[email protected]
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

«Золотой Витязь» против духовной мутации народа

C народным артистом России, президентом МКФ «Золотой Витязь», членом Патриаршего совета по культуре Николаем Петровичем Бурляевым мы встретились в офисе «Золотого Витязя» в Андреевском монастыре в самый разгар подготовки к кинофоруму в Белгороде.
— Николай Петрович, в начале октября в Белгороде пройдёт очередной кинофестиваль «Золотой Витязь». Что нового ожидать нам от нынешнего кинофорума? Какие сюрпризы вы нам готовите? На что стоит обратить внимание?
— Меня всегда удивляет один и тот же вопрос журналистов: «Что нового нас ждёт, в чём отличие этого кинофорума от предыдущего…». Слава Богу, отличий в главном, в идеологии, в направленности — нет. И главная заслуга «Золотого Витязя» в том, что он вот уже двадцать лет отстаивает традиционные позиции под девизом «За нравственные идеалы, за возвышение души человека».

Нового же будет очень много, поскольку мы показываем каждый раз всё то, что было создано за последние два года. Отбирая программу, мы постоянно повышаем требования к творческому уровню фильмов. Наш кинофестиваль международный, каждый год в нём участвуют кинематографисты из 25—30 стран мира. А в целом мы охватили за двадцать лет более шестидесяти стран, что говорит о том, что мы, славяне и православные люди, не замкнуты в наших конфессиональных устремлениях, а открыты всему миру. Поэтому в кинофестивале участвуют и Китай, и Иран, и Израиль, Австралия, Перу, Голландия — практически весь мир, который производит кино.
Но главное наше отличие в том, что мы показываем не всё то, что показывают прочие кинофестивали. Интересно, что это наше отличие признают даже наши оппоненты, не во всём разделяющие наши устремления. В частности, журналист Дмитрий Быков, критикуя буквально все проводимые у нас российские кинофестивали, вдруг вспомнил о «Золотом Витязе» и заявил: «К ним можно относиться по-разному, но у них есть идея. Пожалуй, только у них одних в фестивальном движении и есть идея».
И на этот раз у нас будет много нового: мы привезём в Белгород около ста фильмов из двадцати стран мира. Будем работать по всей области, это наш принцип — охватывать не только главный город региона, но и всю область. И отрадно то, что после проведения нашего форума в любом регионе местное ОВД констатирует резкое понижение уровня преступности, наркомании, самоубийств и прочих социальных пороков. То есть практически «Золотой Витязь» предложил обществу модель духовного возрождения страны, а миру предложил такую же модель духовного возрождения планеты.
— Частично вы уже ответили и на мой второй вопрос, но я его всё же озвучу: какова, на ваш взгляд, роль духовно-нравственного кинематографа в жизни сегодняшней России? Насколько он востребован обществом и властью?
— Если бы я был министром культуры планеты, то я бы поставил этот пункт самым главным: духовно-нравственный уровень культуры, который мы предлагаем народу. Потому что от этого зависит, куда пойдёт данный народ и вся планета в целом. Сейчас планета охвачена так называемым рыночным искусством. Как прекрасно говорил о такого рода рыночном искусстве Иван Александрович Ильин, это — эффектная пустота и доходный промысел. Культура не должна быть доходным промыслом.
Этого не понимают наши власти. Они пошли по ошибочному пути рыночного отношения ко всему, что делает человек. А не всё можно измерять категориями рынка. Культуру — кинематограф, театр, литературу — нельзя мерить этими мерками. Это недальновидно, а если резче говорить — глупо, а если ещё резче, то преступно.
— Не секрет — и об этом у нас говорят даже с высоких трибун — что наше телевидение осознанно занимается дебилизацией населения. Но разговорами всё и заканчивается. В нашем эфире — всё та же вакханалия. А сколько времени отводится освещению вашего фестиваля, духовно-просветительским программам? Спрашивается: как вернуть нравственность в кино и на телеэкран? Не время ли задуматься о самой концепции телевещания, общественном контроле и нравственной цензуре?
— Последние двадцать пять лет перестройки наше руководство занимается преступной деятельностью в области духовного развития нашего народа, как будто задавшись целью погубить всю нацию тем, что предлагают вот уже четверть века со всех экранов телевидения, кино и так далее. Мне — человеку, отдавшему пятьдесят лет культуре, кинематографу, — удивителен этот подход. Особенно когда это звучит из уст самых высоких руководителей по программе «Время». Когда к ним обращаются люди: мол, сделайте хоть что-нибудь с этим телевидением, оно калечит души наших детей. В ответ — улыбка: «Извините, у нас демократия». Что они делают? Хотелось бы задать вопрос всем руководителям России перестроечных лет: разве не понятно, что вы губите нацию, уничтожаете и мутируете сознание целого народа?!
Когда в 80-х объявили перестройку, радио «Свобода» заявило буквально следующее: «Цель перестройки в том, чтобы приблизить русских к западным стандартам, в том, чтобы произошла мутация русского духа…»
Так что же — руководство нашего государства выполняет этот заказ на духовную мутацию народа? Почему оно ничего не предпринимает многие годы, хотя общество наседает на них? Говорят об этом везде: в Думе, в Комитете по культуре… Министерство культуры вот собрало теперь новый Общественный совет. Как член этого совета, я поднимаю там эти вопросы.
Освещению нашей деятельности уделяется немного времени, поскольку мы не вписываемся в рыночную концепцию «эффектной пустоты». Мы не делаем деньги на том, что мы показываем, а часто показываем вообще бесплатно. Допустим, мы проводим театральный форум, арендуем «Театр на Таганке», платим за аренду деньги, они нам отдают двадцать тысяч билетов за десять дней. Мы могли бы их продавать. А что делает «Золотой Витязь»? Он отдаёт эти билеты детским домам и интернатам. Зато мы видим, как дети духовно преображаются в наших залах.
Что с этим делать? В принципе всё решается очень просто. На руководство государства насели уже буквально со всех сторон. Перед выборами президента Путина было отправлено лично при мне три важнейших обращения. Первое — от патриаршего Совета по культуре с просьбой повышения уровня культуры в жизни общества. От Общественной палаты Российской Федерации с требованием изменения государственной культурной политики. И от Союза кинематографистов Российской Федерации также направили очень резкое обращение, в котором говорится, что экран ныне занимается мутацией духа. Президент должен что-то ответить. Ответа пока нет…
Есть новый министр. Но станет ли он той свечой, которая будет гореть и рассеивать мрак над российской культурой, — это вопрос. Вот он собрал Общественный совет. Когда я туда пришёл, то увидел шесть десятков лиц, половину из которых я бы близко не подпустил к этому совету. Поскольку именно они, на высоких постах и при власти, занимались тем процессом, который привёл нашу культуру к деградации. И они снова будут что-то советовать новому министру?!
На первом же собрании Общественного совета я предложил формулу культуры, чтобы мы задумались над тем — что же такое есть «культура» и что такое «некультура». Культура — это то, что приближает нас к Создателю, который нас создал и глядит за нами, как мы тут все действуем, имея волю, которую он нам дал, выбирать путь к нему или к дьяволу. Культура это то, что возвышает душу человека, показывает ей пути к высшему началу и строит на этом устремления, которые просветляют. Где это всё сегодня? Где такие фильмы и театральные постановки? На потоке — голубизна, патология, мат, искажение русской классики. Живопись. Где она, та живопись, чтобы холст был похож на икону, чтобы он помогал духу выйти в горний мир, к Создателю? Сейчас — лишь дьявольские чёрные квадраты, модернисты, постмодернисты… И всё это поддерживается и бывшим министерством культуры, и критиками… Мы предложили чёткое понимание того, что есть культура. У меня есть это обращение, и я прошу опубликовать этот текст рядом с тем, что я сейчас говорю.

Что же касается цензуры нравственной… Ведь само слово «цензура» пугает людей. Я категорически против неё. Многие мои фильмы из-за неё долгие годы пролежали на полке. Как я могу ратовать за цензуру? Но должны быть общественные советы, общественная цензура…
— Об этом-то и речь…
— …Для любых людей арена открыта: приходите и говорите. Хотите фильмы, которые помогают падению души, объясните почему. А мы объясним, почему это нельзя показывать людям. И пусть уже дальше сами каналы делают вывод: показывать или нет. Вот только после обсуждения на таких советах, те, кто покажут нечто со знаком минус, станут нерукопожатными. Поэтому они боятся честного поединка, духовного, когда можно откровенно говорить и доказывать, что чёрное, а что белое, что нужно для народа, а что — нет.
— Следует ли в этом плане возлагать какие-либо надежды на разрекламированный проект Общественного телевидения?
— Вы знаете, я присутствовал в Общественной палате как раз на обсуждении темы Общественного телевидения. И вновь увидел всех тех, кто разваливал наше телевидение и довёл его до нынешнего состояния. Всё те же лица — не буду их называть, они и так мелькают на всех телеканалах. О чём же они говорят? — «Мы профессионалы, дайте нам, мы всё сделаем»… Вот и канал опять-таки отдали вроде бы профессионалу Лысенко. Я с ним лично не знаком. Но он человек системы, из круга лиц, которые давно в ней работали. А нужно другое. Сейчас нужны донкихоты и в кресле министра культуры, и на посту руководителей телеканалов. Донкихоты, которые начнут переламывать эту нездоровую ситуацию, которые будут руководствоваться понятием действительно культуры, а не попсы и некой духовной мутации человека. Поэтому я в тревоге по поводу этого Общественного телевидения. Это будет, по-моему, ещё одна кнопка адвокатов-рыночников.
— Складывающаяся ныне ситуация свидетельствует о том, что российские власти уже не могут закрывать глаза на проблему духовно-нравственной деградации общества. Поклонение Мамоне завело в тупик. Что конкретно, на ваш взгляд, уже сегодня можно сделать, чтобы дать толчок процессу духовного оздоровления общества?
— Власти могут сегодня быстро и просто решить этот вопрос. Но они почему-то этого не делают. Ведь личность формируется где-то до четырёх лет. Власти достаточно лишь осознать, что от её волевых решений ограничить присутствие Сатаны в культуре зависит будущее народа и опереться на те рычаги, которые уже есть: творческие союзы, Церковь, Общественная палата готовы помогать государству, Госдума требует этого давно. Но всё это отвергается как «мракобесие». Мракобесие — это то, что творится сейчас. А то, что предлагаем мы, — это осветление, возвышение культуры и спасение души народа.
Это может очень просто сделать главный руководитель страны — президент. Ему достаточно прислушаться и сказать: да, прав патриарх Кирилл и патриарший Совет по культуре, которые настаивают на повышении культуры в жизни общества; права Общественная палата, которая требует изменения государственной культурной политики; прав Союз кинематографистов, который указывает на мутацию духа человеческого через экран. Действительно нужно начать принимать меры. И через четыре года будет уже другое поколение, по-другому воспитанное, когда по всем каналам будут показывать то, что помогает душе возвышаться, а не то, что толкает её в преисподнюю.
— Как вы считаете, появились ли у нас силы, способные склонить власти выбрать верный вектор духовного развития нашего общества?
— Собраны очень большие силы, они есть. Народ — хотя кто-то уже и мутировал — пока ещё в силах сопротивляться, его большая часть понимает, где чёрное, а где белое. Так что силы есть. Взять хотя бы то, чем занимается «Золотой Витязь»… Кроме того, что мы провели за двадцать лет сорок пять форумов всех видов искусства, предложив модель духовного оздоровления России, мы учредили Славянский творческий союз, в котором одиннадцать тысяч членов из пятнадцати стран славянского мира! Это уже о многом говорит.
— Почему работа с духовной составляющей развития не менее, а даже более важна, нежели осуществление планов по модернизации национальной экономики?
— Ну, хорошо, наше правительство все силы вкладывает в модернизацию, инновации… Но ведь плодами этих возможных инноваций как раз и воспользуются духовные мутанты, которых плодит нынешнее отношение властей к культуре и духовной жизни народа.
Вот поднатужится Чубайс ещё на одну подлянку… Ведь эти самые нанотехнологии могут представлять собой большую опасность. Поскольку бездуховные мутанты, которые будут ими владеть, могут разрушить целый мир. Руководителям государства давно бы пора понять: не заложат они духовную основу — уничтожат Россию.
— Вернёмся к кинофоруму «Золотой Витязь». Что за люди его готовят? Как вы их находите?
— Все они и каждый персонально относятся, если можно так выразиться, к воинству Света. Они люди образованные, у всех высшее образование. Это — актёры, драматурги, художники, журналисты… Бессребреники, ибо мы работаем в удушающей обстановке рынка и преступного отношения к культуре со стороны правительства. Оно придумало такие законы: мы, мол, вам дадим в лучшем случае одну пятую часть от того, что вам нужно для одного кинофорума. Но дадим эти деньги только тогда, когда вы уже всё проведёте и отчитаетесь за каждую копейку. А мы проводим за год семь, а в прошлом году провели девять различных форумов! А что же власть? Власть поддержала лишь три форума на одну пятую часть бюджета! И вот мы вынуждены готовить всё это без зарплаты. Потому что мы не занимаемся доходным промыслом.
Так что здесь люди, которым поклонятся в ноги будущие поколения, потому что мы идём первыми. «Золотой Витязь» начал этот процесс в 1993 году, когда расстреливали парламент за идеи патриотизма, православия и славянства. Это было вообще красной тряпкой для быка, причём для пьяного быка… И вот эти люди выстояли два десятилетия, не сломились, окрепли, поняли, что Бог-то с ними… С нами Бог, а не с этими рыночниками!
— Кстати, из каких источников финансируется «Золотой Витязь»?
— Наш главный попечитель — это государство. Но я же вижу, как оно нас поддерживает. Что-то нам дают, дабы потом отписаться: а мы, мол, помогаем. Но какая это помощь? Одна десятая часть нашего бюджета! И под лупой разглядывают: а выживут ли они при этом? Но мы выживаем. Помогают регионы. Есть губернаторы, думающие о культуре, и я очень благодарен им за это.
Они сообразно своим возможностям вкладывают средства в проведение форумов. А потом пожинают добрые плоды и говорят очень значимые слова. В частности, губернатор Липецкой области Олег Петрович Королёв на закрытии нашего форума объявил: «Тот регион, в который приходит «Золотой Витязь», на столетие решает проблемы духовного здоровья».
Ну, если люди бросают пить, колоться, из петли вылезают, чтобы побыть подле тех, кто даёт им веру и просветление, и понимание того, что жизнь прекрасна. Как говорил М.Ю. Лермонтов: «Есть чувство правды в сердце человека,/Святое вечности зерно». И если мы эту правду несём, сердце резонирует.
— Николай Петрович, вас знают как человека искусства, патриота, общественного деятеля. Могли бы вы нам сказать, хотя бы в нескольких словах, о своих планах после Белгородского кинофорума?
— Сейчас думаю: прав ли я в том, что всё больше ввязываюсь в бой за культуру? Даст ли что-то моё присутствие в Общественном совете Министерства культуры Российской Федерации? Вряд ли стоит питать особые надежды, судя по первой моей речи в этом собрании и той иронии, которую я видел в глазах наших коллег, которые и разваливают всё. У них понятия культуры, Создателя, чистоты, веры, гармонии вызывают в лучшем случае улыбку: ну вот, мол, Бурляев опять к чему-то призывает...
Пока погляжу. Если не будет поддержки министра, его понимания, то покину это место и полностью сосредоточусь только на том, что делаю сейчас. Ведь от «Золотого Витязя» отдачи больше, чем от целого департамента министерства культуры. Мы делаем их работу — это надо бы понимать и помогать нам. Посмотрим, что будет при новом министре — будет ли поддержка достаточной, чтобы мы не задыхались?

Беседовал
Владимир ПОТАПОВ.



Выступление Н.П. БУРЛЯЕВА на собрании Общественного совета
при Министерстве культуры России
Что такое кинематограф, театр, живопись, литература..? Что есть культура? Люди трактуют её слишком узко или, напротив, чересчур широко.
Культура — это умение слышать Создателя. Именно – Это, и ничто иное. Люди отчего-то назвали это умение религиозным чувством, но это лишь некий оттенок, некая грань культуры. Без религиозного чувства нет культуры, но кроме него есть и иное: следование в жизни Господними путями.
Что это значит?
А вот что. Нет у людей выбора третьего: либо они слышат зов Света, либо вой зла, привлекающий людей к радостям мнимым.
Культура — то, что не даёт человеку последовать за злом в огненную пещь. Слыша голос Создателя в себе, человек живёт для Него, и оттого Свет вокруг него разливается.
Свет, исходящий от мудрого, — это и есть культура.
Но как применить это понятие к творцам, к людям искусства, науки и образования?
Это достаточно просто: от того, что становится продуктом нашей духовной деятельности, должен исходить этот Свет.
Если есть он, если души, колеблющиеся под воздействием этого Света, устремляются к Небу, Господу, чистоте душевной — значит, это культура. То, что излучает мрак, душу вводит в состояние смятения и уныния — даже если это произведения кинематографиста, музыканта, художника, литератора — это не культура, а муляж, подделка. И значит, зря это видят, слышат и переживают читатели и зрители в залах.
Такая подделка разрушает слабые души, лишая крыльев, уничтожает неясные отблески Неба в ней — ибо яркие лучи сильных душ неуничтожимы.
Кино воздействует на душу человеческую непостижимым образом. Это мир, где предстоит душе прожить то время, которое человек смотрит фильм.
Создание мира, в котором есть место Господу, — вот задача кино. Если мы усвоим это правило и находить будем Господа вокруг себя в жизни, а затем переносить это ощущение на экран, то наши фильмы станут частицами культуры. Ощущение присутствия Господа должно потрясать душу в мире, полном слёз и тяжких мук. Потрясение от этого открытия должен испытать человек в зале, и тогда устремлённость в Небо души его неизбежна. А устремившись в Небо и понемногу выстроив мост с Силами Света, и он станет человеком культуры. Разве не этого мы хотим достигнуть своими творческими усилиями?
Для того чтобы правительство, к которому мы обращаемся за помощью, откликнулось на наше обращение, нужно создать такие картины, чтобы люди власти испытали потрясение от них. К сожалению, далеко не все руководители имеют открытые и искренние души, и это тормозит духовное возвышение России.
Но и нам самим нужно ощутить Свет небесный вокруг себя, в мире мрака. Он есть, но мы не умеем его опознавать. Надо научиться этому, и тогда наши творческие возможности возрастут многократно, и воздействие на души людские изумит нас самих.
И нам откроются врата в мир необыкновенных творческих потоков, и нашей задачей будет – лишь следовать им.
Замыслы самые великие, возможности неограниченные — вот что такое приобщение к этим Светлым потокам.
Нет у художника иного способа выразить Истину, кроме самой Истины, выраженной в музыке, в книге, на полотне и на экране.

 

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: