slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

«Русский золотой Олимп», или Почему они такие богатые?

Георгий ЦаголовОни стали привычной и как будто неотъемлемой частью  нашего общества. Их уверенные и улыбающиеся лица не сходят со  страниц глянцевых изданий. О принадлежащих им бизнес-империях  рассказывают ведущие финансовые газеты и еженедельники. Они же – излюбленный объект светской хроники.

 

Личные состояния этих людей измеряются десятизначными долларовыми цифрами. Нежданно появившиеся в прежде исповедующей социальное равенство  стране доморощенные миллиардеры  всерьёз мнят себя  хозяевами нашей жизни, сильными мира сего.  Неспроста их нарекли олигархами.  Автор высказывал на этих страницах мысль о завершении золотого века вседозволенности «больших денег» в России, что встретило критические замечания у двух весьма авторитетных экономистов, регулярно выступающих на страницах «Слова». Возражения побудили вновь углубиться в предмет спора. Не поколебав сложившегося  убеждения, это всё же позволило составить более обстоятельное представление о живом ядре отечественного капитализма, увидеть в нём ряд новых явлений, черт  и тенденций. 

Настоящий материал начинает серию  статей о  переменах и нынешней   расстановке сил на золотом Олимпе.

Как это происходит на Западе

На Западе, где капитализм существует века, среди богачей различают две категории: наследников, целиком или большей частью получивших состояния по семейной линии, и тех, кто сколотил капитал с нуля («self-madе-мены» – буквально – те, кто сделал сам себя). Судя по исследованиям наиболее авторитетного в этих вопросах американского журнала «Форбс», в последнее время примерно три четверти из 400 богатейших бизнесменов США – self-madе-мены, что отчасти свидетельствует о способности экономики страны обновляться, не опираясь лишь на достижения прошлых поколений. Правда, на верхних ступенях списка пропорция меняется в обратную сторону. В числе 15 самых богатейших бизнесменов несколько мест занимают жена и наследники основателя «Уолл-Марта» Сэма Уолтона. Несколько ниже представлены три Марса, четыре Хёрста и одиннадцать Притцкеров. В списке также мелькают громкие имена давно известных золотых династий Рокфеллеров, Дюпонов и др.

Среди наследников немало отошедших от дел рантье, а также тех, кто доверил управление своими капиталами наёмным менеджерам. Но много и весьма активных и достойных продолжателей деловых семейных традиций. Ярким примером этого, кстати, являются руководители и хозяева названной империи деловых изданий.

Ее будущий основатель — Берти Чарльз Форбс – родился в 1880 году и был одним из 10 детей портного в Шотландии. Чтобы помочь семье сводить концы с концами, он начал работать в 14 лет, согласившись на 7-летнее ученичество наборщиком в газете за 75 центов в неделю. Подросток подумал, что его нанимают сочинителем. В английском языке игра слов: compositor – наборщик, composition – сочинение. «Я скоро обнаружил, — вспоминал он, — то, что я согласился делать, означало стоять перед ящиками со шрифтом, день за днем, месяц за месяцем, занимаясь подбором металлических букв… Я чувствовал себя приговорённым к семи годам каторжных работ». Не привыкший сдаваться, Форбс решил, что «заставит их сделать его репортёром». Ночью он изучал стенографию – обязательное требование для этого – и действительно уже в 17 лет получил работу корреспондента газеты «Courier» в Данди.

Но всё же нашелся человек, на время надломивший его дух. Форбс покинул родину, когда пассия вышла замуж за другого. «Я отряхнул прах Шотландии со своих ног, — рассказывал он, — и отплыл в самый отдалённый уголок мира, который смог себе представить, — в Южную Африку, где как раз завершалась бурская война и где, как я полагал, можно было найти достаточно острых эмоций, чтобы успокоить мою чёрную, чёрную скорбь».

Пробыв там два года, он отправился в Соединенные Штаты и начал писать для нескольких газет о фондовом рынке. Его перо было замечено издательским магнатом Уильямом Рэндольфом Хёрстом, пригласившим Форбса на работу в свою газету «Нью-Йорк америкэн». Со временем он становится наиболее известным комментатором событий на Уолл-стрит.

Рамки газетной финансовой хроники не оставляли места для освещения истоков и творцов происходящего. Читатели не раз указывали ему на это. Он задумывался о возможностях удовлетворения имеющегося спроса.

В революционном для нашей страны 1917 году Форбс учреждает собственный журнал, детально рассказывающий о преуспевающих бизнесменах. Он собирался назвать его «Дела и их вершители» (Doers & Doings), но друзья убедили поступить иначе, посчитав, что имя основателя само по себе хороший маркетинговый ход. Позже Форбс самонадеянно, но всё же пророчески скажет, что «его творение переживет дело Ленина». От него часто приходилось слышать и другую фразу: «Продавая советы, можно заработать гораздо больше денег, чем, следуя им».

При жизни Форбса (умер в 1954 г.) журнал всё же не стал лидером на американском рынке: имелись более успешные конкуренты – «Бизнес уик» и «Форчун». В годы великой депрессии 30-х издание не окупалось, и Форбс зачастую покрывал редакционные расходы из собственных гонораров, выплачиваемых ему за статьи, написанные для других СМИ.

Малькольм Форбс (1919 – 1990) успешно продолжал дело своего отца. Получив сызмальства вкус к чтению и печатному слову, а затем и хорошее образование, он освоил также непростую науку управления корпоративными активами. Не удивительно, что быстро поднялся по карьерной лестнице и в довольно молодом возрасте оказался за рулём растущего семейного предприятия. Его стараниями «Форбс мэгэзин» стал издаваться на многих языках мира, тиражи и доходы росли.

Малькольм обладал кипучей энергией и прослыл разносторонним человеком. Он летал на воздушных шарах и вертолётах, любил с грохотом носиться на приёмистых мотоциклах. В галерее «Дома Форбсов» на Пятой авеню Нью-Йорка собрал редчайшую коллекцию антиквариата и драгоценных предметов со всего мира. Устраивал пышные празднества с приглашением большого числа популярных артистов и разных знаменитостей. В глазах некоторых современников прослыл экстравагантным и даже расточительным бонвиваном. Тем не менее своим детям он оставил процветающий издательский концерн и состояние в 1,4 млрд. долл.

Главным действующим лицом среди них является Малькольм Стивенсон (Стив) Форбс-младший (р. в 1947-м) – президент и генеральный директор «Форбс инкорпорейтед» и одновременно главный редактор издания. Стив окончил престижный исторический факультет Принстонского университета; прежде чем взять бразды правления в свои руки, он, как и его отец, проработал в нескольких отделениях компании (исследовательское, рекламное и административное).

При Стиве журнал значительно расширил круг освещаемых вопросов, а также увеличил своё международное присутствие, появился в том числе и в России. К унаследованным богатствам он на сегодня добавил ещё 400 млн. долл. Именно Форбсам принадлежала знаменитая коллекция императорских пасхальных яиц работы Фаберже, выкупленная несколько лет назад нашим соотечественником Виктором Вексельбергом. В связи с чем, кстати, Форбс тогда заявил: «Мы считаем абсолютно правильным то, что яйца Фаберже отправляются на свою родину. Коммунизм уже позади, в стране по-новому начали ценить культурные достижения дореволюционной России. Хорошо, что коллекция осталась в целости и уезжает домой».

Но Стиву нравится далеко не всё, что происходило у нас в постсоветские времена. Два года назад в данном им после встречи с Путиным в Петербурге интервью он сказал: «В 90-е годы Россия «барахталась», словно в болоте, и одним из главных виновников бедствий был Международный валютный фонд. Его директивы – это формула катастрофы. Другим источником бед были порочные политизированные рекомендации таких консультантов, как Джефри Сакс, который в то время преподавал в Гарварде. Их рецепты «шоковой терапии» привели к обвальной приватизации и тотальному грабежу экономических богатств страны кучкой алчных людей. Результатом этих ошибок было то, что Россия потеряла целое десятилетие. Людям не платили зарплаты и пенсии, они видели, как рушатся их жизненные устои. Таким образом, идеям капитализма и демократии был нанесён сильнейший удар: эти понятия стали прочно ассоциироваться с деятельностью, которая на самом деле была антикапиталистической и антидемократичной».

Стив Форбс активно занимается благотворительной деятельностью. Оказался он не чужд и политических амбиций: дважды (в 1996 и 2000 гг.) баллотировался на пост президента США от республиканской партии, хотя и неудачно. Эти попытки обошлись ему в 70 млн. долл.

Форбсы – типичные представители деловой элиты Запада. Начатое 90 лет назад дело развивали второе и третье поколения. Они пережили кризисы и прочие удары судьбы. Но выстояли и победили, выведя на высокие орбиты издание, которое с интересом читают во всем мире. Много десятилетий упорства и труда, журналистского, коммерческого и организаторского мастерства потребовалось для того, чтобы вскарабкаться на вершину.

Однако в Америке и на Западе имеются не только такие респектабельные бизнесмены. Изобилуют и другого рода примеры, особо характерные для прошлых этапов развития капитализма. Написанная сто лет назад книга Густава Майерса «История огромных американских состояний» являлась как будто громадным, составленным с педантичной скрупулезностью комментарием к утверждению Бальзака, что за каждым крупным богатством кроется преступление. Продолжившие исследование данной темы работы Мэтью Джозефсона «Бароны-разбойники» и Фердинанда Ландберга «60 семейств Америки» также стали бестселлерами.

Эти, как и многие другие авторы в иных странах, окрещённые позже «разгребателями грязи», убедительнейшим образом показали неприглядную изнанку западной демократии. Богатейшие магнаты мира хищнически разоряли естественные богатства своих стран ( и не только!), вели друг с другом экономические войны, вступали во всякого рода монополистические союзы. Они со звериной яростью боролись против любых попыток ущемить их притязания, всё более покрывая себя бесчестием и позором. Они покупали газеты и подкупали редакторов, уничтожали (зачастую с помощью гангстеров) независимые предприятия, пользовались услугами квалифицированных юристов и именитых государственных деятелей. Словом, не останавливались ни перед чем для достижения своих целей.

И когда «Forbes» впервые в 1918 году опубликовал перечень 30 наиболее состоятельных граждан США, туда в основном и попали такие «герои». На первом месте и с большим отрывом от остальных стоял нефтяной король Джон Д. Рокфеллер – единственный тогда миллиардер (1,2 млрд. долл.). С учётом сегодняшней покупательной способности американской валюты Рокфеллер сегодня «стоил» бы 14 млрд. долл. В конце Х1Х века родоначальник знаменитой династии наводил в отрасли «порядок», подрывая цистерны с горючим несговорчивых конкурентов. Капитал фигуранта № 2 Генри Фрика , слывущего своей неукротимой агрессивностью, измерялся 225 млн. долл. Другой наводивший страх — стальной магнат Эндрю Карнеги владел 200 млн. долл. Энергичный Генри Форд с его 100 миллионами располагался на восьмой строчке. Далее с таким же результатом следовал «безжалостный» железнодорожный воротила Уильям К. Вандербильт. Банкир Джон П. Морган, которого за глаза называли не иначе, как пиратом, имел 70 млн. долл. и занимал 17-е место. И т. д.

Наши в «Forbes»: юбилейный рейтинг

С 1982 года «Форбс» стал ежегодно печатать списки 400 богатейших американцев, а с 1986-го — обладателей крупнейших состояний всей планеты. Россияне появились во всемирном рейтинге «Forbes» в 1997 году. Их там оказалось шестеро, из них четверо миллиардеров: Борис Березовский (3 млрд. долл.), Михаил Ходорковский (2,4 млрд. долл.), Вагит Алекперов (1,4 млрд. долл.), Рем Вяхирев (1,1 млрд. долл.), Владимир Потанин (0,7 млрд. долл.) и Владимир Гусинский (0,4 млрд. долл.).

Российское издание «Форбса» с подзаголовком «Инструмент капиталиста» начало выходить с апреля 2004 года. Первым главным редактором ежемесячника был назначен Павел (Пол) Хлебников, американец русского происхождения, талантливый и смелый журналист, автор получивших широкий резонанс книг «Крестный отец Кремля — Борис Березовский, или История разграбления России» (2001), «Разговор с варваром. Беседы с чеченским полевым командиром Хож-Ахмедом Нухаевым о бандитизме и исламе» (2003), других ярких произведений. Видимо, не всем нравилось то, что писал Хлебников, и вскоре он пал от пуль до сих пор так и не найденных киллеров…

Специальные майские выпуски стали регулярно давать информацию о 100 богатейших отечественных бизнесменах. В текущем году она традиционно приводится уже в пятый раз. Впервые представляя нашу «золотую сотню», журнал не без пафоса писал: «Капитализм – самая динамичная из всех придуманных человечеством общественно-экономических систем. В погоне за девятью нулями предприятия одерживают победы или умирают с потрясающей быстротой». Подтверждает ли последний юбилейный рейтинг высказанное суждение?

С момента выхода первого списка число миллиардеров в России увеличилось более чем в три раза – с 36 до 110 человек, а их общее состояние выросло почти в четыре раза — со 138 млрд. долл. до 522 млрд. долларов. По этим показателям мы за считанные годы обогнали все остальные страны мира, кроме США. А Москва по количеству проживающих в ней миллиардеров (78) даже опередила все другие города планеты — Нью-Йорк отодвинут на второе место.

Чтобы войти в «золотую сотню» россиян 2004 года, достаточно было обладать состоянием в 210 млн. долл. В 2008 для этого требуется 1,1 млрд. долл. Перечень 2004 года начинал Михаил Ходорковский с личным капиталом в 15,2 млрд. долл. В списке значились ещё 10 его компаньонов по «Юкосу». Дальнейшая судьба всей этой группы оказалась незавидной: Ходорковский и Платон Лебедев не только утратили капиталы, но и отбывают срок в Сибири, остальные также не значатся в колонках «Форбс». С 2005 по 2007 год – лидерство в гонке богачей сохранял Роман Абрамович. Затем пальма первенства перешла к алюминиевому королю Олегу Дерипаске (28,6 млрд. долл.).

Председатель Счётной палаты РФ Сергей Степашин недавно подметил, что в России число миллиардеров «не соответствует уровню развития страны».

Действительно состояния 110 российских миллиардеров в совокупности составляют около трети годового ВВП – больше, чем в любой иной стране. В США концентрация богатства и социальные контрасты тоже велики. Но всё же не до такой степени, поскольку страна экономически стоит на первом месте в мире. И хотя там ныне проживают почти 500 миллиардеров, их общие состояния меньше десятой доли американского ВВП. Ещё разительней сравнение с Японией: совокупное состояние всех её 25 миллиардеров составляет всего 1,3% ВВП. Пожалуй, что в Индии и некоторых государствах Латинской Америки картина, в чём-то схожая с нами. Так, общая величина состояний 40 индийских миллиардеров равна четверти ВВП. А один только мексиканский медиамагнат Карлос Слим – ныне второй из самых богатых людей планеты – владеет капиталом в 60 млрд. долл., что превышает 6% ВВП Мексики. Самым же богатым человеком на Земле является финансист Уоррен Баффет – 62 млрд. долл. Более знаменитый Билл Гейтс – хозяин «Майкрософт» — на третьем месте (58 млрд. долл.).

Примерно половина фигурантов «золотой сотни» России 2004 года продолжает и сегодня оставаться в её составе. Особенно устойчива вершина пирамиды: из 25 лидеров первоначального перечня все (за исключением Ходорковского и его четырех партнеров по бизнесу) присутствуют и в последнем списке, причём занимают в нём примерно те же самые передовые позиции. Во всяком случае, ни один из них не вышел за пределы круга 40 самых богатых россиян.

Наш капитализм пока ещё совсем молод. Участникам золотой сотни в среднем 46 лет. Никто из них не унаследовал миллионы долларов от родителей. Тем не менее деление на «наследников» и self-madе-менов проводится и у нас. Правда, смысл его несколько иной. Под «наследниками» в данном случае понимают тех, кто за бесценок приватизировал бывшую государственную собственность, завладел активами с помощью пресловутых залоговых аукционов и политических покровителей. Среди золотой сотни россиян таковые составляют две трети. А среди 20 богатейших россиян вообще нет ни одного self-made-мена.

В последние годы в составе золотой сотни поредели ряды нефтяных магнатов. Их потеснили выпестованные при Путине государственные корпорации. Зато упрочились позиции металлургов, девелоперов, торговцев автомобилями и недвижимостью, хозяев розничных сетей. Банковский сектор, игравший некогда ключевую роль, теперь отступил, а на первый план вышли промышленные капиталы. За один лишь последний год совокупные богатства золотой сотни возросли в полтора раза.

Впечатляют и абсолютные величины прироста. Состояние Алексея Мордашёва, например, за истекший год выросло с 12,1 млрд. долл. до 24,5 млрд. долл. Не многим меньше составил и годовой «заработок» Олега Дерипаски — 11, 8 млрд. долл. Получается, что такие «тяжеловесы» ежемесячно богатеют примерно на один миллиард долларов. В день – на 33 миллиона. Карман каждого ежесекундно (!) пополняется почти 400 долл.

 

Почему так быстро?

Версия – «воруют» – продолжает оставаться наиболее распространённой. Приватизация общественной собственности вылилась в захват её («прихватизацию») кучкой стяжателей, из которых наиболее изощрённые и приближенные к политическим верхам сделались олигархами. Честными способами так быстро миллиардами не обзаведёшься. Не зря ведь самого богатого россиянина посадили. А если и других копнуть, то у любого найдется скелет в шкафу. Как утверждает в недавно вышедшей книге «Березовский и Абрамович. Олигархи с большой дороги» известный публицист Александр Хинштейн: «отправить бы вслед за ними всех прочих фигурантов золотого списка «Форбс» и завсегдатаев дискотеки «Джиммис» — воздух разом бы стал чище. Делить олигархов на плохих и хороших, потому как один-де критикует режим, а другой склоняется перед властью в глубоком поклоне, — занятие совершенно бесполезное. Все они одним миром мазаны».

Факт «первородного греха» основной части российской олигархии неоспорим. Но он всё же до конца не объясняет природу и причины её обогащения. Тем более не даёт ответ на вопрос: почему и сегодня, когда ситуация более или менее нормализовалась и, казалось бы, заработали грозные правовые регуляторы экономической жизни, наблюдается ещё более форсированный рост числа миллиардеров и их состояний?

В принадлежащих бизнесу СМИ встречается совершенно другая версия – «предпринимательский талант». Люди острого ума, способные и умеющие рисковать и обладающие к тому же коммерческой жилкой, в условиях появившихся рыночных свобод выделились из остальной массы. Фонтанирующие новыми идеями, трудолюбивые, одержимые и неутомимые, они стали ударниками и локомотивами капиталистического прогресса. Их богатства – в конечном счёте и есть адекватная рыночная плата за этот редкий комплекс незаурядных достоинств, вклад в экономическое развитие страны. Именно о таких людях известный австрийский экономист Йозеф Шумпетер в своё время говорил как о титанах, пребывающих в центрах зарождения «непрерывного урагана новшеств».

Заметим, что при всей кажущейся на первый взгляд противоположности обе версии не находятся между собой в безысходном конфликте, а контрастные образы – грабителя и новатора вовсе не исключают друг друга. Многое, конечно, зависит и от позиции, с которой смотреть на вещи, – морально-этической или технико-экономической. Одни и те же лица вполне могут быть носителями и тех, и других качеств. Но и в этом случае всё же не следует преувеличивать значимость личностного аспекта.

Важно присмотреться к обстановке, историческим условиям и законам того общества, в которых эти человеческие черты реализуются. Необходимо прежде всего разобраться в объективных возможностях обогащения, созданных во время развития капитализма в России, а затем уже в личных особенностях, позволяющих и побуждающих участников золотой сотни их использовать. Ясно ведь, что для преуспевания среди морских пиратов требуются совершенно иные качества, чем для выдвижения среди мирных землепашцев. Чтобы понять, что представляют собой российские миллиардеры, нужно прежде всего осмыслить экономическую и политическую структуру страны, в которой они достигли богатства.

Более значимо изучить практику разгосударствления собственности в России и сопутствующую ей коррупцию, чем констатировать присущую с детства проницательность и страстную мечту разбогатеть Романа Абрамовича. Как бы ни был расчётлив, авантюристичен и вероломен Борис Березовский, он бы не смог нажить свои первые миллионы на перепродаже тольяттинских машин без отсутствия в те времена в стране сколько-нибудь удовлетворительной законодательно-правовой базы. Как бы старательно ни учился в школе, а затем в Институте международных отношений Владимир Потанин, какие бы организаторские способности ни проявлял он в качестве секретаря ВЛКСМ вуза, что бы стало с никелевой жемчужиной его корпоративной империи, если бы залоговые аукционы были объявлены недействительными? Как бы ни умел расположить к себе японских и южнокорейских автомобилестроителей Сергей Петров, но он не нажил бы на импортных операциях сотни миллионов долларов, если бы не существовали лазейки в таможенном оформлении грузов и, в частности, такие «льготники», как Национальный фонд спорта, с которыми тесно «работали» его брокеры. Может быть, и верно, что выросший без отца Олег Дерипаска с раннего возраста отличался серьёзностью, аналитическим умом, математическими способностями, кипучей энергией и завидными пробивными качествами. Возможно и то, что он всегда умел находить способы сближаться с нужными ему людьми. Наверно немалую роль в его карьере сыграла и женитьба на дочери зятя Ельцина — Валентина Юмашева. Но ему никогда бы не удалось нажить десятки миллиардов долларов, если бы Советский Союз и его плановое хозяйство не развалили пришедшие к власти «демократы».

Расслоение общества на богатых и бедных, как известно, – одна из общих закономерностей всякого капиталистического общества. Но вскрытые ещё в позапрошлом веке Марксом процессы концентрации и централизации капитала в руках меньшинства протекали у нас, как нигде, стремительно в силу целого ряда обстоятельств и катализаторов, в том числе политических. Борис Ельцин и его кремлевское окружение с помощью раздачи лакомых кусков общенародного пирога в частную собственность трущихся вокруг них дельцов пытались как можно быстрее сколотить надёжную для себя опору и сломать хребет «гидре коммунизма». То, к чему на Западе шли веками, наши придворные нувориши, ставшие членами так называемой семьи, т.е. оказавшиеся в «нужное время в нужном месте», получили за считанные годы.

Лица, стремительно обретшие всеми правдами и неправдами материальные и денежные богатства, стали извлекать доходы в соответствии с кардинально изменившимися в обществе принципами. Закон распределения по труду и уравнивающие социальное неравенство общественные фонды потребления приказали долго жить, а их место заняли законы капиталистического накопления и получения предпринимателями прибавочной стоимости.

Но и это ещё не объясняет основные источники и причины сегодняшнего обогащения российских олигархов. Чрезвычайно важным и определяющим шагом для них стало использование первоначально захваченных или накопленных капиталов в качестве трамплина для последующего завоевания командных высот в экономике. Именно это закрепило и упрочило их особое господствующее положение в «перестроившемся» обществе.

Нетрудно заметить, что отмеченные процессы развивались как будто прямо по лекалам немодных ныне ленинских работ о монополистическом капитализме. Во всяком случае, очерченная в начале прошлого века система олигархического капитализма была воспроизведена в новой российской действительности с удивительной точностью. Как писал в связи с этим в своей последней статье упоминавшийся Павел Хлебников: «Горькая ирония судьбы: Россия сбрасывает, наконец, кандалы ленинского коммунизма и сейчас же выстраивает капиталистическую систему по образцу… того же основоположника коммунизма. Но ведь и сама советская экономика была построена по чертежам монополистического капитализма, только под контролем не финансовых олигархов, а партийных чиновников. Не удивительно, что для большинства бизнес-магнатов ельцинской эпохи, как и для многих политиков-реформаторов, такая искажённая версия капитализма казалась вполне нормальной. Ведь все они учили ленинскую теорию в школах и институтах…»

Нынешние богатства миллиардеров составляют сердцевину российского монополистического капитализма. А монополизм означает, что ключи от экономической жизни оказались в руках когорты лиц, затрудняющих доступ и даже пытающихся подвести черту вхождению в этот круг. Те, у кого находятся контрольные пакеты акций корпораций «Норильский никель», «Полюс золото», «Русский алюминий», «ТНК-ВР», «Лукойл», «Сургутнефтегаз», «Северсталь», НЛМК, «Металлоинвест», «Полиметалл», «Уралкалий» и «Евроцемент», извлекают особые сверхприбыли и пользуются неоспоримыми преимуществами по сравнению с аутсайдерами. Именно поэтому их капиталы, а стало быть, и богатства растут как на дрожжах.

И это происходит не в нарушение, а в силу внутренне присущих законов принятой ныне у нас модели общества. Как не без иронии заметил в книге «Властвующая элита» американский социолог Райт Миллс: «Если не всякое крупное богатство является непременно бесчестно нажитым, то всякое бесчестное богатство, наживать которое безопасно, непременно становится крупным. Лучше, как известно, изъять посредством создания корпорации по 10 центов у каждого из 10 миллионов граждан, чем отобрать силой оружия по 100 тыс. долл. у каждого из 10 банков. И вместе с тем это безопаснее».

Подняться на золотой Олимп с каждым годом становится всё менее вероятным делом. Сложнее теперь и вообще ступить на стезю бизнеса, тем более закрепиться в нем. Известный предприниматель Андрей Коркунов свидетельствует: «Для выпуска конкурентной продукции нужно иметь конкурентоспособное производство. А условия для создания такого производства в России сегодня более тяжёлые, чем в конце 1990-х: стоимость земли, подключения к инфраструктуре, заёмных средств и т.д. Поэтому новых производств возникает всё меньше и меньше. Всё новое делают те, кто на рынке довольно давно».

Конечно, неравномерность развития, перемены во власти и конкурентная борьба рождают какие-то возможности для появления и возвышения новых предпринимателей. Но олигархи не сидят сложа руки, – они непрестанно «мониторят» рынок, ведут поиск новых открывающихся для бизнеса ниш. На их службе лучшие менеджеры, консультанты и, стало быть, возможности для экспансии. Поэтому они непрестанно усиливают свои позиции. Не удивительно, что у золотой сотни сосредоточивается всё большая, стабильная и самая доходная часть российской экономики, а пропасть между ней и основной частью общества становится всё более широкой. И лишь считаным единицам время от времени удается преодолеть её. Об одном из них мы расскажем в следующем материале.

Профессор Георгий ЦАГОЛОВ

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: