slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Любите ли вы Шекспира?

Знаем ли мы Шекспира? Персонаж фильма «Берегись автомобиля» в исполнении незабвенного Евгения Евстигнеева предлагал самодеятельным артистам взяться наконец «за Вильяма нашего, Шекспира».

«Наш современник Вильям Шекспир» назвал свою знаменитую книгу Григорий Козинцев. Шекспир присутствует в репертуарах почти всех драматических театров. Но знаем ли мы Шекспира? Вопрос оставался открытым до самого последнего времени. Теперь после выхода в московском издательстве «Центрполиграф» двухтомного «Путеводителя по Шекспиру», который составил знаменитый учёный, фантаст и интеллектуал Айзек Азимов, можно с робостью сказать, что мы вступили на тропу познания творческого наследия самого знаменитого и самого загадочного драматурга «Вильяма нашего, Шекспира». Азимов, комментируя содержание пьес, заостряет наше внимание на многих репликах, мимо которых мы проходили мимо. Но ведь каждая из них имеет свой потаённый смысл. И если вы любите Шекспира, то оставаться без азимовского путеводителя просто нельзя!

Петербургское издательство «Азбука» продолжает выпуск десятитомного «Нового энциклопедического словаря изобразительного искусства». Этот фундаментальный искусствоведческий лексикон также не имеет аналогов в отечественном книгоиздании. Его автор Виктор Власов впервые в одной энциклопедии собрал сведения обо всех видах изобразительного искусства, а также статьи о всемирной истории, мифологии и христианской иконографии. Из новых — шестого и седьмого томов мы узнаем: что такое натурализм в искусстве? Что собой представляет «нарышкинский стиль» в архитектуре русского барокко? Почему готический стиль в Северной Италии именовался «немецкой манерой»? Почему и как возникла «органическая архитектура»? Чем знаменит Палермо? В чём суть «петербургского возрождения»? А также откроем для себя ещё множество интереснейших терминов и понятий.

Василий Розанов (1856—1919) — один из интереснейших представителей русской философии рубежа XIX—ХХ вв. Его оригинальный талант не укладывается в общие определения. Розанова называют религиозным философом, и вместе с тем основу его религиозных исканий составляло яростное неприятие ортодоксальных христианских ценностей. Статьи, книги и публичные выступления по вопросам пола, семьи и брака — важнейшая часть творческого наследия Розанова, к которой относится и книга «Люди лунного света», будоражили современное ему общество и до сих пор вызывают живой интерес. Розанов увлекает, вдохновляет и очаровывает своими смелыми суждениями на самые интимные темы, но… Пожалуй, наиболее верную характеристику дал Розанову протоиерей Георгий Флоровский: «Розанов есть психологическая загадка, очень сoблазнительная и страшная».

 А ещё «Азбука» порадовала читателей выпуском двух книг известного петербургского ориенталиста и знатока религий Дальнего Востока Евгения Торчинова. Книга «Пути философии Востока и Запада: познание запредельного» является продолжением капитального труда учёного «Религии мира: Опыт запредельного». Вторая книга Торчинова «Даосизм. Пути обретения бессмертия» посвящена основе религиозной практики даосизма, в центре которой канонический текст «Дао-дэ цзин». Над его осмыслением провели лучшие годы знаменитые мыслители. Но кто может сказать: «Я познал Дао!»? «Канон пути» продолжает хранить свои секреты.

В издательстве «Новое литературное обозрение» вышла книга воспоминаний, писем и стихов Елены Аксельрод, дочери известного художника и писательницы. В книге «Дом на Баррикадной» нам покажут время. В воспоминаниях автора и её современников, в графических и литературных портретах, созданных отцом и дочерью. В стихах, отразивших лирические состояния героини. В письмах родителей, запечатлевших арабески эпохи. Одним словом, перед нами — время в образах.

Хотелось бы также представить нашим читателям два «свежих» номера журнала «Неприкосновенный запас», издаваемого в «НЛО». Номера 57 и 58 за первые четыре месяца 2008 года познакомят читателей с некоторыми мыслями Клода Леви-Стросса, размышлениями русских политологов об имперском федерализме и стереотипах современного российского самосознания, дискуссией о роли Госдумы, о советском детстве «между заботой и наказанием» и прочими дебатами о политике и культуре.

Издательство «Алгоритм» обрадовало почитателей таланта Вячеслава Тихонова книгой Наталии Тендоры «Вячеслав Тихонов. Князь из Павловского Посада» — одной из немногочисленных биографий любимого актёра нескольких поколений. А в серии «Литература с географией» один из первых булгаковедов, ныне покойный Борис Мягков, проведёт нас в своей книге «Булгаков на Патриарших» по разным московских уголкам. Эти адреса столицы Михаил Афанасьевич обессмертил в своих фантасмагорических романах и эксцентрических пьесах.

И в заключение хочу представить вышедшую в питерской «Амфоре» книгу Людмилы Гребенщиковой «Мой сын БГ».

«Даже на первый в моей жизни подпольный «рок-сейшн» вытащила меня именно она. Когда же у отца возникали сомнения, ту ли музыку я слушаю, мама бестрепетно отбивала моё право на прогрессивные звуки. Она считала, что я должен иметь свободу выбирать то, что мне по душе», — предваряет эту книгу Борис Гребенщиков.

Безусловно, это — прежде всего хроника «детства, отрочества и юности» легендарного создателя «Аквариума», гуру советского, а потом русского философического рока Бориса Гребенщикова, рассказанная мамой музыканта. Но, кроме того, это жизнь города Ленинграда и ленинградцев, начиная с тридцатых годов прошлого столетия. Особенно рельефно описаны 50—80 годы в культурной жизни города. Не случайно. Потому что это было время молодости родителей БГ.

прогулки с клио

Заложники времени

Вот все говорят о трагической судьбе узника Бастилии, известного как «Железная маска». Конечно,

у Дюма-отца все рассказы о нём буквально оживляют далёкие образы. Но поговорим о несчастном младенце, рождённом не для трона.

Тем более российского.

Иван VI Антонович царствовал в младенчестве всего год, с 1740 по 1741-й. Потом – заточение. Не бери чего не положено! Так он и не брал. Брали алчные родители. Виновный лишь в том, что появился на свет наследником российского престола, ставший в двухмесячном возрасте царем, он процарствовал чуть более года, был свергнут и вместе с семьей посажен под стражу. Весь остаток своей жизни — а прожил он неполных двадцать четыре года — несчастный провёл в заточении, причем последние восемь лет — в одиночной камере Шлиссельбургской крепости. О трагической судьбе «третьего императора» рассказывает в своей новой книге «Иван IV Антонович» известный петербургский историк, автор многих исследований по русской истории XVIII столетия Евгений Анисимов.

Впрочем, бедный Иван Антонович — всего лишь камешек в жерновах истории, которые перемалывали и булыжники. Наполеон Бонапарт – завоеватель Европы и части Африки провёл последние дни в изгнании на острове Святой Елены. Те пять с половиной лет, которые он провел здесь (1815—1821), можно назвать временем угасания и медленной агонии великого человека, умерщвляемого бесконечными и по большей части бессмысленными придирками английских тюремщиков и самой природой этого унылого острова — Скалы, как называли его французы. Едва ли кто-нибудь смог бы лучше рассказать о жизни Наполеона и других обитателей острова, нежели Жильбер Мартино — человек, в течение сорока лет занимавший должность хранителя французских владений на Святой Елене и собравший бесценный материал о последних годах жизни императора французов и его окружении. Книга Жильбера Мартино «Повседневная жизнь на острове Святой Елены при Наполеоне» — новая потрясающая находка редакторов из вечно «Молодой гвардии».

И всё же вернёмся к знаменитой серии «ЖЗЛ», в которой наряду со столь странной персоной, как Иван Антонович, появляется наконец блестящий русский генерал Михаил Андреевич Милорадович, подло убитый террористом Каховским на Сенатской площади. Каховский стрелял в графа, не задумываясь ни минуты. Почему?

Милорадович — военачальник, озаривший славой побед два царствования, кумир солдат. Его слава освещает один из наиболее интересных и романтических периодов в истории России, предельно насыщенный событиями, среди которых Швейцарский поход Суворова, Аустерлицкое сражение, Отечественная война 1812 года.  И, наконец, восстание декабристов, в ходе которого петербургский градоначальник, пытавшийся вразумить солдатушек, был подло застрелен.

Легенды, анекдоты и сплетни тесным кольцом окружили имя Милорадовича и в огромном количестве осели на страницах не только мемуарной, но и научной, исторической литературы. Автор книги «Милорадович» военный журналист Александр Бондаренко, представляя различные точки зрения на героя и события со стороны, как современников, так и историков, дает возможность читателю самому разобраться в хитросплетениях судьбы и особенностях личности одного из благороднейших людей своего времени.

Жизнь Нестора Махно, крестьянского полководца, которому довелось ставить в тупик самого блестящего деникинского генерала Слащёва, наверное, столь же оклеветана партийной историей, как и деяния Милорадовича. Карикатура в кино и литературе соцреализма, Нестор Иванович Махно был далеко не таким уродом, каким он предстал в фильмах Перестиани и Рошаля. Последняя кинолента «Девять жизней Нестора Махно», возможно, излишне его романтизировала. Но есть факты. И они таковы: Махно удостоен ордена Боевого Красного Знамени под номером 4.А через три месяца объявлен Троцким вне закона. Потом блестящие победы повстанческой армии Махно в Крыму и вероломное нападение Красной армии на Гуляй-поле. Воистину, революция пожирала своих детей.

Книга писателя Василия Голованова «Нестор Махно» (другое название «Тачанки с Юга») — одно из лучших исследований феномена Махно, сочетающее строгую документальность с художественным мастерством изложения.

И ещё об одном злом гении советской истории. «Поразительно, но факт: ни в советские, ни в послесоветские времена биографии Ленина в серии «ЖЗЛ» не было. Два Наполеона, три Некрасова, четыре Пушкина (без учета павлёнковских изданий) и... ни одного Ленина. Каталог серии «ЖЗЛ» в именном указателе своих героев упоминает о Владимире Ильиче исключительно в связи с малым жанром (коротенькие очерки и эссе в сборниках М. Горького, А. Луначарского и К. Паустовского).

Долгое время Лениниана подразумевала высшую меру издательской ответственности (увы, не только и не столько перед читателями), а затем данную тематику, напротив, обуяла лихорадка утрированной безответственности: уж если ваять, то либо в бронзе либо из экскремента (ничего не поделаешь — особенности национальной историографии в перестроечный период).

Изданная в Великобритании в 1964 году книга Роберта Пейна «Ленин», переведённая на многие языки, до сих пор является одной из самых популярных биографий вождя пролетарской революции за рубежом. Это взгляд на российские события извне, взгляд типично западный. Облик Ленина, каким его рисует автор, в известном смысле хрестоматиен, но, если так можно выразиться, на западный манер. С автором можно спорить и не соглашаться, но в чем его никак нельзя обвинить, так это в недооценке роли Ленина во всемирно-исторических судьбах…». Я не случайно процитировал редакционное вступление, ибо лучше и не скажешь.

Полосу подготовил Виктор ПРИТУЛА.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: