, историческими романами. «Нежанровую» прозу одно время выпускали с опаской и ограниченными тиражами от трёх до пяти тысяч экземпляров.

 

 Боялись, что читатель не поймёт. Зря, однако, боялись. В отсутствие качественной литературы читатели, пресытившиеся «жанровыми сериалами», стали уходить в «нон-фикшн». Вот тут издатели и решили вернуться к «нежанровой» прозе, благо писатели у нас пока ещё не перевелись.


После некоторого молчания выдал новую книгу Виктор Пелевин. На роман модного писателя не хватило. Поэтому в сборник «П5» с подзаголовком «Прощальные песни политических пигмеев Пиндостана» вошли пять произведений короткой прозы. Ощущение странное. От Пелевина ожидаешь очередной литературный фокус, который автор начинает виртуозно, но на середине отчего-то ему становится скучно. И получается, что на сцене разбросан реквизит из раннего и позднего Пелевина, а сам фокусник, зевая, ушёл за кулисы. Хита не получилось, но тем не менее продажи книги свидетельствуют о том, что Пелевин с его свифтовскими фантазиями столь же популярен среди массового продвинутого читателя, как, скажем, Акунин среди широкого круга почитателей псевдоинтеллектуального детектива.

Сказать, что Андрей Тургенев следует по стопам Виктора Пелевина, значило бы обидеть модного литератора, избравшего для себя столь громкий литературный псевдоним. К Ивану Сергеевичу Тургеневу творчество Андрея Тургенева имеет такое же отношение, какое герой пелевинского романа «Чапаев и Пустота» имел к реальному герою Гражданской войны.

Зато Андрей Тургенев — мастер литературных инсталляций в пелевинском духе. Роман «Чтобы Бог тебя разорвал изнутри на куски!», хотя в нём и нет пелевинской мизантропии, не менее ошеломляющ. У него найдутся как горячие поклонники, так и не менее ожесточённые противники.

Не относя себя ни к первым, ни ко вторым, новый роман Андрея Тургенева прочёл с любопытством. А это уже кое-что.

Сборник рассказов Галины Щербаковой «Яшкины дети» поразил литературным мастерством автора. Галина Щербакова, обращаясь к чеховским рассказам, отнюдь не задавалась целью создать пару десятков ремейков русского классика. Получилась, однако, мощная книга, в которой чеховские архетипы обрели черты наших современников, которые далеко не всегда симпатичны. А собственно, почему автор должен испытывать умиление своими героями? Галина Щербакова следует традициям русской литературы, в которой всегда присутствовали «невидимые миру слёзы».

Владимир Маканин в новом романе «Асан» обращается к одинаково болезненной как для русского общества, так и для русской литературы, начиная с позапрошлого века, теме кавказских войн. Для чеченской войны в современной русской литературе нашлось не так много места. Были прилепинские «Патологии», пара-тройка прохановских романов, были рассказы Германа Садулаева… Герой маканинского романа майор Жилин – полная противоположность толстовскому Жилину из «Кавказского пленника». У него на этой войне свои интересы, свой бизнес. Маканин в «Асане» лишает войну ореола героизма, что сближает этот глубоко психологический роман со знаменитой кинолентой Фрэнсиса Форда Копполы «Апокалипсис сейчас». Собственно, «Асан» — это книга не столько о войне, сколько о том, что толкает людей за грань человеческой сущности.

Бывают события, которые проходят мимо нас незамеченными. Но есть и такие, что становятся частью нашей общей истории, и забыть о них невозможно... Одно из них — трагедия на Дубровке — захват заложников во время мюзикла «Норд-Ост». Этот трагический эпизод стал прообразом центрального события романа Елены Езерской «Пустите меня на радугу!».

В этой книге так же, как в романе Джонатана Фоера «Жутко громко и запредельно близко», где о трагедии террористической атаки на башни ВТЦ рассказывается устами юного героя, пронзительная история семьи, ставшей жертвой теракта в ледовом дворце, передается через монолог 12-летнего мальчика, потерявшего отца в мясорубке «взрослых игр». Книга «Пустите меня на радугу!» — о мире рано повзрослевшего ребенка, которому так хочется вернуться в безоблачное прошлое своего детства...

В романе Андрея Геласимова «Степные боги» на долю мальчишки Петьки войны не досталось. Хотя идут по забайкальским степям эшелоны на Восток, в Маньчжурию. Япония ещё не капитулировала. А в Разгуляевку возвращаются с фронта солдаты Великой Отечественной. Андрей Геласимов удивительно точно описывает то военное время в далёком Забайкалье. Такое ощущение, что автор сам прожил жизнь мальчика Петьки, который мог бы стать его отцом. Есть такое понятие – генетическая память. Возможно, Геласимову вместе с рассказами близких ему людей она помогла создать один из самых пронзительных романов последних лет. Что же касается образа японского врача Минаяга Хиротаро, попавшего в плен в ходе боёв на Халхин-Голе, то его психологическому портрету позавидовал бы Харуки Мураками.

Питерское издательство «Амфора» в прошлом году познакомило читателей с кинопрозой Рустама Ибрагимбекова, вошедшей в книгу «Утомленные солнцем». Автор сценариев к таким знаменитым фильмам, как «Белое солнце пустыни», «Утомленные солнцем», «Восток – Запад», «Кочевник», Рустам Ибрагимбеков не менее известен и как писатель.

В новый сборник прозы Рустама Ибрагимбекова вошли повести и рассказы разных лет. Одни написаны еще в 60-х («У нас на углу», «Любовь к животным»), другие – совсем недавно («Сложение волн»); многие из них стали сценариями известных фильмов («Деловая поездка», «Храм воздуха»). Все произведения Рустама Ибрагимбекова объединяет одна простая и в то же время мудрая мысль: всё в мире взаимосвязано, поступки, как дурные, так и благородные, имеют по себе долгую память, но в столкновении добра со злом у человека всегда есть право выбора.

Однажды Павел Крусанов в романе «Американская дырка» «воскресил» Сергея Курёхина. И вот главный редактор журнала «FUZZ» Александр Долгов в фантастической киноповести «Цой. Черный квадрат» предлагает свою версию на тему: что было бы с Виктором Цоем, если бы он не погиб 15 августа 1990 года? Захватывающая, как крутой вираж, фантасмагория молниеносно перемещает читателя во времени и пространстве, не давая опомниться. В книгу также включены интервью с Виктором Цоем и другими культовыми персонами рок-сообщества.

Может ли чашка ароматного кофе стать героем книги? Отвечаю — может! Если за составление этой книги взялся известный книгочей Макс Фрай. Представляя «Кофейную книгу» — новый сборник рассказов начинающих, и не только авторов, Макс Фрай пишет: «Однажды Маруся Вуль, о чьем искусстве варить кофе слагают легенды в обеих российских столицах, спросила меня: а почему до сих пор нет сборника рассказов про кофе? Неужели в голову не приходило? Что касается моей головы, то в нее это приходило не раз, но мне почему-то казалось, на свете уже давным-давно существует великое множество «кофейных книг» с рецептами и без – идея-то очевидная. Однако людей, которые умеют варить хороший кофе, надо слушаться». В итоге получилась интересная и неожиданная кига. А других Макс Фрай вместе с «Амфорой» и не делают.



Книги серии  "ЖЗЛ" заговорили


Старейшее российское книжное издательство «Молодая гвардия» затеяло новый проект – выпуск аудиокниг серии «ЖЗЛ». Проект амбициозный, но вот станет ли он успешным, покажет время. В нашем стремительном ритме жизни, когда у многих не хватает времени на чтение любимых книг, зато приходится стоять подчас в многочасовых автомобильных пробках появление аудиокниг было воспринято весьма доброжелательно. Однако не всякая книга может быть услышана с тем же интересом, с каким она может быть прочитана. Перед составителями первой десятки аудиокниг серии «ЖЗЛ» стояла непростая задача – выбрать из огромного массива биографических книг именно те, что способны привлечь внимание избалованного слушателя. Ведь недостатка в аудиокнигах сегодня нет.

Так что же вошло в первую десятку «заговоривших» книг «ЖЗЛ»? Мне выбор показался несколько странным. Так, наиболее полно представлены книги известного историка Николая Павленко – «Пётр I», «Екатерина I» и «Царевич Алексей». Чем продиктован такой интерес к венценосной семье Петра Великого? Ответить на этот вопрос трудно. Личность Петра, безусловно, заслуживает всяческого внимания. А вот как слушатель отнесётся к противоречивой фигуре царевича Алексея, который погиб по велению своего грозного папаши? И насколько захватит того же слушателя история Марты Скавронской, попавшей на российский трон из походных палаток петровских сподвижников? Спору нет, Николай Павленко – признанный классик историко-биографического жанра, но сюжеты всех трёх книг так или иначе пересекаются. А слушать про одно и то же не всегда интересно.

Династии Романовых посвящены ещё две аудиоверсии. Это книги Алексея Пескова «Павел I» и Александра Архангельского «Александр I». Причём последнюю книгу читает сам автор. Известный журналист и телеведущий освоил мастерство рассказчика. А вот автору книги «Брежнев» и её аудиоверсии Леониду Млечину почему-то рассказать свои историко-политологические изыскания не удалось. Хотя Млечин «актёрствует» на телеэкране поболее Архангельского.

Кроме Брежнева, в компанию говорящих биографий попала книга Роя Медведева «Андропов». Очевидно, по принципу преемничества.

Оставшиеся три аудиокниги поражают непредсказуемостью выбора составителей «говорящей десятки».

«Арина Родионовна» Михаила Филина интересна тем, кто занимается пушкинистикой. А остальной аудитории? Особенно тем, кто застрял в пробке. Интересно ли им будет узнать подробности биографии няньки Пушкина?

Про Нестора Махно слушать будут, несомненно. Равно как и про гетмана Мазепу, которому нынешний украинский президент, страдающий синдромом мазепизма, готов понаставить памятников по всей «незалежной» Украине. Говорят, книга Татьяны Таировой-Яковлевой о Мазепе пользуется большим спросом на Украине. Возможно, и фигура батьки Махно станет там в ближайшее время столь же популярной. Вот только как украинская власть отнесётся к книгам, говорящим на русском языке? В окружении Ющенко эти книги слушать поостерегутся. Хотя... Мазепа!

Виктор ПРИТУЛА

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: