slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

«Наследники»: первопроходцы и вторая волна

портреты без ретуши

В первой статье из серии «На золотом Олимпе» (№ 22, 6–19 июня 2008 года) ставился вопрос о причинах баснословного обогащения отечественной олигархии. Далее были представлены сколотившие свои капиталы с нуля миллиардеры новой формации (№ 24, 27–3 июля, № 26, 11–17 июля). В списке журнала «Форбс» их 34.

Однако большинство фигурантов начинали с «унаследования» прежней социалистической собственности. На верхних 20 строчках перечня 100 богатейших россиян нет ни одного человека, который, по американскому выражению, сделал себя сам. Каков же нынешний облик верхушки олигархического клана? Способны ли «наследники» освободиться от «сырьевой иглы» и, переориентировавшись на инновационное развитие, возродить экономическое могущество России?

Старая гвардия разные судьбы

Летописцы постсоветского общества единодушны в констатации возникновения олигархического режима в России к середине 90-х годов. Лидерами первых семи финансовых групп были в основном банкиры, почему начальную конфигурацию новоиспечённой буржуазной элиты страны нарекли «семибанкирщиной».

Но ничто не вечно под луной. Концентрация капитала и непрестанная конкурентная борьба, кризис 1998 года, перемены в политической власти и рост госкапитализма привели к серьёзным переменам в монополистических верхах. Жертвой дефолта пал «Инкомбанк», после чего хозяин второго по активам финансового учреждения в России Владимир Виноградов перенес инфаркт и несколько инсультов. Его семья переселилась в съемную двухкомнатную квартиру в панельном доме на окраине Москвы. В конце прошлого месяца в возрасте 53 лет он скончался. Протерпел крах и банк «СБС-Агро» Александра Смоленского. За рубежом скрываются от правосудия Борис Березовский и Владимир Гусинский. О судьбе Михаила Ходорковского – ныне заключенного колонии ЯГ-14/10 в Краснокаменске — и говорить не приходится.

Между тем дела Михаила Фридмана и его финансово-промышленного консорциума «Альфа-Групп» неуклонно шли в гору. «Форбс» оценивает личное состояние Фридмана в 20,5 млрд. долл. (7-е место). В рейтинге богатейших из богатых журнала за текущий год значатся и четверо его партнеров. Один из них – Герман Хан (13,7 млрд. долл.) – стоит на 10 месте. Двое других — Алексей Кузьмичёв (10,7 млрд. долл.) и Пётр Авен (5,5 млрд. долл.) — в числе первых 30, а Андрей Косогов (1,7 млрд. долл.) разместился на 59-й строчке. Если сложить личные состояния пяти перечисленных бизнесменов, получим около 50 млрд. долл. Но и эта внушительная сумма не отражает всю мощь и влияние Фридмана и Ко.

По размерам активов и капитала «Альфа-банк» входит в число самых крупных частных банков в России. Но наиболее драгоценной жемчужиной корпоративной империи Фридмана стал нефтяной концерн «ТНК-ВР». В собственности и под контролем Фридмана — гигантская торговая сеть Х-5 (магазины «Перекрёсток», «Пятёрочка», а теперь и «Карусель»), страховые компании, предприятия, производящие продукты питания, в том числе водочный торговый дом П.А.Смирнова, венчурный фонд «Русские Технологии», многие другие фирмы. Его «Altimo» принадлежат крупные пакеты акций ведущих сотовых операторов: «Вымпелком», оказывающей услуги под брендом «Билайн», «Мегафон», «Киевстар», Golden Telecom, Turkcell.

В отличие от большинства других олигархов Фридману удалось пережить дефолт 98-го сравнительно безболезненно. Накануне августа «Альфа-банк» избавился от ГКО. Видимо, сработал фактор инсайдерской информации. С властями Фридман был всегда лоялен, личных политических пристрастий не проявлял. Когда перед выборами 2000 года дотошные коллеги поинтересовались, кто из кандидатов в президенты Михаилу Маратовичу «всех милее», ответом было: «Тот, кто победит».

В начале нынешнего года он покинул пост председателя совета директоров «Альфа-банк», который бессменно занимал с начала 90-х, и сосредоточился на координационно-дирижерских функциях своей империи.

Такого рода способности у олигарха — уроженца Львова (1964 г.р.) проявились с раннего возраста. Успевая на «отлично» и посещая помимо этого уроки музыки, он уже в школе организовал вокально-инструментальный ансамбль, в котором играл на электрооргане. Позже, будучи студентом Московского института стали и сплавов, Михаил сколотил целую бригаду, занимавшуюся перепродажей билетов у Большого театра. «Меня, — вспоминает он, — заинтересовал театр! Доставали билеты на лучшие спектакли. Студенты с вечера занимали очередь у касс, а к утру подходила толпа из того же вуза и пристраивалась к своим. Я координировал. По средам проводил совещания, определял, ставил задачи. Смешно, но я и сейчас заседания провожу по средам – знаете, с тех пор вошло в привычку».

Когда «перестройка» набрала обороты и Горбачёв разрешил открывать кооперативы, Фридман бросил работу инженером на заводе в Электростали и организовал кооператив «Курьер», специализирующийся на мойке окон. Затем вместе со своим приятелем Петром Авеном создал фирму «Альфа-Эко», торгующую всем, чем придется: от компьютеров до сигарет. Накопленные средства и легли в основу учреждённого в 1991 году «Альфа-банка».

Чуть позже «альфовцы» выделили значительную сумму, чтобы «пробить» назначение главой правительства Егора Гайдара, которого Авен давно и хорошо знал. В гайдаровском кабинете Авен получил портфель министра внешнеэкономических связей, а «Альфа-банк» — государственные кредиты на льготных условиях. Кроме того, «Альфа-Эко» была подключена к федеральной программе экспорта нефти и нефтепродуктов для государственных нужд. Покинув государственную службу, Авен возвращается в родные пенаты уже в качестве президента и совладельца «Альфа-банка».

Особую агрессивность группе придали два бывших сокурсника Фридмана по институту – Герман Хан и Алексей Кузьмичёв. Они отличились в ожесточенных баталиях за госпакет акций Тюменской нефтяной компании (ТНК), а позже выиграли сражение у Владимира Потанина за чёрное золото «Сиданко». Тогда же был установлен оказавшийся длительным и прочным союз с Виктором Вексельбергом и его группой компаний «Ренова», а также Леонардом Блаватником и его «Аксес индастриз». Позже трио «Альфы», «Аксесса» и «Реновы» (ААР) продало 50% акций ТНК английской «Бритиш Петролеум» и сформировался крупнейший из действующих в России международных промышленных гигантов — ТНК-BP, приобретший вскоре и «Славнефть». Стараниями Хана и Кузьмичёва были совершены многие рейдерские захваты. Имя «Альфа-Эко» стало настолько грозным, что пришлось сменить его на кажущееся менее одиозным «А 1 групп».

Во властных структурах у «Альфы» и сегодня немало друзей. Нынешний первый заместитель руководителя президентской администрации Владислав Сурков прежде был заместителем председателя правления «Альфа-банка». Помощник президента РФ Александр Абрамов являлся начальником управления в «Альфе». Работавший у Фридмана Андрей Попов возглавляет региональное управление Президента РФ. А советник главы Роспечати Владимир Григорьев нередко сопровождает Фридмана в путешествиях на джипах по далёким и экзотическим странам.

Слиянием ТНК с английской BP Фридман старался обезопасить свои нефтяные владения от возможных притязаний со стороны госкапитализма. Дуумвират продержался пять лет, но в этом году сработала мина замедленного действия, заложенная в основание совместного предприятия: равное владение акциями обеими сторонами. Расхождения по вопросам стратегии развития фирмы вылились в ожесточённую внутрикорпоративную войну, сопровождающуюся бесчисленными интригами и судебными разборками. Не исключено, что в результате контроль над совместным предприятием уже к концу года перейдёт к «Газпрому» либо какой-то другой могущественной госкорпорации.

Фридмановское умение ладить с властями и никогда не бросать им вызов — одна из главных причин стабильности группы Владимира Потанина. В 1996 году он активно работает в избирательном штабе Ельцина, которым руководил Чубайс, после чего его назначают первым заместителем председателя Правительства РФ, курирующего финансово-бюджетную сферу страны. До столь властных высот никто из российских олигархов, включая Березовского, не добирался ни до, ни после этого. В результате семимесячной вахты в Белом доме позиции группы Потанина заметно усилились, а его соперников в финансово-олигархической среде наоборот ослабли. Они объединились и убедили Черномырдина отправить «зарвавшегося выскочку» в отставку.

Вот уж воистину чёрная неблагодарность — ведь у Потанина перед российской олигархией ни с кем не сравнимые заслуги. Именно он стал инициатором пресловутых залоговых аукционов, освятивших переход огромных кусков государственной собственности в руки олигархии. Вот что писал по этому поводу один автор: «Государство в этой схеме напоминает не только дойную корову, но и садомазохистскую змею, пожирающую саму себя посредством заглатывания собственного хвоста. Сначала высокопоставленные коррупционеры объявляют связанные с собой банки «банками с государственным менталитетом», потом ставят их на ударное «осваивание» государственных активов, затем удивляются острейшему дефициту госбюджета и в конце концов признают необходимость взятия государством коммерческих кредитов у банкиров. Разумеется, заранее было известно, что заложенные под кредиты лакомые кусочки к государству уже не вернутся». За считаные месяцы государство лишилось множества предприятий с высоким экспортным потенциалом, перешедших в частную собственность новоиспеченных олигархов.

Кризис 1998 года нанёс сильный, но не смертельный удар по головным финансовым учреждениям Потанина. Взамен «Онэксимбанка», уверявшего на развешенной повсюду рекламе – «Стихии не подвластен», появился преемник — «Росбанк», в который влился и «МФК». Позже значительная часть акций «Росбанка» была продана французскому «Сосьете Женераль», а головным холдингом стал «Интеррос». Центр тяжести переместился в промышленные звенья группы, которые год от года стремительно росли, включая сулящую особо высокие доходы «Полюс золото» (крупнейший производитель золота в России) и прочие компании в различных отраслях.

После перемен в Кремле и провозглашения политики «равноудалённости олигархов» от власти Потанин принял новые «правила игры». Принадлежащие ему СМИ в отличие от ОРТ Березовского и НТВ Гусинского проявили лояльность Путину. Он оставался по-прежнему вхож в самые высокие кабинеты в Кремле и Белом доме, где ему, как правило, удавалось «согласовывать» в нужном русле важнейшие решения по стратегии группы. Постепенно подконтрольные его холдинговой компании «Проф-медиа» активы, включающие газеты «Известия» и «Комсомольскую правду», журнал «Эксперт», продавались «Газпрому» и другим государственным корпорациям. Пришлось расстаться с нефтяными и кое-какими другими предприятиями. Но зато «империю» пополняли другие фирмы.

Один из членов группы Потанина, прежде занимавший пост президента «Норильского никеля» Александр Хлопонин, с 2002 года (после гибели А.Лебедя) стал губернатором Красноярского края, вырвав эту должность в ожесточённой борьбе с претендентом Олега Дерипаски и его «Русского алюминия»: в крае находятся главные металлургические активы обеих соперничающих группировок. Другой член потанинской команды и прежний вице-президент «Норильского никеля» – Дмитрий Зеленин – ныне губернатор Тверской области.

На логотипе группы Потанина две буквы П, наложенные друг на друга, – знак нерушимого союза с Михаилом Прохоровым – бывшим партнёром, долгое время остававшимся в тени. С начала 90-х они владели практически всей собственностью наравне. В 2007 году после скандала в Куршавеле объявили о принятом ими решении разделиться. Расхождения по важным вопросам имелись и прежде, но рейд французской полиции, примерившей наручники на руки Прохорова, ускорил дело. По-хорошему разойтись не удалось. За дележом капитала, сопровождаемым многочисленными закулисными маневрами и открытыми обвинениями, на протяжении полутора лет следила вся светская и деловая хроника. А ведь их альянс и им самим ещё недавно казался прочным. Несколько лет назад в подмосковном Сколкове, неподалеку от прежней дачи Брежнева, они возвели рядом друг с другом на участке 8 га дворцы-близнецы в классическом французском стиле. До сих пор их огораживает общий забор.

В итоге частично завершившегося в мае 2008 года раздела совместных активов Потанину остаются холдинг «Интеррос» и наибольший (30%) пакет акций «Норильского никеля». Прохоров реанимировал старое название для отколовшейся группы – «Онэксим». Оставив за собой энергоактивы, страховую компанию «Согласие» и небольшую часть акций «Росбанка», он подложил былому партнёру свинью: продал 25% акций «Норникеля» одному из главных конкурентов Потанина — Олегу Дерипаске. В обмен на это он получил 14% ценных бумаг «Русала» плюс «кэш» на 7 с лишним млрд. долл. При этом некоторые активы («Полюс золото» и «Открытые инвестиции») по-прежнему остались в совместной собственности Потанина и Прохорова, что не исключает продолжения коллизий в будущем. Высвободившиеся от продажи своих активов средства Прохоров направляет прежде всего на скупку земель и операции с недвижимостью.

Вражда расколола олигархов-первопроходцев, но не стала помехой росту их личных состояний, оцениваемых в 22,5 млрд. долл. на каждого (5-я и 6-я строчки списка «Форбс»).

Кто же в четвёрке, оказавшейся впереди них?

 

Вторая волна

Они начинали по-разному. Но, приближаясь к вершине пирамиды, их судьбы переплелись и стали чем-то схожими между собой. Основные капиталы троих действуют в цветной и чёрной металлургии. Один поднялся на торговле нефтью, но затем распрощался с нею и также стал совладельцем одного из металлургических гигантов. Однако объединяет всех не только это.

Все четверо вознеслись на Олимп с помощью деловых и политических покровителей, нуждавшихся в союзниках при узурпации ценных государственных активов. Но наступал момент, когда протежируемые отодвигали в сторону прежних патронов и сами становились хозяевами положения. Покровители, в большинстве своем олигархи-первопроходцы, теперь кусают локти, судятся. Но поезд уже ушёл. Кроме того, путь наверх пролегал не без услуг криминалитета.

В этом году имя Олега Дерипаски громко прозвучало в связи с двумя событиями. Радостными и не очень.

В майском номере русского издания «Форбс» он признан самым богатым человеком в России — личное состояние 28,6 млрд. долл. Стоимость подконтрольных его холдингу «Базовый элемент» активов за последний год выросла с 23 до 45 млрд. долл., что было вызвано прежде всего новыми приобретениями. Капиталы Дерипаски работают теперь более чем в двух десятках отраслей. Львиную долю выручки по-прежнему приносит алюминиевая монополия «ЮС Русал». Значимыми компонентами становятся машиностроение — автомобильный холдинг «Русские машины» («ГАЗ» и другие) — и строительный сектор, включающий крупные доли в известных западных фирмах Strabag и Hotchif. Дерипаска скупает фирмы и закладывает их под банковские кредиты для следующих операций. И не ошибается с выбором – всё, что становится его собственностью, дорожает на глазах.

Но в начале июля «Ведомости» посвятили свои страницы оборотной стороне «Русала». Бывший партнёр по алюминиевым делам Михаил Черной, ныне проживающий в Израиле, подал иск к Дерипаске, требуя компенсации за якобы принадлежавшие ему 20% акций «Русала», что составляет ни много ни мало 3 млрд. долл. Дело вскоре может слушаться в лондонском суде, а копии документов истца и ответчика оказались в распоряжении газеты.

Из них, в частности, следует, что завоевывать командные высоты в экономике Дерипаске и Черному помогали два известных авторитета: руководитель измайловской ОПГ Антон Малевский и совладелец «Союзконтракта», один из лидеров подольской преступной группировки Сергей Петров. Последний признал, что является крестным отцом дочери Дерипаски от брака с Полиной Юмашевой, дочерью зятя Ельцина (газета опубликовала цветное фото Дерипаски и Попова в обнимку).

В алюминиевых войнах прошлого десятилетия стороны и в самом деле не обходились без бандитских «крыш». В 1995 году по отрасли прокатилась волна заказных убийств. В апреле было совершено покушение на коммерческого директора Саянского алюминиевого завода Валерия Токарева. Летом были убиты руководители конкурирующих с группой Черного фирм — глава банка «Югорский» Олег Кантор и его заместитель Вадим Яфесов. Осенью пал их партнёр — управляющий бизнесом по экспорту металлов Феликс Львов.

В 1995 году машину, в которой находился Дерипаска — тогда директор Саяногорского алюминиевого завода — и другой руководитель предприятия Владимир Лисин (о нём позже), на дороге в Ачинск поджидали гранатомётчики. Будущих участников «золотой сотни» спасло лишь чудо: в последний момент о засаде узнал авторитетный красноярский бизнесмен Анатолий Быков и отменил распоряжение Владимира Татаренкова (больше известного под кличкой Татарин), положившего глаз на завод. Отрасль привлекала и других олигархов. Крупные пакеты акций Братского и Красноярского алюминиевых заводов были тогда куплены Березовским и Абрамовичем.

Детство и юность богатейшего россиянина прошли в захолустном Усть-Лабинске Краснодарского края. Росший без отца (он погиб, когда мальчику был год), он с детства отличался усидчивостью, способностями и лидерскими качествами. Школу Олег окончил с единственной четвёркой в аттестате, за сочинение. По физике и математике он был вне конкуренции, выигрывая все районные олимпиады разом. «У нас на курсе было несколько талантливых ребят. Дерипаска был одним из них», — утверждает его однокурсник по физфаку МГУ, бизнесмен Игорь Аверьянов.

Активностью и глубиной познаний он выделялся и среди биржевиков РТСБ. Позже, проявились организационный дар, бойцовские качества, умение сходиться с нужными людьми, пробивная сила и то, что можно назвать азартом большого бизнеса.

После крушения плановой экономики бывшие гиганты советской индустрии оказались во власти структуры «Транс Уорд Групп» (TWG), которой заправляли братья Лев и Михаил Черные и лондонские трейдеры Саймон и Дэвид Рубены. М.Черной как раз искал тогда динамичного управленца для своего алюминиевого бизнеса. А молодой биржевик Дерипаска был полон амбиций, Черной, по его словам, «увидел в нём самого себя в молодости». Торговец металлами в качестве младшего партнёра Черного скупал ценные бумаги у акционеров и рабочих СаАЗа. Десятилетие спустя обиженный «неблагодарным Дерипаской» Черной скажет: «Протеже толково распорядился путевкой в большой бизнес. Связи оставил ему я, и он успешно их развил. И с той «семьей», членом которой он стал, его тоже познакомили люди из нашей бизнес-группы».

Безжалостный к врагам, Дерипаска не церемонится и с подчинёнными. Бывшие сотрудники «Базэла» рассказывают, что его топ-менеджеры ходят на встречи с ним с диктофоном. Чуть наклонив голову и глядя исподлобья, Дерипаска говорит быстро и тихо, перебивать и задавать уточняющие вопросы не принято. Он вникает во все детали и в любой момент может проверить, как исполнены его указания. В «Русале» помнят самую короткую карьеру в компании: одна из секретарш, выйдя в первый день на работу в девять часов, не смогла выполнить какое-то поручение, и в одиннадцать утра была уволена. Хозяин «Базэла» не жалеет и себя. Он живёт практически в помещении для отдыха своего офиса. Его образ жизни – постоянная экспансия.

Два года назад Дерипаска обмолвился в узком кругу, что хотел бы стать самым богатым бизнесменом в мире. Пока всё вроде бы идёт к этому. В этом году он обогнал Романа Абрамовича и теперь уже не имеет себе равных в России. А в мире круче него только американец Уоррен Баффет, мексиканец Карлос Слим, Билл Гейтс и ещё каких-нибудь пять человек…

В золотой гонке россиян Роман Абрамович удерживал лидерство с 2005 по 2007 год. На него недавно также с жалобой обратился в Высокий суд Лондона 62-летний Б.Березовский, ныне проживающий в Англии на правах политэмигранта. Совпадение географии тяжб не случайно. Истцы считают, что выиграть их в Англии более вероятно, чем на родине, где ответчики будто бы располагают хорошими политическими связями и авторитетом.

По утверждению Березовского, несколько лет назад Абрамович, действуя по поручению тогдашнего президента Владимира Путина, угрозами и давлением вынудил его дёшево продать акции телевизионной компании ОРТ, а также «Сибнефти» и «Русала». Березовский якобы вместе с Бадри Патаркацишвили приобрели акции «Сибнефти» и ряда алюминиевых предприятий, которые впоследствии были объединены в «Русал». В обоих случаях, занимавшиеся больше ОРТ и политикой Березовский и Патаркацишвили по устной договоренности передали свои акции (43% в «Сибнефти» и 25% в «Русале») в доверительное управление Абрамовичу.

Абрамович это не признает и заявляет, что акции «Сибнефти» и «Русала» он приобретал сам, а названные лица лишь оказывали ему за определённую мзду помощь и прикрытие. Платой Березовскому за содействие стало предоставление средств на финансирование ОРТ. Кроме того, в 2001 году он передал опальному олигарху ещё 1,3 млрд. долл. за содействие в приватизации «Сибнефти». А в 2003 году Абрамович произвел «окончательный расчёт»: отдал Патаркацишвили 585 млн. долл. за поддержку и защиту при покупке алюминиевых активов.

В основу своего первоначального накопления Абрамович заложил 55 цистерн с дизельным топливом, которые он по подложным документам умыкнул с Ухтинского НПЗ. В июне 1992 года его заключили под стражу, но в декабре дело удалось закрыть. Знакомство с Борисом Березовским произошло на яхте у Карибских островов, где они под Новый год оказались по приглашению руководителей группы «Альфа». Будучи на двадцать лет старше, Березовский отнесся к нему по-отечески. С его помощью заурядный торговец нефтью вошёл в большой бизнес и сблизился с Борисом Ельциным, став позже кошельком «семьи».

С приходом Путина Березовский переходит в оппозицию. Абрамович по-прежнему лоялен к Кремлю. Он выкупает у опального олигарха контрольный пакет акций ОРТ, а затем убеждает его уступить по «дружественной» цене долю в «Сибнефти», других совместных активах и перепродает их государственным корпорациям по возросшей в разы цене.

Вслед за своим прежним патроном новоиспечённый олигарх — губернатор Чукотки переселяется в Лондон. Но от их былой дружбы не остается и следа. Принцип — мавр сделал свое дело и теперь может уходить – характерен для представителей «второй волны» вознёсшихся на золотой Олимп на чужих плечах. «Роман, — говорит Березовский, — прекрасный психолог – в смысле выстраивания отношений себе на пользу. Он может играть вдолгую, очень много людей на этом попадается».

За последний год личное состояние Абрамовича, несмотря на развод с женой и отступные, выросло с 19,2 до 24,3 млрд. долл. Тем не менее в перечне «Форбс» он опустился на третью строчку.

На второй оказался 42-летний Алексей Мордашов с личным состоянием 24,5 млрд. долл. Годом раньше он имел 12,1 млрд. долл. – рекордный результат прироста богатства в России за столь краткий срок.

Уроженец Вологодской области окончил с отличием Ленинградский инженерно-строительный институт и стал работать на Череповецком металлургическом комбинате. Но прозвище Железный мальчик – он всё же получил благодаря сызмальства проявляемой мёртвой хватке. Как-то Алексея упрекнули за неразборчивость в средствах достижения целей. «Танки грязи не боятся», — заметил он.

Ещё в годы учебы Мордашов установил тесные отношения с Анатолием Чубайсом. Эти, как и некоторые другие питерские связи пригодились позже. В 1992 году он был назначен директором названного комбината по финансам и экономике. Злые языки говорят, что изначально экономист-финансист имел отличные отношения с женой тогдашнего директора предприятия Юрия Липухина, которая и посоветовала мужу присмотреться к «талантливому молодому человеку». Вскоре Мордашов возглавил процесс приватизации комбината. Он создал дочернюю компанию «Северсталь-инвест», которая скупила львиную долю акций предприятия. Далее Мордашов сообщил своему боссу, что это теперь его, мордашовская, собственность и потребовал освободить занимаемое кресло.

Затем возникла «Северсталь-групп», включившая в свой состав предприятия горнодобывающей и автомобильной промышленности, банковской сферы, страхования, транспорта и СМИ, в частности, RenTV – последнего частного канала федерального значения, который до этого активно критиковал Путина. В последние годы Мордашов приобрёл значительные активы в сталелитейной промышленности США и Италии, крупные золотодобывающие и туристические компании за рубежом, консолидировал контрольный пакет «Силовых машин». Собирается строить крупный лесоперерабатывающий комплекс в родной Вологодской области. Однако широкую международную известность олигарх получил в мае 2006 года, когда стало известно о планах слияния «Северстали» с базирующейся в Люксембурге корпорацией «Арселор». В случае успеха Мордашов становился бы главным акционером крупнейшей в мире металлургической компании. Но не получилось. Не без вмешательства Вашингтона победил изворотливый индус Лакшми Миттал.

Но «настоящим» профессионалом среди нынешних отраслевых магнатов может считать себя лишь Владимир Лисин (1956 г.р.), уроженец Иванова, города невест, окончивший Сибирский металлургический институт по специальности инженер. После он работал в НПО «Тулачермет», где прошёл путь от подручного сталевара до заместителя начальника цеха.

Затем он оказался на Карагандинском металлургическом комбинате, где приглянулся генеральному директору Олегу Сосковцу и был назначен его заместителем. В начале 90-х Сосковец становится министром металлургии Правительства России. Вслед за ним и Лисин перебирается в Москву. С помощью братьев Черных и Рубенов становится сотрудником, а затем и партнёром упоминавшейся группы TWG, под контролем которой оказывается большинство бывших гигантов черной металлургии СССР.

Группа становится одним из крупнейших поставщиков алюминия на мировой рынок. Схема толлинга (предприятию поставляется сырьё, а затем забирается готовая продукция) позволяет контролировать предприятия, не покупая акции. В Правительстве РФ эту практику защищает Сосковец, уже занявший кресло вице-премьера. Как представитель TWG Лисин входит в состав совета директоров пяти заводов: трёх алюминиевых и двух стальных – Магнитогорского и Новолипецкого (НЛМК).

Но затем ситуация резко меняется: Сосковца со скандалом увольняют. Братья Черные, разругавшись между собой, делят бизнес. TWG распадается. Лисин не теряется. Он и ранее внимательно присматривался к НЛМК и скупал его акции. Сворачивая бизнес в России, братья Черные хотели обанкротить комбинат и предлагали Лисину за его труды отступные. Однако наперекор бывшим партнёрам он решает перехватить контроль над комбинатом и вступает в союз с Потаниным, также владеющим акциями предприятия.

Бизнесмены сходятся на том, что Потанин не будет препятствовать выкупу Лисиным 50% акций НЛМК и, по возможности, помешает братьям Черным совершить задуманное. Через некоторое время пакет Лисина вырос до 63%. Он хочет провести дополнительную эмиссию акций и тем самым сократить долю Черных. Но накануне намеченного собрания собственников его ждёт неприятный сюрприз: 34% акций, принадлежащих TWG, сменили владельца: их новым хозяином стал «Интеррос» Потанина. На собрании акционеров представители Потанина проголосовали против выпуска новых бумаг. Вслед за этим «Интеррос» продолжает наносить удар за ударом.

Принимая вызов, Лисин контратакует. Он предпочитает не переплачивать Потанину за акции НЛМК, а пустить деньги на скупку «Норильского никеля» — главного актива Потанина. Корпоративная война грозила стать затяжной и изнурительной, и в какой-то момент стороны рассудили прекратить её, взаимно обменявшись ценными бумагами. В итоге у Лисина сконцентрировалось около 97% всех акций крупнейшего металлургического предприятия. В последнее время он купил у олигарха Б.Иванишвили Стойленский ГОК, обеспечивающий теперь его комбинат собственной рудой, а также порты и речные перевозки, позволяющие ему бесперебойно осуществлять экспортные поставки. НЛМК в последнее время является наиболее рентабельным предприятием чёрной металлургии в России. В 2007 году через оффшорную фирму Лисин приобрёл крупный пакет акций банка «Зенит», тем самым становясь хозяином типичной финансово-промышленной группировки.

Новые явления и тенденции

Как заметил читатель, олигархическая верхушка совсем не представляет собой сплочённый клан, а непрестанно раздирается острейшими противоречиями, в основе которых — борьба за передел собственности и стремление к монополистическому господству. Расколы финансовых групп и корпоративные войны среди миллиардеров – непреложный факт. Но в мире большого бизнеса действуют не только центробежные, но и центростремительные силы.

Объективные процессы концентрации и централизации капитала вне воли и сознания магнатов связывают их на ещё более высоком уровне. Образуются коалиции финансовых групп, на что впервые обратил внимание известный ученый экономист С.Меньшиков в своей книге «Анатомия российского капитализма» (2004), второе издание которой только что вышло из печати.

Критикуя теорию ультраимпериализма, Ленин соглашался с тем, что растущая монополизация экономики ведёт к «единому тресту». Но вождь мирового пролетариата утверждал: прежде чем дело дойдёт до этого, капитализм превратится в свою противоположность. И в главном великий революционер и теоретик был прав. То, что эта тенденция со всё возрастающей силой действует и в наши дни, видно из новейших фактов развития российского капитализма.

С одной стороны, Потанин и Прохоров разводятся, сутяжничая при разделе совместно нажитых миллиардов. С другой – оба тотчас же втягиваются в новый союз, сколачивающий горно-металлургическую сверхмонополию, куда войдут «Норильский никель», «Металлоинвест» Алишера Усманова и «Ю С Русал» Олега Дерипаски. Потанин вместе с былым врагом Дерипаской – ныне главные акционеры «Норильского никеля», а поскольку в вышеназванном готовящемся объединении активно участвует и Виктор Вексельберг, с ними в одном флаконе может оказаться и группа Фридмана – прежде яростно враждовавшая с Потаниным и Прохоровым.

Кроме того, у Потанина, Вексельберга и Усманова есть общий бизнес с госкорпорацией «Ростехнологии» и её могущественным главой Сергеем Чемезовым. Имеются сведения, что и Абрамович, имеющий блокпакет металлургического «Евраза», также желает участвовать в готовящемся гигантском государственно-монополистическом альянсе нового типа, под контроль которого может попасть изрядная доля всей российской экономики.

Завоевание командных высот в отраслях и монополизация экономики являются одновременно и целью, и результатом деятельности олигархов. Инновационность же развития, как и обновление основного капитала, в лучшем случае – побочное и второстепенное следствие их активности. Глава «Базэла» Гульжан Молдажанова (правая рука Дерипаски) объясняет впечатляющий рост стоимости активов группы в последнее время не только приобретениями новых компаний, но и «органическим ростом производственных показателей». Но она не случайно отказывается разъяснить роль каждого фактора. Ибо, если бы она это сделала, стало бы ясно, что значимость последнего невелика. Главное – это доминирование в отраслях и поддержание, а вернее увеличение отпускных цен.

Михаил Прохоров прежде много говорил об интересе к нанотехнологиям, стремлении заняться двигателями на водородном топливе. Но что происходит, когда доходит до дела? Полученный при разводе от Потанина многомиллиардный кэш он, как отмечалось, тотчас же вкладывает в скупку земель и другие чисто спекулятивные операции с недвижимостью.

Что же думают по ключевым вопросам сами олигархи?

«С бизнесом, — констатирует миллиардер — депутат Государственной думы Александр Лебедев, — всё относительно ясно, и грустно. Ну не стал он двигателем роста материального благосостояния граждан и лидером структурной модернизации экономики. Никто не задаёт ему планку социальной ответственности – ни государство, ни общество, ни он сам. Средний и малый бизнес практически не развивается. Олигархи бормочут про рабочие места, налоги и право определять, что важнее для народа – спортивная стрельба, яйца Фаберже или самая дорогая в мире бизнес-школа в Сколкове».

Есть, впрочем, и иные мнения.

«Если капитализм, даже в нынешней несовершенной форме, продержится ещё 10–15 лет, то какая-то легитимизация богатства произойдёт», — с неуверенностью и надеждой говорит Михаил Фридман. «Миллиардеры обществу ничего не должны – они же платят налоги и нечего с них требовать ещё чего-то», — отвечает на вопрос – «Почему олигархи не отдают долг обществу?» младший партнер Фридмана, член совета директоров «Альфа-банка» Александр Гаффин.

Мордашов выступает за скорейшее вступление России в ВТО. И это понятно. Его позиции в экономике России прочные. Боятся иностранной конкуренции в металлургической отрасли ему теперь нечего, а либерализация торговли создаст новые возможности для ускоренной экспансии на международной арене. Выход бизнеса на орбиты транснационального капитализма может и приветствоваться. Ведь раньше отечественные капиталы нелегально вывозились за границу и представляли собой пассивы иностранных банков или в лучшем случае портфельные инвестиции. Теперь они открыто направляются на приобретение контроля над иностранными компаниями. Прежде неокрепший российский капитал выступал, как правило, с протекционистских позиций. Теперь российские гиганты лоббируют открытие торговых границ. Но при решении подобных вопросов нельзя сбрасывать со счетов интересы основной массы предпринимателей, как, впрочем, и общества, в целом.

Большинство народа, проживающего в нашей стране, получает доходы примерно в двадцать раз ниже, чем в Европе. А цены на основные потребительские товары и услуги даже выше, чем там, и растут в последнее время со скоростью 30% в год. Резко поднимается и стоимость железа, электроэнергии, строительных материалов, других товаров. Для олигархов всё это малозначимо, если не выгодно – ведь накручиваемые цены обогащают их карманы. Но как быть с остальным населением?

Думается, что без разумного (не чиновничьего) государственного вмешательства не обойтись. Речь не о реприватизации. С помощью налоговой, кредитной и бюджетной политики и ряда других мер можно и следует повернуть спекулятивный бизнес-мэйнстрим в созидательное инновационное русло.

Профессор Георгий ЦАГОЛОВ

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: