slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Куда катится Россия

В порядке обсуждения опубликованной недавно в «Известиях» президентской Программы В.В. Путина мы предоставляем в этом номере слово постоянному автору нашей газеты, доктору экономических наук, профессору Дзарасову Солтану Сафарбиевичу.
Многолетний заведующий кафедрой экономической теории Российской академии наук, лауреат Международной премии за конвертируемость рубля 1990 года Дзарасов С.С. известен как автор учебников по политической экономии, а также ряда фундаментальных монографий и множества других работ, опубликованных в авторитетных научных изданиях США, Великобритании и других стран.
Данный им анализ программной статьи В.В. Путина, по мнению газеты, представляет большой интерес и заслуживает внимания властей и общественности.

 

Исторические фигуры или баловни судьбы
За всё приходится платить! Эта старая истина приходит мне в голову, когда видишь, какая тесная толпа подрядилась преградить В.В.Путину путь к российскому президентскому трону. Та лёгкость, с которой в своё время неизвестный выходец из ельцинского окружения по воле своего патрона стал президентом гигантской страны, породила иллюзию, что тяжёлая ноша главы государства по плечу любому смертному.
Правда, находясь на высоком посту, В.В.Путин вкупе с долларовым дождём из-за выросших цен на энергоносители показал также и достоинства, которых не было у его предшественника. Никто не видел его пьяным, тем более допивающим остатки из чужих бокалов на глазах недоброжелателей на дипломатическом приёме. Ничем другим он тоже свою страну не позорил. Не всегда удачно, но всё-таки говорит нормальным языком, а не загадочными загогулинами, а главное — проявляет в отличие от Ельцина нужную осмотрительность при подписании бумаг с иностранными партнёрами. В его несомненный актив надо записать то, что он, по крайней мере, отодвинул распад России, который начался при его предшественнике, приструнил наиболее зарвавшихся и одиозных олигархов и навёл элементарный централизованный порядок в государстве.
Если бы, сделав всё это и многое другое, по истечении своих двух сроков ВВП ушёл со своего поста и занялся чем угодно, то сегодня ему не было бы цены, а граждане России днём с огнём искали бы в президенты равного ему человека. Но власть является наркотической отравой такой силы, что полностью поражает душу и тело. Никто не в состоянии противостоять ей. И Владимир Владимирович совершил роковую ошибку, перечеркнув свое хорошее прошлое и ещё лучшее будущее. Он решил уйти, не уходя, и на свой пост выдвинул своего помощника. Дмитрий Анатольевич, наверное, неплохой сам по себе человек, но ко двору не пришёлся. Его предложения по Сколково, о превращении Москвы в мировой финансовый центр, переименовании милиции в полицию отдавали такой хлестаковщиной, что вызывали одни насмешки у людей, знающих, что серьёзные дела так не делаются.
Но что было, то было. Повторная сделка по наследственной передаче власти создала впечатление, что Путин, а тем более Медведев, никакие не исторические фигуры, призванные временем и обстоятельствами для выполнения выпавшей на их долю миссии, а всего-навсего баловни судьбы, которым их посты достались по лотерейному билету. И тогда немалое число людей, не имеющих за спиной ничего, кроме раздутых амбиций, тоже решили играть в эту игру. Некий артист средней известности, откуда-то взявшаяся мадам Пеунова, размахивающий награбленными миллиардами нарцисс Прохоров, бросивший свои дела иркутский губернатор Мезенцев, люди с куриным кругозором, не имеющие ни малейшего представления о реальной мировой и российской ситуации, возомнили себя способными быть Миниными и Пожарскими и вести народ в кремлёвский поход.
Будем надеяться, что российский избиратель, хотя и не всегда разборчивый в том, за кого голосовать, а за кого нет, всё-таки не сошёл с ума настолько, чтобы кого-то из этих могильщиков приблизить к заветному креслу. Одни уже получили, а другие, надеюсь, тоже получат от ворот поворот. Поэтому о них нечего говорить.
Говорить следует о реальном кандидате в президенты В.В. Путине и его программе, поскольку его избрание предопределено, и нам предстоит иметь дело с его представлениями о прошлом, настоящем и будущем страны. Но прежде чем приступить к разбору его программы, следует сказать о его соперниках.

Кто они, соперники избирательной гонки?
Григорий Явлинский, похоже, снятый с выборов, реальных шансов всё равно не имел. Ничего другого, кроме рынка и частной собственности, он и его партия не предлагали. Это могло иметь успех в начале 90-х прошлого века, когда народ ещё не разбирался в том, что это такое. Теперь он накушался того и другого и понял, что блага ему они не приносят. Испытав тяжесть кризиса и увидев осаждающих Уолл-стрит протестантов против заправил капитала, наши люди уже едва ли поверят в сказку о райской жизни при капитализме. А «Яблоко» ничего другого не предлагает.
Внимания заслуживают кандидаты официальной оппозиции: Зюганов, Жириновском и примкнувший к ним теперь Миронов. Навязчиво предлагая обществу не столько свою программу, сколько лично себя – Зюганов и Жириновский уже который раз демонстрируют первенство не дела, а своего интереса быть у кормила власти. Тем самым они только сбивают людей с толку и мешают им разобраться в делах. Будь это иначе, они из раза в раз не навязывали бы себя, а нашли бы более проходимые кандидатуры в президенты, готовые осуществлять предложенные ими программы. Если бы КПРФ вместо неприемлемого для избирателя Зюганова выдвинула другую кандидатуру — не обязательно члена партии, а близкую ей по целям патриотическую кандидатуру левоцентристской ориентации – например, Глазьева С.Ю., Болдырева Ю.Ю. или Бабурина С.Н., то программный успех, скорее всего, был бы достигнут. Названные известные политические фигуры прошли проверку временем и обстоятельствами, не позарились на приватизацию народного добра и не поддались подкупу ни со стороны капитала, ни со стороны власти. Высокую компетентность они сочетают с безупречной морально-политической репутацией, что в наше время равнозначно национальному подвигу. Насколько я могу судить, российский избиратель скорее хочет видеть у власти именно такого, политически не ангажированного и неподкупно честного человека.
Если бы не личные интересы пребывания близ кормушки, а идейные и патриотические мотивы двигали лидерами политических партий, то после первых же неудач они осознали бы свою непроходимость и позаботились выдвинуть на высший пост более подходящие кандидатуры и тем самым приблизили бы общество к осуществлению своих программных целей. Но когда личный интерес ставится выше партийно-политического, то нужна собственная победа и ничего другого.
Однако народ тогда имеет перспективу, когда он отличает достойных от лезущих во власть политических прохиндеев. Названные мною политические фигуры очень многим избирателям представляются наиболее подходящими для политического руководства страной. Правильно представленный избирателям, любой из них создал бы реальную угрозу кандидатуре «Единой России», от которой народ уже подустал и хочет кого-то другого. Но никак не тех, кого он многократно отвергал. Независимо от того, кто и по каким соображениям пришёл на протестные митинги, они выражают неудовлетворённость существующей властью и желание её сменить. Но в каком направлении?
КПРФ следовало бы быть готовой к ответу на этот вопрос. К сожалению, этого нет. В отличие от других партий, которые являются лишь орудиями своих лидеров и не имеют за спиной ничего, кроме жажды власти и богатства, в арсенале КПРФ есть – должен быть, — неоднозначный, но при всех условиях немалый идейный и политический багаж, который следовало бы переосмыслить на благо страны и народа. Но, увы, она пока на это не способна. Она продолжает чихать чахоткой сталинизма, отталкивая от себя здоровые силы общества. Это видно из того, что она не расстаётся с худшими традициями КПСС. Как известно, после смерти Ленина ВКП(б) – КПСС порвала со своим демократическим прошлым, и генсек пожизненно становился её единоличным правителем. Как видно, КПРФ не может расстаться с этим дурным наследством своей предшественницы. Подобно всем другим партиям, которые раньше и теперь выступали на российской сцене, она также не выработала столь необходимую в условиях демократии политическую культуру компромиссов. Отсюда сектантская ограниченность коммунистов и их неспособность повернуться лицом к беспартийным людям и к кандидатуре, способной принести им дополнительные голоса избирателей и другие политические выгоды.
В условиях однопартийного режима советского общества, когда не было альтернативы, этот порядок, хотя и с ущербом для дела, но всё-таки работал. В условиях многопартийного режима, когда у избирателя есть какой-то выбор, ставка на единственного на все времена лидера обрекает партию на постоянную неудачу. Своей настоящей тактикой она свела свою роль к тому, чтобы демократическим обрамлением украшать личную власть президента и тем играть на руку «Единой России», объявившей себя партией власти на все времена.

Ограниченность потенциала «Единой России»
Претензия на постоянное пребывание у власти, кто бы её ни предъявлял, не совместима с демократией. Она скорее смахивает на узурпацию власти. Благо народа никем не может быть монополизировано, а страна не должна становиться ничьей вотчиной. Этого требует не только опыт семидесятилетнего господства в стране КПСС, но и десятилетнего пребывания у власти «Единой России» (ЕР). Властвующие быстро портятся и начинают дурно пахнуть. Итоги истекшего десятилетия показывают это с полной очевидностью. Поражённая коррупцией и необузданной наживой «Единая Россия» оказалась неспособной разработать и представить на нынешних выборах жизнеспособную программу дальнейшего развития страны. Состав партии, деятельность и подходы к решению проблем говорят о том, что она представляет интересы коррумпированного чиновничества вкупе с криминальным капиталом, прежде всего с его олигархической верхушки. Как инициатор и продукт грабительской приватизации, она слишком связана с роковым прошлым, чтобы видеть события в их реальном значении.
Опубликованный В.В. Путиным программный документ — явное свидетельство этого. В нём лишь вскользь, в связи с чеченской войной говорится, что «в 1990-х годах страна пережила настоящий шок распада и деградации, огромных социальных издержек и потерь». Между тем чеченская война была следствием, а не причиной сложившейся тогда в стране ситуации, и об этом надо бы говорить со всей прямотой и без обиняков.
В отличие от ряда других социалистических стран, например, Китая или Вьетнама, Россия выбрала для своих преобразований путь развала, а не созидания. Отсюда такой спад экономики, которого не было в других странах, вступивших на аналогичный путь. Тогда В.В. Путин едва ли участвовал в принятии роковых решений и не может нести прямой ответственности за них. Но тот факт, что в отличие от девяти десятых граждан страны у него не поднимается рука на их осуждение, является косвенным подтверждением его принадлежности к команде разрушителей, и на него тоже падает тень.
Если же называть вещи своими именами, то причины тогдашнего шока и продолжающихся до сих пор страданий нашего народа заключены в принятии противоречащей нашим интересам, традициям и менталитету народа архаичной модели свободного рынка. В экономической теории её принято называть laissez faire, что означает «пусть всё идёт само собой». Согласно этой модели рынок настолько хорош и совершенен, что вмешиваться в него не следует, а все результаты саморегулирования надо принимать как решения высшей справедливости.
А началось с того, что Б.Н. Ельцин поехал в США, два раза облетел статую Свободы и, по его словам, почувствовал себя «в два раза свободнее». Приземлившись, он обратился к президенту этой страны с просьбой взять на себя руководство реформами в России. Тем самым суверенитет России вручался другой стране. Чего же теперь после драки махать кулаками и возмущаться, что новый американский посол принимает российскую оппозицию и даёт ей директивы. Новая Россия с этого и началась, и ничего необычного нельзя видеть в том, что новый посол прибыл к нам «продвигать демократию американского образца».
Таким образом, американская опека над нами началась по просьбе всенародно избранного президента Б.Н. Ельцина при Буше-старшем и продолжается до сих пор. Ещё в начале 90-х гг. Клинтон назначил тогдашнего заместителя министра финансов Ларри Саммерса (ныне он советник Обамы по экономическим вопросам) ответственным за наши реформы. Его сотрудники из Гарвардского университета начали проводить политику шоковых преобразований: одномоментную либерализацию цен и внешнеэкономической деятельности, а также обвальную приватизацию народной собственности. Внешне они проводились руками Гайдара и Чубайса, которые были подставными фигурами для отвода глаз. Теперь их чествуют как героев, в то время как они были лишь верными помощниками американской администрации по разрушению российской экономики. Если таких чествовать как героев, то созидателей логично осуждать как врагов народа. Но нет, именно разрушители выдвинули на авансцену как тех, у кого власть, так и тех, у кого богатства.
Восприятие разрушителей в роли созидателей было началом того, что мы имеем сегодня. Американцы к нам не пришли, мы сами вручили им ключи от нашей экономики в обмен на поддержку власти Б. Ельцина. Вспомним, с каким единодушием они поддержали такую его «демократическую» акцию, как расстрел всенародно избранного Верховного Совета.
Об этом речь ведётся для того, чтобы теперь не наводили тень на плетень. Расхлёбываем кашу, которую сами заварили. С либерализации цен началась невиданная инфляция, и все многолетние сбережения рядового населения сдуло как ветром. Зато какое Эльдорадо открылось для тех, кто стоял у власти и около неё: приватизация несметных богатств, созданных трудом всех предыдущих поколений. Особенно в отраслях, продукцию которых можно гнать на мировой рынок и таким образом баснословно обогащаться. Теперь жалуемся на сырьевую однобокость экономики. Новым собственникам развитие отечественного производства с хлопотами о технической модернизации было ни к чему. Им была предоставлена возможность неплохо жировать и без этого.
Новые хозяева страны стали вывозить приватизированные богатства за рубеж, скупать там королевские дворцы, дорогие виллы и поместья, яхты и летательные аппараты невероятной стоимости, спортивные клубы и развлекательные центры и заниматься другими способами прожигания жизни. Россия для этих людей, как признался один из них, всего лишь поле для охоты и сбора трофеев. Жить они собираются на Западе, где зачастую уже находятся их семьи и где они сами проводят львиную долю своего времени в безумном расточительстве. Есть большая ирония в том, что «Известия» поместили в том же номере, в котором опубликована программная статья В.В. Путина, рисунки самых дорогих яхт в мире. Разумеется, самая роскошная из них принадлежит Р. Абрамовичу. Вот для кого и для чего проводились реформы.
Весьма огорчительно, что никаких изменений в этот губительный ход вещей В.В. Путин вносить не собирается. Наоборот, в комментариях к своей Программе 17 января текущего года по второму каналу телевидения он с гордостью заявил, что даже в тяжёлые дни кризиса он оставался верным принципам либеральной экономики и никаких препятствий вывозу капитала из России не допустил.
В своей программе он перечисляет массу успехов, достигнутых страной под его руководством. Объявляет, что за время его президентства и премьерства бедность сократилась 2,5 раза, улучшились жилищные условия, образовался средний класс и т.д. Сообщает также об увеличении продолжительности жизни, но упускает при этом, что смертность поднялась с 8—10 человек на тысячу населения в советский период, до 14,6 (в одно время даже до 16) в пореформенный период и остаётся на том же уровне.
Что же происходит в действительности — социально-имущественная поляризация, когда богатства одних растут, а положение других ухудшается, или «усреднение» населения, когда бедных становится меньше, а благосостояние большинства возрастает? Если последнее, то почему смертность стала и остаётся столь высокой по сравнению с советским прошлым?
Оставляя эти вопросы без ответа, Программа обещает много хорошего: дальнейшее противостояние негативным последствиям мирового кризиса, повышение уровня жизни населения и его образовательного уровня, недопущение безработицы за счёт создания 25 млн новых высокотехнологичных, хорошо оплачиваемых рабочих мест. Что Владимир Владимирович преисполнен самых лучших намерений, у меня сомнений нет. Вопрос только в том, насколько реалистично то, что обещается? В этом отношении его экспертное окружение оставляет желать много лучшего.
Начнём с того, что ещё не родился человек, который бы справился с последствиями мирового кризиса так, как это приписывает себе В.В. Путин. При всём уважении к этому политику он никак не может быть Давидом, победившим Голиафа. Кризис непобедим в том смысле, в котором победу приписывают себе политики. Самыми успешными в истории считаются действия президента США Ф.Д. Рузвельта во время Великой депрессии 1929—1933 гг., но и этот подвиг сильно преувеличен молвой. Разумеется, его деятельность заслуживает внимания хотя бы потому, что осуществленные им меры были обратными тем, которые сегодня предприняли Путин, Обама и другие главы государств. Рузвельт не стал финансировать олигархов, а развернул громадный объём общественных работ: строительство дорог, мостов, сооружений, университетских зданий, парков, театров, музеев и ещё много чего. Привлёк к этому миллионы безработных. Хотя плата была небольшой, но в сумме составляла значительную величину, на которую повысился совокупный спрос. Это и завело предпринимательский маховик, как предусматривала теория Дж. Кейнса. Сделано было много, и всё же это лишь облегчило бремя кризиса, но не избавило мир от него.
Выход оказался в другом. Мировой кризис вызвал мировую войну, которая потребовала громадного расширения производства, прежде всего продукции для военных нужд. США, ставшие «мастерской» антигитлеровской коалиции, получили мощнейший внешний импульс к развитию. Результатом войны явилась совершенно другая, неожиданная для всех расстановка международных сил. Промышленность основных конкурентов Америки – Западной Европы и Японии – лежала в руинах, а в самих США накопился огромный, отложенный в годы войны потребительский спрос. Всё это создало огромный рынок для американских компаний, казавшийся безграничным. Какие последствия вызовет нынешний мировой финансово-экономический кризис, никто не знает, а потому осторожность в обещаниях и предсказаниях — самое лучшее, что можно рекомендовать.
Не более реалистичными кажутся и многие другие обещания российского руководства. Нет должного учёта того, что в условиях принятой нами модели рынка «президентская администрация» призвана обслуживать рынок и капитал, а не командовать ими. Чего бы ни делал и ни требовал президент, рынок и капитал будут действовать по собственной логике и интересам.
В рамках существующей модели рынка большие сомнения вызывает возможность создания 25 млн рабочих мест. Как, впрочем, и коренное улучшение системы высшего образования. Даже в условиях советского централизованного руководства, когда Госплан, министерства, партийно-политическая вертикаль позволяли сосредотачивать материальные, финансовые и кадровые ресурсы на ключевых участках, столь масштабные задачи решались с переменным успехом. В условиях же нынешнего рынка, когда роль государства сведена к минимуму, а капитал одержим одной лишь частной наживой, о создании рабочих мест он и думать не будет.
Что это действительно так, можно показать с помощью примера, приводимого в анализируемой статье. Описав предпринятые им действия по улучшению ситуации в экономике и социальной сфере, В.В. Путин пишет: «А ведь очень многие, особенно из числа оппозиционеров, подталкивали нас потратить то, что приносили нефтяные доходы. Что было бы с теми же пенсиями, если бы мы пошли на поводу у популистов?» Скорее всего, они бы увеличились. К сожалению, здесь Путин показывает неосведомлённость в том, о чём пишет.
Едва ли кто «подталкивал» его или власти бездумно «потратить» нефтяные доходы. Таких быть не могло. То, что предлагали не только оппозиция, но и элементарно грамотные экономисты, состояло в другом: не держать в бездействии нефтяные доходы в зарубежных банках, а инвестировать их в развитие отечественного производства, то есть на создание рабочих мест и выпуск продукции. Если это неверно, как убеждало В.В. Путина его некомпетентное, но услужливое окружение в лице Грефа, Кудрина, Дворковича, Шувалова и других, то инвестиции в производственный сектор надо рассматривать как попусту потраченные деньги. Но это не так, Путина ввели в заблуждение.
Начать надо с того, что помещение доходов от активного сальдо торгового баланса за океаном — это отнюдь не изобретение российских «государственных умов», а всеобщая практика зависимых от США стран современного мира. Они соревнуются между собой в дешевизне поставляемых на американский рынок товаров и поэтому должны занижать курс своей национальной валюты (иначе их цены в долларовом выражении вырастут и они начнут терять американский рынок). Для этого надо уменьшать величину долларов, поступающих на внутренний рынок. Вот почему такие страны не могут тратить заработанные доллары на своё развитие, а должны вкладывать их в американские ценные бумаги. Приток именно таких финансов из Китая, Индии, Южной Кореи и ряда других государств, включая – увы! – и Россию, стал одним из главных источников беспрецедентного разбухания американского спекулятивного финансового капитала. Стоит ли гордится тем, что сбережения, созданные трудом и потом нашего народа, пошли на обогащение кучки международных авантюристов, ввергнувших мир в великую рецессию, от которой сама Россия пострадала больше, чем Америка?
Кроме того, возникает впечатление, что окружение В.В. Путина сумело внушить ему, что инвестиции в производство — это чуть ли не худшее, что можно сделать с деньгами. На самом деле производственные капиталовложения это как раз то, что позволяет превратить меньший доход в больший, да ещё постоянно притекающий. Пенсии, конечно, надо платить, и оппозиция, которая в немалой степени опирается именно на поддержку пенсионеров, насколько я могу судить, никогда против этого не возражала. Но их надо платить не только сегодня, когда есть доходы от высоких цен на нефть, но и завтра, когда таких доходов уже не будет. Вот почему оппозиция имела в виду создание производств, постоянно приносящих доход. Другое дело, что в наших условиях принятие этого предложения сталкивается с другой трудностью. Нет надёжного субъекта инвестиций. По причине криминального характера нашего бизнеса предоставленные ему средства будут в значительной мере не вложены в дело, а разворованы. Но это повод не к тому, чтобы устраниться от развития производства, а к тому, чтобы устранить препятствия на пути такого развития, главным из которых является криминальный характер крупного бизнеса. Пока сохраняется подобное печальное положение, сохраняются и большие сомнения в реальности обещанных 25 миллионов новых рабочих мест.
Столь же невыполнимым представляется поставленная в программной статье задача повышения уровня образования, перехода к всеобщему высшему образованию. Поскольку мне всю жизнь пришлось работать в этой области, то позволю себе заметить, что уровень образования неразрывно связан с уровнем науки. Там, где нет развитой науки, там не может быть качественного образования, его неоткуда взять. А ведь истекшие 20 лет были годами развала науки, в виду чего уровень образования тоже покатился вниз. Множество учёных сошли со сцены — кто умер, кто вышел на пенсию или эмигрировал за рубеж, а новые талантливые люди не пришли ввиду нищенского уровня оплаты труда учёного. Научные школы распались, и на их восстановление понадобятся десятки лет. За счёт чего тогда можно достичь тех целей, которые ставятся в Программе? Неужели, как это было в последние годы, за счёт простого прироста числа вузов, которые комплектуются малоквалифицированным преподавательским составом? Иными словами, за счёт дальнейшей профанации высшего образования, которое в действительности быстро сближается со средним?

Необходимость новой модели экономики
Короче говоря, куда ни кинь – всюду клин. Все проблемы — каждая со своей стороны — указывают на то, о чём уж говорилось: на несоответствие принятой модели экономики нашим нуждам. Вот почему в рамках существующей модели поставленные Путиным задачи решить невозможно. Если мы не сможем круто изменить нынешнюю ситуацию, то будем всё глубже вползать в кризис. Имеется в виду то, что у многих из нас на устах и что ясно выражено академиком Е.М. Примаковым в его статье в «Российской газете» от 16 января текущего года. Он пишет: «Нужна новая экономическая модель. Надо не только слезть с сырьевой иглы, но и выкорчевать пережитки 90-х годов, проросшие в сегодняшнюю Россию».
Здесь нет нужды и возможности входить в детали различных аспектов нужной нам модели экономики, требующих отдельного рассмотрения, но её исторический фон, затронутый В.В. Путиным, не может быть оставлен без внимания.

О рывке как ниспровержении без созидания
В водной части статьи-программы в качестве принципиальной основы авторской позиции говорится следующее: «Постоянно повторяющаяся в истории проблема России – это стремление части её элит к рывку, к революции вместо последовательного развития. Между тем не только российский опыт, а весь мировой опыт показывает пагубность исторических рывков: забегания и ниспровержения без созидания».
Прошу прощения за прямоту, но с огорчением прочитал эти строки, где не только российской, но и мировой сложный исторический процесс сильно упрощён и поставлен с ног на голову. Никогда и нигде элиты ни в целом, ни частями революций не устраивали, они всегда осуществлялись недовольными низами против них. Самое же главное моё несогласие сводится к тому, что революционные рывки якобы были пагубными и представляли собой не что иное, как «ниспровержение без созидания». Прошу извинить, но дело обстояло с точностью до наоборот. Разве не рывок Французской революции 1789 года положил начало переходу от феодального строя и монархического абсолютизма к капитализму, свободе и демократии не только во Франции, а во всей Европе? До этого такой же «рывок» предопределил капиталистическое развитие Англии, но поворот оставался островным явлением, пока Французская революция не разбудила Европу вплоть до русских декабристов. А как американцы получили бы независимость без своей революции против британского владычества? Почему великий Китай с его многотысячелетней историей влачил жалкое существование под пятой внешних агрессоров вплоть до победы коммунистической революции в 1949 г.? Что и почему отмечают французы 14 июля, американцы 4 июля, а китайцы 1 октября в отличие от нас, отказавшихся отмечать дату своей революции? Что мы услышим в ответ, если попытаемся образумить указанные страны, «разъяснив» им, что они отмечают события, которые были всего лишь «ниспровержением без созидания»?
Странная позиция требует объяснения. Надо думать, что на юридическом факультете Ленинградского университета и в школе КГБ, где учился В.В.Путин, он был посвящён в теорию революции. Согласно этой теории, с теми или иными вариациями изложенной в необъятном объёме работ марксистского и немарксистского направлений, революции возникают как результат социальных и классовых конфликтов и противоречий, когда иными способами народные массы не могут достичь своих целей и чаяний. Прискорбных последствий, которыми сопровождается проявление народного гнева, нельзя избежать заклинаниями против революций, а можно отвратить лишь вниманием к народным нуждам. Нельзя сомневаться, что прилежный и вдумчивый студент, каким, несомненно, был В.В. Путин, усвоил эту истину.
Однако, как видно, под влиянием конъюнктурных обстоятельств последующего времени, когда по базаровской нигилистической традиции возобладала манера поношения нашего революционного прошлого, В.В.Путин тоже изменил своё представление. Наверное, по-собчаковски ему стало казаться, что русские большевики упали с Марса, заговорщическим путём захватили власть в Петрограде, а затем по всей гигантской стране начали куролесить и ниспровергать без созидания. Если так, то возникает ряд вопросов, на которые логика требует ответа. Во-первых, как оценивать народ, позволивший кучке заговорщиков одурачить себя настолько, что он поддержал по всей стране чуждую ему авантюрную затею, да ещё с оружием в руках пошёл убивать и умирать во имя её утверждения? Во-вторых, можно ли считать созданное в результате «революционного рывка» советское общество «ниспровержением без созидания» — и это с его наукой, культурой, образованием и экономикой?! Как же оно могло стать величайшей державой, показавшей в Отечественной войне то, на что никакая другая не оказалась способной? В-третьих, каким образом плод заговорщической авантюры далёкого к тому времени 1917 года получил такое признание, что стал светом в окне для многих других народов и его примеру следовали другие, и зачем было Западу после войны объединяться в «холодной войне» против него? Список этих вопросов можно продолжать, но и поставленных достаточно для вывода о беспочвенности рассматриваемой оценки общества, возникшего революционным путём.
Это не значит, что мы выступаем за революцию. Мы выступаем за её понимание для объяснения того, когда можно обойтись без неё, а когда нет. Западные страны болели революциями в ХIХ и начале ХХ веков, но обошлись без них потому, что господствующие классы оказались достаточно благоразумными, чтобы найти общий язык с угнетённой частью населения, улучшить её положение и погасить революционный пыл. Российские имущие классы были безжалостными к своему народу, нещадно его угнетали и обрекали на такие страдания, не выдержав которые он восстал против них. В лице большевиков трудовой народ России нашёл своих заступников и поддержал их всеми доступными способами. В этом всё дело. Если бы большевики были такими, как их изображают любящие после драки махать кулаками крикуны, то их затея тут же провалилась бы и сегодня бы мало кто о них помнил.
Если мы не хотим, чтобы сегодняшнее растущее недовольство превратилось в дорогостоящую революцию, то словесными осуждениями её нельзя предотвратить. Судьба будущего страны и народа мало зависит от президента, в основном она в руках имущего класса. Если он так и останется со своей хищнической природой, заботящимся лишь о собственной наживе и плюющим на свой народ, то у последнего не останется другого способа избавления от своих страданий, как браться за оружие революционных перемен. И тогда мало никому не покажется. Когда народное недовольство доводится до полного кипения, то страшилками о жестокостях и жертвах его остановить бывает невозможно. Так что выбор не за В.В. Путиным или другим кандидатом в президенты, а за имущим и правящим классом: будет он лить воду на мельницу демократии и стабильности или революции и потрясений?

 


Профессор Солтан Дзарасов
 

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: