slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

«Почём нынче грабли для сатрапа?»

  Наверное, время толстых романов прошло. У современного читателя просто не хватает терпения и досуга читать многостраничные фолианты. Но в одном роман сохранил себя, обещая хотя бы в недалёком будущем, когда схлынет ажиотаж всеобщей компьютеризации, завоевать сердца читателей. И, наевшись виртуальной реальности, люди вернутся к реалиям жизни, воплощённой в печатном слове. Залог этого – славные традиции, истоки которых лежат в русской литературе двух прошедших веков.

  В свете сказанного несомненный интерес вызывает новый роман Валерия Иванова-Таганского «Грабли для сатрапа», изданный Московской городской организацией Союза писателей России.

Прежде всего о названии книги. Грабли, понятно, интересны не сами по себе, а в той стадии, когда на них наступают. Слово «сатрап», как известно, означает правителя в древней Персии. А в переносном смысле – это жестокий начальник, управляющий по собственному усмотрению, деспотичный самодур-администратор. Именно в таком виде нам и представлен «главный» герой романа – губернатор Рудый. (Почему «главный» взято в кавычки? Да в общем-то потому, что самого губернатора в книге мы и не видим. Мы слышим только неоднократные напоминания о нём и видим результаты его деятельности). Этот губернатор, как водилось в 90-е годы, переломал нормальную жизнь во вверенной ему области, и некому, вроде бы, поставить его на место. Результаты хозяйничания губернатора показаны через поступки его приспешников (таких как директор Института генетики, начальник автомастерских Молов и ряд других, помельче). Но находится группа честных и правдивых людей. Их борьбе с действующим губернатором и последствиями его преобразований и посвящена книга.
  Но это, так сказать, сухая фабула.
  Пересказывать полностью содержание романа не имеет смысла, поскольку суть произведений приключенческого жанра по определению кроется в неожиданных сюжетных ходах, найденных автором. Тем не менее некоторые особенности романа стоит осветить.
  Но прежде – о времени и месте действия, главных его участниках. Местом развивающихся стремительно, как в калейдоскопе, событий служит большой город на берегу «могучей реки». Название города не приводится, но даётся некая подсказка. Речь идёт о предшественнике нынешнего губернатора Рудого – великом Реформаторе, Великом губернаторе, как он назван в книге. В нём без труда можно узнать Столыпина с его реформами начала ХХ века. И город – Саратов. Но автор, поскольку речь идёт всё-таки не о милицийской хронике, а о художественном произведении, справедливо не называет город.
  И вот что характерно. Автор через все перипетии, свойственные детективному жанру, ухитряется пронести главную мысль: новые реформы вскрыли многие противоречия советской эпохи, но не разрешили назревшие в обществе конфликты. Перемены в целом не носят позитивного характера. И надо брать что-то положительное из прошлого. Этим положительным моментом, по мнению автора, являются реформы Столыпина, которые при его жизни не были полностью воплощены. А это повлияло на дальнейший ход истории. Некоторые столыпинские идеи могут быть использованы и сейчас. Так, один из героев романа (Ангелов) говорит: «А земля спасительница…Мне теперь никакой пенсии не надо – смех ведь она, на проезд и только. Четыре семьи кормлю! Три своих и четвёртую – государство!» Мысль небесспорная, но полюбившаяся автору. И «тень» великого Реформатора незримо присутствует по ходу всего повествования.
  Время происходящего в романе – середина 90-х годов. Это также можно понять из его контекста, так как губернаторов до начала 90-х не было, а к концу века их уже не выбирали, а назначали. Само действие романа происходит в достаточно короткий период предвыборной кампании, что обеспечивает высокую событийную «плотность» повествования.
  Действующих лиц в романе не так много. Ребров, Ангелов, Подлестничный, Нина, отец Николай, – это, что называется, «положительные» герои. Им противостоят Молов и компания. Так автор определяет соотношение сил в борьбе добра и зла. Он верит в победу справедливости. И это – его позиция, его отношение к происходящему, что, впрочем, не снимает накала страстей, кипящих в романе вокруг «сатрапа», его свиты и уже упомянутых «граблей». Другие персонажи присутствуют в романе в той степени, чтобы оттенить фигуры главных лиц.
  Сюжет романа строится на некоем широко разрекламированном (как теперь принято говорить «пропиаренном») плане губернатора Рудого по преобразованию города. А сама идея – создание «грандиозного градария на берегу могучей реки» – заимствована (украдена) у Великого губернатора, что тщательно скрывалось от общественности. Этот плагиат был раскрыт группой героев романа, ответственных «за победу добра», и использован в ходе предвыборной кампании против действующего губернатора Рудого.
  Примечательно, что автор не постеснялся взять в герои тех, кого раньше относили к категории выходцев «из простых людей». В наши дни для этого необходимо немалое мужество – не киллер, не менеджер, не предприниматель или топ-модель, а сторож. В самом деле, среди главных персонажей – охранники (по-старому, сторожа) двух исследовательских институтов – генетики и ботаники. И это радует: наконец-то литература (особенно детективная!) расширяет диапазон объектов внимания. По ходу повествования выясняется, что одного героя Реброва зовут Алексеем Фёдоровичим, а другого – Ангелова – просто Иван.
  Основные события как раз и разворачиваются на территории упомянутых институтов. Роман начинается с покушения на Реброва, которого сбил у моста «мерседес» тёмного цвета (кстати, возмездие для антигероя Эдуарда Молова, «бежавшего из-под стражи» также появится в виде «мерседеса» тёмного цвета, что символично). Почему сбили Реброва? Он случайно обнаружил в находящемся на территории Института генетики старом доме Великого губернатора оригиналы бумаг с планом строительства градария, что давало козыри в борьбе с нынешним губернатором Рудым. По ходу повествования Ребров приносит священнику отцу Николаю эти рукописи, и начинается борьба за «кандидата из народа». Им оказывается бомж, бывший философ Тихон, прозванный Подлестничным. Борьба идёт успешно, и на Реброва совершают ещё одно покушение, на этот раз на территории института: подпиливают доски, переброшенные через огромную лужу. Оба покушения оказываются неудачными. В первый раз Реброва спасает его коллега Ангелов, в другой – уволенная сотрудница Института генетики Нина Русинова. Между спасённым Ребровым и Ниной возникает тёплое чувство, и Нина включается в битву «за правду» с тёмными силами. В итоге Подлестничного выбирают новым губернатором, добро побеждает и т.д.
  Можно было бы посчитать сюжет тривиальным, если бы не некоторые существенные, на наш взгляд, особенности романа, которые, что называется, не лежат на поверхности. Их начинаешь понимать только по прочтении книги. Чего стоят, например, такие фразы в устах Подлестничного: « Бомжи заменили юродивых на Руси», или «Если из бомжей сделать парламент, то лучшей Госдумы не придумаешь», или «…недозволенные «рыночные» эксперименты могут рассматриваться как разновидность политического оружия». А, собственно, почему Подлестничный? Да потому, что он жил под лестницей в прямом смысле слова, а его фактическая фамилия забыта.
  Далее. Ребров и Ангелов (вы встречали когда-нибудь сторожа с такой фамилией?!) ведут между собой весьма учёные разговоры, включая рассуждения о смысле жизни. Бумаги Великого губернатора не случайно найдены… в камине (ведь со времён Булгакова известно, что «рукописи не горят»). Губернатор Рудый с помощью начальника авторемонтных мастерских Молова развернул на территории Института генетики производство клея, «ведущий компонент» которого кварцевый песок, а сам клей, достопримечательность области, носит название «Отчизна». И нелепый процесс клееварения, о котором Нина, выступившая на местном телевидении, образно сказала, что это «крематорий, в котором планомерно сгорают последние человеческие надежды».
  А сами по себе два института – генетики и ботаники, стоящие рядом, – разве не наталкивают на некие сопоставления? И другой факт: Подлестничного никто не знает, в том числе и в столице, но он успешно регистрируется кандидатом в депутаты, выигрывает выборы и, ещё не получив полномочия губернатора, уже руководит арестом Молова и его подручных. Молов на стволе дерева вывесил объявление «Автомастерская купит у всех старые европоддоны», что позволяет Подлестничному скаламбурить: «…вы перестанете быть европодонком». И тот же таинственный «мерседес», наехавший на этот раз на Молова. И даже просто «невинно» вставленная в текст фраза: «На театральной афише города появилось название «Триумф носа» драматурга Петрозаводского». Всё это позволяет считать произведение редким ныне жанром не просто политического детектива, а детектива-памфлета, в котором реальность удивительным образом сочетается с гротеском.
  Есть в развитии сюжета и ещё одна особенность, связанная уже с личностью автора. Временами ловишь себя на мысли, что действие романа происходит по существу на одной огромной сцене – территории двух сопредельных институтов с небольшими добавлениями (вроде сцен в доме Ангелова или в квартире отца Николая), т.е. просто меняются декорации. А диалоги? Спрашивается, как простые охранники способны непрерывно вести учёные разговоры, обнаруживая недюжинные знания буквально по всем вопросам жизни вообще и текущей политики в частности, да ещё потребляя изрядное количество спиртного?
  С одной стороны, вроде бы понятно: автор вложил в уста героев свои мысли (давно известный приём в пьесах). Но с другой… Всё становится на свои места, если исходить из первоначального вывода, что перед нами – сатирическое произведение: политический детектив с элементами пародии на издержки криминальной литературы.
  А что касается сценических особенностей романа, то этому явлению тоже можно найти объяснение. Его автор – Валерий Александрович Иванов-Таганский – сам многие годы проработал в театре. Он режиссёр, заслуженный артист России. Так что вполне оправдано использование огромного театрального опыта и в рамках художественной прозы (опять же: есть у Булгакова «Театральный роман»!).
  И ещё один момент по поводу заголовка романа «Грабли для сатрапа». В Москве в Театре Антона Чехова идёт сатирический спектакль («исторический анекдот») под названием «Морковка для императора». Почувствуйте, как говорится, разницу! Для императора – морковка, которой поощряют ослов, а для сатрапа – грабли, которые, если на них «случайно» наступить (или вовремя подставить кому-то!), больно бьют по голове. Каждому своё. Главное в другом. Там – пьеса, здесь – роман, но оба произведения сатирического характера и роднит их общий театральный дух.
  Итак, злодеи погибают, добро торжествует. Но есть одна маленькая, но характерная деталь. Иногда думаешь: хорошо, что автор не убил своего героя на последней странице романа. А возможности для этого были! Помните ставшее уже универсальным сценическим символом ружьё, висящее на стене в первом акте и стреляющее в третьем? Так это ружьё появляется у автора «под занавес». На территории Института генетики в особняке Великого губернатора засел снайпер. И помешали ему убить нового губернатора Подлестничного только ослепившие киллера лучи прожекторов, вспыхнувшие раньше положенного времени. Случайность это или закономерность?
  В нашей действительности, где сплошное кладбище из жертв удавшихся покушений, мог бы быть и фатальный конец. Но автор не захотел портить праздник полюбившимся героям и, по крайней мере, оставил простор для читательского воображения.
  И в этом – тоже заключена своего рода «изюминка» для читателя-гурмана, любителя детективного жанра.

Евгений СОКОЛОВ

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: