slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Лас-Вегас по Китайски

  Страсть к азартным играм свойственна части человечества на всем протяжении его истории. Именно ей обязаны своим существованием казино в Баден-Бадене и Монте-Карло, фантастический город в пустыне штата Невада в США – Лас-Вегас и сотни подпольных миллиардеров в России. Об этой страсти писали Ф. Достоевский, С. Цвейг и десятки других писателей.

  Игорный бизнес в жизни многих стран играет заметную и противоречивую роль. С одной стороны, он обеспечивает приток средств и обеспечивает экономическое процветание целых регионов, как в американском Лас-Вегасе, служит серьезной налоговой базой для пополнения местных и центральных бюджетов. В ряде случаев — если среди посетителей игорных заведений много иностранцев — он привлекает значительные суммы в экономику целых стран, как это происходит в Монте-Карло (Монако) и в Баден-Бадене (ФРГ). С другой стороны, чрезмерное распространение азартных игр порождает нездоровые явления в социальной жизни, способствует развитию вредных привычек у части населения, особенно молодежи, ухудшает криминогенную обстановку.
  Государство вынуждено проводить по отношению к азартным играм политику регулирования, ограничивая их отрицательное влияние на общество и в то же время не запрещая их полностью, иначе они уйдут в подполье со всеми вытекающими из этого криминальными последствиями.
  Опыт госрегулирования игорного бизнеса, особенно в местах его традиционного распространения, интересен и важен для России, правительство которой принимает меры по установлению более четкого контроля над игорным бизнесом, локализации его. Одним из государств, где проводится целенаправленная политика локализации азартных игр, ограничения доступа к ним своих граждан и создания международного центра, аналогичных Лас-Вегасу, является Китайская Народная Республика. В бывшей португальской колонии на юге страны, городе Макао, власти КНР по существу заняты формированием международной зоны азартных игр, постепенным преобразованием этого уголка Юго-Восточной Азии в мировой туристско-игорно-развлекательный и выставочно-культурный центр.

КАЗИНО, ПРИТОНЫ
И КОНТРАБАНДА

  Судьба Макао необычна. Португальские мореплаватели высадились на двух островах у китайского побережья в 1516 году, основали опорный пункт для торговли с Китаем, построили крепость и порт и признали суверенитет Поднебесной империи над этой территорией. В 1887 году в период ослабления китайской монархии и интенсивной экспансии европейских держав, а также США с целью приобретения сфер влияния в Китае, Португалия отказалась признавать верховную власть китайского правительства над островами и объявила Макао португальской колонией.
  К концу XIX века Португалия была, вероятно, самой слабой колониальной державой. Потеряв «жемчужину португальской короны» — Бразилию, она сохранила за собой, кроме островов в Атлантическом океане, три колонии в Африке – Анголу, Мозамбик и Кабинду, а также анклавы на побережье Индии и Макао. После обретения Индией независимости португальские территории на западном и восточном берегу Индостана вошли в состав Индии. В Анголе и Мозамбике началась длительная война за независимость. Советский Союз вернул КНР Порт-Артур и Дальний, позднее Великобритания и Китайская Народная Республика договорились о возвращении Китаю Гонконга. Стало ясно, что Макао Португалии не удержать, и была достигнута договоренность между Лиссабоном и Пекином о превращении Макао во вторую, после Гонконга, особую административную зону Китая с начала 1999 года.
  В отличие от Гонконга, который за время нахождения в Британском содружестве наций, особенно в течение последней четверти ХХ века, превратился в один из важнейших торгово-финансовых и транспортных центров, Макао из-за военно-финансовой слабости Португалии и очевидного отсутствия будущего у этой территории как части европейской метрополии, оставался заштатным азиатским городом без развитой промышленности. Ни португальское правительство, ни частный капитал средств в колонию не вкладывали. Территория существовала за счет посреднической торговли с Китаем, особенно во время эмбарго на торговлю с КНР, объявленного западными державами, контрабанды, незначительного туризма и игорного бизнеса. Контрабанда практиковалась потому, что португальские власти не так строго соблюдали предписания на запрет торговли с Китаем, как это делали англичане в Гонконге.
  Игорный бизнес носил специфический характер. Он осуществлялся не в культивированных игорных домах-клубах, как в Европе или США, а в сомнительных припортовых заведениях, где малайские и филиппинские моряки могли проиграть 30—50 долларов за вечер и выпить местных спиртных напитков еще на столько же.
 

ЧТО ПРИОБРЕЛ КИТАЙ?

  С точки зрения природных ресурсов: полезных ископаемых, сельскохозяйственных угодий, лесов – никаких выгод у КНР не оказалось. Однако наряду с политическим успехом присоединение бывшей португальской колонии имело ряд положительных экономических последствий.
  Прежде всего удобный порт в 60 км от Гонконга в самом экономически быстроразвивающемся регионе мира площадью в 26,8 кв. км с населением немногим менее полумиллиона человек. По плотности населения присоединенная территория занимает одно из первых мест в мире – более 1800 чел. на кв км.
  Кстати, население территории весьма своеобразное. 96 % его состава – китайцы по происхождению, кроме них более 10000 происходит от смешанных браков, около тысячи португальцев. 45 % жителей считают себя буддистами. Но заметно влияние и католической церкви. Население исключительно городское, по существу все владеют португальским и английским языками, многие еще и малайским.
  За время португальского господства из-за перенаселенности и отсутствия рабочих мест в промышленности и на транспорте, определенная часть экономически активных жителей уезжала на заработки в Португалию, Бразилию, африканские колонии Португалии, формируя там среднюю буржуазию в сфере торговли и финансов. Эта часть осевших за границей китайцев, т. н. хуацяо, распространилась по всему миру. Китайские эмигранты из Макао не имели проблем с выездом в португалоговорящие страны. Эта часть хуацяо сохраняет тесные связи с жителями Макао.
  Любопытный факт: задолго до вхождения Макао в КНР экономическая активная часть – около 1/3 — населения получила португальское гражданство. Поэтому в отличие от других китайцев многие жители Макао могут без визы выезжать в объединенную Европу, наниматься там на работу, учиться, заниматься предпринимательской деятельностью. Более того, благодаря заключенным ЕС соглашениям они могут по облегченной процедуре въезжать в США, Канаду, Японию, Австралию и ряд других стран.
  Следует также отметить, что за Макао утвердилась слава города игорного бизнеса, правда, невысокого класса. Но подобных игорных домов не было в соседних странах. Пока экономика большинства стран Юго-Восточной Азии прозябала, слава Макао как игорного центра не приносила ему особых выгод. Богатые игроки приезжали редко, их было мало.
  Однако с небывалым экономическим подъемом в Китае, Таиланде, Филиппинах, Вьетнаме, с превращением Индонезии и Малайзии в экспортеров нефти, газа и цветных металлов, а также изделий обрабатывающей промышленности, в том числе бытовой электроники положение начало меняться. В этих странах появились свои нувориши. Число их росло.
  Новые богатые хотели не только квартир и машин, но и красивой жизни, которую они видели в американских кинофильмах. Эта роскошь, далеко – в США и в Европе. Но оказывается здесь рядом есть сильно уцененный вариант этой роскоши с латинским оттенком, с южноевропейско-латиноамериканской музыкой, с персоналом, воспитанным в Португалии или Бразилии, и тем не менее говорящем по-китайски. В радиусе двух часов летного времени от Макао живет примерно 1 млрд человек, благосостояние которых за последние 15—20 лет существенно улучшилось и которые еще недостаточно освоились с этим благосостоянием, не выработали традиционных западных стереотипов поведения, так же, как и «новые русские».
  Первыми на нарастающий спрос на игры и развлечения отреагировали хозяева традиционного игорного бизнеса Макао. Еще во времена португальского господства весь игорный бизнес был монополизирован с разрешения колониальной администрации кланом Стенли Хо, который контролировал в Макао не только игорные дома, но и судоходные, строительные компании, торговлю недвижимостью.
 

СТАВКА НА ПРИТОК АМЕРИКАНСКОГО КАПИТАЛА

  Китайское правительство не могло упустить из своих рук контроля над таким мощным денежным потоком, как поступления от игорного бизнеса. Главным и, как оказалось, чрезвычайно эффективным инструментом госрегулирования этого потока стала выдача лицензий и строительство новых туристических объектов.
  Первым делом китайские власти отменили монополию клана Хо на игорные дома, выразив ему глубокую благодарность за вклад в хозяйственное развитие Макао. Однако клан не был устранен из игорного бизнеса. Глава клана Хо, которому более 80 лет, получил лицензии на своего сына и дочь и поставил во главе разветвленной компании своего племянника М. Сван. Последний заявил, что главная цель компании – массовые инвестиции, и начал перестраивать традиционные притоны на американский лад.
  Наряду с лучшим в Макао в 2000 году отелем — игорным домом «Отель Лиссабон» был выстроен новый отель «Новый Лиссабон» с башнями, подземными этажами, помещенными в аквариумы, фитнес-центром и концертным залом. Американские специалисты считают, что «Новый Лиссабон» нисколько не уступает лучшим отелям Лас-Вегаса. Он представляет собой цветок лотоса, вознесшийся более чем на 4 десятка этажей над городом.
  В отличие от Лас-Вегаса в «Новом Лиссабоне» ставки не ограничены, основная часть клиентов играет в баккара, и зал замирает, когда ведущий игру служащий казино открывает решающую карту в партии, где ставки достигают 200 000 долларов США. Такие ставки не допускаются ни в одном казино мира.
  Еще одна особенность новых роскошных казино Макао: в них не предлагают алкогольных напитков, официанты разносят изысканные сорта чая и фруктовых коктейлей. В американских и европейских игорных домах, игорных залах пьют шампанское и виски с содовой как молоко. Хотя безалкогольными назвать казино в бывшей португальской колонии на юге Китая нельзя. Богатые застолья проходят там в многочисленных ресторанах, но не в залах казино. Торговля и употребление наркотиков пресекаются самыми жесткими мерами, вплоть до смертной казни.
  Элитные игорные дома организуют выставки и аукционы произведений искусства, демонстрации моды, концерты, соревнования по национальным видам спорта. Все это позволяет рекламировать казино в Макао как морально и этически выдержанные международные центры культивированного отдыха, соблюдающие национальные культурные традиции.
  «Конкуренция усиливается, но мы готовы к ней, — говорит М. Сван. – Наши постоянные клиенты – это богатая публика, которая знает нас в течение десятилетий, а иногда и нескольких поколений. Они прилетают сюда из разных мест в пределах двух часов полета. На этой территории проживает 1 млрд человек. Наша задача – привлечь сливки общества в радиусе 5 часов самолетного времени, с пространства, где население составляет 3 млрд человек – почти половина жителей земли» (Macao Review, №7, 2006).
  Заявление представителя мощного игорно-торгово-судоходного клана, входящего в число 50 самых богатых китайских семей, не кажется необоснованным. Оно опирается на оценку платежеспособности стремительно разрастающейся новой буржуазии, коррумпированного чиновничества стран Юго-Восточной Азии, их стремления попробовать «сладкой жизни» в духе кинофильмов об американский миллиардерах и европейской аристократии.
  Правда, определённые сомнения эта оценка может внушать. Бурный экономический рост восточно-азиатского региона не может продолжатся вечно. А из истории, например, известно, что кризис 1929—1933 годов нанес сильный ущерб американскому и европейскому игорному бизнесу. Еще не ясно, так ли велика у новой буржуазии региона склонность тратить деньги на непроизводительное потребление в условиях высокой рентабельности новых инвестиций. Сомнительно, что власти соседних с Китаем государств будут приветствовать постоянный массовый отток средств за рубеж. Наконец, не появится ли у азиатских любителей острых ощущений желание попробовать счастья и в других центрах за пределами Макао. И не возникнут ли в ожидании монопольных прибылей на этой волне новые развлекательные центры в соседних странах.
  Развеять все эти сомнения единственно может лишь долгосрочная целенаправленная государственная политика правительства КНР по превращению Макао в золотой источник для китайской экономики и регион, способствующий притоку капитала в Юго-Восточный Китай.
  На страницах журнала «Фар-Истерн Ревю» неоднократно обсуждался вопрос: участвует ли китайское правительство своими капиталами в сверхприбыльном игорном бизнесе Макао. Эксперты считают, что непосредственно не участвует. Центральные и местные власти делают крупные капиталовложения в инфраструктуру: перестройку аэропорта, морского порта и пассажирского терминала, электро- и водоснабжения. Но даже внутренняя перестройка города, не говоря уже об игорных домах, остаётся целиком в руках местного и иностранного частного капитала. Правительство довольствуется огромными платежами за лицензии и налогами.
  Главная цель государственной политики по отношению к Макао – создание крупного международного центра развлекательных, игровых и выставочных услуг. Хозяйственный комплекс Макао уже сейчас представляет собой значительную налоговую базу, центр занятости и привлечения иностранного капитала.
  На первом этапе преобразований в бывшей португальской колонии были сделаны шаги по поощрению конкуренции — отменена монополия бывшего единственного хозяина казино клана Хо, выданы десятки лицензий. Самые крупные лицензии получили миллиардеры из американского игорного бизнеса
Е. Винн и Ш. Эдельсон. Фактически закончено строительство развлекательно-игорного комплекса
Е. Винна и начато строительство еще трех отелей-казино в районе пассажирского морского порта.
  Один из некоронованных королей Лас-Вегаса Ш. Эдельсон известен тем, что в 1999 году построил в столице американского игорного бизнеса крупнейший многоотраслевой комплекс «Венетиан Лас-Вегас», который стал мировым эталоном. «Венетиан Лас-Вегас» — даже не отель с игорными залами, а целый город со своими магазинами, оздоровительными центрами, садами и парками, кинотеатрами, стадионами, бассейнами, концертными залами, больницей, часовнями, множеством самых разных ресторанов. Посетив Макао, Эдельсон заявил: «У мня появилась мечта о цветущем городе, и я ее осуществлю».
  В 2004 году Эдельсон воздвиг в Макао небоскреб — игорный дом — казино «Сэндс». За игорные столы в «Сэндсе» ежедневно садятся до 5000 посетителей. В основном играют в баккара. Расцвеченный прожекторами и светящийся изнутри комплекс господствует над городом. В нем семь ресторанов с разными национальными кухнями и лучший в городе театр-варьете.
 

КИТАЙСКИЙ КОНКУРЕНТ АМЕРИКАНСКОГО
ЛАС-ВЕГАСА

  Ныне в лицензионной политике китайских властей в Макао наступает новый этап. Они находят нецелесообразной точечную застройку города и строительство исключительно игорных домов, отелей и ресторанов. Принимается программа реконструкции города за счет иностранного и отечественного частного капитала, превращение Макао в развлекательно-выставочный, торговый центр, место проведения фестивалей, конференций, деловых встреч, международных выставок.
  Новые подходы продиктованы объективными причинами. Так, число посадочных мест за игорными столами и у игровых автоматов в казино достигло уровня, удовлетворяющего текущий спрос. А оборот игорного бизнеса в Макао в текущем году достигнет уровня Лас-Вегаса.
  Жизнь показывает, что игорный бизнес имеет ограниченные пределы роста. Однако услуги, которые с ним связаны, могут представлять собой источник серьезных доходов. Американская налоговая статистика свидетельствует, что рулетка, блэк-джек и игровые автоматы обеспечивают менее половины доходов Лас-Вегаса. Остальные поступления – от концертов, конкурсов, конференций, демонстраций моды, шоу под открытым небом, ресторанов, гостиниц. Поэтому, несмотря на примерно равный оборот игорных заведений в Лас-Вегасе и в Макао, оборот сферы услуг, сопровождающих и обслуживающих игорный бизнес в американской столице азартных игр, в 2,5 раза превышает соответствующий показатель в Макао.
  Оказывается, азартные владельцы лишних денег хотят не только проигрывать их, но и получать массу прочих разнообразных удовольствий. А для этого, как выяснилась, необходимость перестроить весь регион Макао — превратить его в приморский город-сад, центр отдыха и развлечений, создать современную инфраструктуру и подготовить кадры. Нужно было поработать и над имиджем нового мирового центра — развеять устоявшееся представление о Макао как о городе, где сосредоточены все грехи человеческие.
  Для достижения этих целей необходимо, чтобы в городе было покончено с преступностью, а в игорных заведениях поддерживался четкий порядок. Прежде китайская пресса то и дело печатала скандальные материалы о том, что проворовавшийся государственный служащий или чиновник-взяточник проиграл присвоенные деньги в казино в Макао. Сейчас положение иное. Главный менеджер концерна Хо – М. Сван — заявляет, что в его игорных залах постоянно шныряют агенты в штатском. Кстати, госслужащие теперь официально в течение нескольких дней в году во время новогодних праздников имеют право делать ставки в казино.
  Снижению преступности способствовало и изменение порядка выдачи лицензий. Их перестали выдавать держателям мелких игорных притонов, где собирались сомнительные личности из местного преступного мира. Действуют жесточайшие наказания за торговлю и употребление наркотиков. Компании — получатели лицензий на крупные игорно-развлекательные комплексы, как правило, имеют собственные службы безопасности, которые и обеспечивают должный порядок.
  Получить лицензию стало сложнее еще и потому, что это обусловлено ныне обязанностью предпринимателя обустроить прилегающую территорию — разбить сад или парк, оборудовать пляж, построить демонстрационный и концертный зал, фитнес-центр, детские аттракционы, придать объектам оттенок китайской или португальской экзотики.
  Местный игорный клан Хо и американские миллиардеры из Лас-Вегаса приняли новые правила игры и по-существу начали перестраивать весь город. Между двумя островами насыпают землю, чтобы отвоевать у моря участок под строительство нового массива зданий, которые затмевают Лас-Вегас- стрит – главную улицу американского чуда в пустыне Невада. В Макао главная артерия называется Котай-стрит. По сравнению с её роскошными отелями меркнут родоначальники европейского игорного бизнеса – воспетые в мировой литературе казино Баден-Бадена и Монте-Карло.
  «Наши совокупные капитало-
вложения составят в целом до 8 млрд долларов США», — заявил Ф. МакФадден, генеральный управляющий «Эдельсон Сэндс Корп.» в Макао. Размеры этих инвестиций примерно равны совокупным вложениям частного германского капитала в экономику Китая за последние семь лет. Для сравнения, проектная стоимость строительства первой очереди Северо-Европейского газопровода, который соединит российские месторождения газа в Сибири с импортерами в ФРГ, Нидерландах и Великобритании, составит 5,7 млрд долларов (Л.Г. Ходов. Проблемы и перспективы экспорта российского газа в Германию. Изд-во «Огни ТД». — М.: 2005, стр. 33).
  Вместе с «Эдельсон Сэндс» значительные вложения в строительство дворцов делают всемирно известные компании гостиничного бизнеса Хилтон, Шангри-Ла, Фур Сезон, Кемпински; открываются отделения туристических фирм, пароходов, авиакомпаний. В старом городе идет масштабное строительство. Вероятно, характерные китайские дома, пагоды, здания в португальском колониальном стиле и католические церкви сохранятся лишь как музейные экспонаты. Несколько отреставрированных старых притонов с актерами, переодетыми контрабандистами, торговцами жемчугом и наркотиками, будут функционировать в порту для американских и японских туристов, точно так же, как специальные кафе в Париже, где якобы собираются апаши или клошары.
  Полумиллионного населения бывшей колонии оказалось недостаточно для массового строительства и найма обслуживающего персонала. Были организованы курсы подготовки сотрудников, несколько тысяч проверенных служащих получили государственные стипендии для изучения за рубежом гостинично-ресторанного и туристского бизнеса. Определенная часть местных жителей, уехавших на заработки за границу, возвращается домой, привлеченная возможностью хорошего трудоустройства и карьеры. Однако главную роль в обеспечении нового международного центра Макао квалифицированными кадрами сыграли сами инвесторы. Они стали посылать на стажировку в Лас-Вегас управляющих высшего и среднего звена, приглашать из Европы и США лучших поваров, специалистов по логистике, менеджеров. Концерн Хо пригласил на должность главного менеджера по выставкам и ярмаркам известного немецкого специалиста В. Динера.
  Особое внимание притоку туристов. Причем идет индивидуальная работа с различными их группами. Так, несмотря на ограничения в перемещении людей между основной частью Китая и особыми экономическими зонами, представители высших и средних слоев китайского частного капитала являются потенциальными участниками конференций, съездов, курсов повышения квалификации, выставок, ярмарок, посетителями игорных залов. Для них и членов их семей разрабатывают специальные программы: предлагают морские круизы, посещения Гонконга, Кантона, национального парка на вьетнамском острове Хайнань.
  Особое внимание представителям 100-миллионной китайской диаспоры за рубежом, которые весьма заинтересованы в прочных связях с процветающей китайской экономикой. В их числе и обеспеченные жители Тайваня. Возможность принять участие в полезной деловой встрече, а заодно отдохнуть и развлечься на исторической родине – аргумент для посещения Макао зарубежными китайцами.
  Для жителей многомиллионного богатого мирового торгово-финансового и транспортного центра – Гонконга, который стал первой особой экономической зоной КНР, Макао является экзотической развлекательной зоной, до которой на морском катере регулярного сообщения можно добраться за час. Сюда приезжают отдохнуть и поиграть в казино, попробовать португальскую кухню на выходные, праздники.
  Компании – владельцы развлекательно-игровых центров через собственные и договорные сети турагентств продают в США, Канаде, Австралии, Японии и Западной Европе маршруты с обязательным посещением Макао. Часть маршрутов предполагает проживание в течение всего срока в Макао с выездами в китайские крупные города, посещением исторических и культурных достопримечательностей КНР. Постоянный источник притока обеспеченных иностранцев — морские круизы.
  Пока небольшую роль играет поток новой буржуазии из соседних стран, желающей приобщиться к «красивой жизни». Хотя по мере роста региональной экономики гостей из ближнего зарубежья, вероятно, будет больше. За последние 10—12 лет в Юго-Восточной Азии появилась специфическая категория западноевропейских и американских граждан, численность которых с семьями составляет около 4 млн. Это представители иностранных фирм и банков, сотрудники совместных предприятий, международных организаций, наемные специалисты и управляющие в странах Юго-Восточной Азии. Для них краткосрочный, интересный, соответствующий уровню их требований и возможностей отдых мыслим только в Сингапуре, на Хайнане, Бали или в Макао.
 

* * *

  Перспективы развития развлекательно-игрового и выставочного бизнеса в Макао зависят от многих факторов. Однако с точки зрения мирохозяйственных процессов очевидно, что в Южном Китае заканчивается формирование мощного центра развлекательных услуг, не уступающего по своим масштабам Лас-Вегасу. Новый центр окажет сильное воздействие на развитие туризма и денежные потоки в Юго-Восточной Азии.

 Профессор Леонид ХОДОВ

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: