[email protected]
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Кто отзовётся?

О новой книге Георгия Цаголова «Конвергенционный набат»
В нашей стране по-разному отмечается двадцатилетие  со времени начала рыночных реформ. Одни с упоением, довольные собой за приобретенные несметные богатства, другие с горечью за то, что они потеряли даже то немногое, что имели, и в итоге оказались у разбитого корыта. Двадцатилетие проложило глубокую межу между имущими нуворишами, свысока и с презрением смотрящими на других, и теми, кто отвечает им с ненавистью за доставшуюся в итоге несчастную долю.

А ведь начиналось-то со-всем иначе. Реформы проводились с большой пропагандистской помпой, в ходе которой достоинства рынка и частной собственности расписывались самым многообещающим образом, а плановой экономике и общественной собственности давались самые уничижительные оценки как основной причине наших бед и страданий. При больших трудовых и материальных затратах и организационных усилиях, говорили нам, плановость позволяет достичь небольшого результата, в то время как рынок обладает механизмом такой идеальной самонастройки, что при малых затратах дает высочайший эффект. Стоит шоковым путем (отпуском цен и обвальной приватизацией собственности) ввести свободу рыночного предпринимательства, как мы сразу достигнем высот благополучия развитых стран и окажемся в раю.


Ни о каких дефолтах, кризисах, безработице, платности образования и медицинского обслуживания и звука не было. Звезды театра и кино, не сходя с телеэкрана, убеждали зрителей, что рай находится за углом. Свободное образование цен введёт в действие конкуренцию, и они начнут снижаться; отдадим богатства в частные руки, и появится эффективный собственник, который без участия государства модернизирует экономику не хуже самых лучших стран. Рынок настолько хорош, что саморегулированием, т.е. сам собой всё делает наилучшим образом и заботиться ни о чём больше не будет нужно. Доходы же потекут рекой, и покупай хоть дом в Париже или Лондоне, на Гавайских островах или во Флориде, всё к твоим услугам. Не жизнь, а малина!
Очень скоро свет времени безжалостно развеял эти воздушные замки. Приватизация сопровождалась небывалым в мирных условиях спадом производства почти до половины от уровня 1990 года, а инвестиции составили четверть того, что составляли  тогда. Собственность стала частной, но вместо эффективного собственника мы получили мошенника и мота, прожигающего жизнь, но нисколько не заинтересованного не то что в модернизации, а просто в развитии экономики. Вместо цифр, говорящих о нашем откате назад, приведём взятую из Интернета ранжировку стран по уровню производства валового внутреннего продукта. (См. таблицу).
Ранжировка ведущих стран мира
по объёму валового внутреннего продукта
(по паритету покупательной способности)

 1970 год                 1989 год      1998 год     2008 год

1 США                     США           США          США
2 Россия                  Япония        Китай          Китай
3 Япония                  Россия        Япония       Япония
4 Германия               Германия    Германия    Индия
5 Франция                Китай          Индия         Германия
6 Великобритания     Франция      Франция     Россия
7 Италия                   Италия         Италия       Великобритания
8 Китай          Великобритания Великобритания Франция
9 Индия                    Индия          Бразилия    Италия
10 Украина               Бразилия     Россия      Бразилия
Как видно, реформы отбросили Россию со второго места в мире в 1970 году на десятое в 1998 году. Вот где мы оказались в результате приватизации собственности.
В 2000-е годы мы выкарабкались из этой ямы и поднялись до шестого места. Но это произошло не потому, что мы отказались от губительного курса. Нет, за него мы продолжаем держаться. Просто на мировом рынке возросли цены на экспортируемые нами сырьевые и топливные товары и оттого возросли наши валютные доходы, давшие некоторую прибавку. Несмотря на это мы еле превзошли уровень производства двадцатилетней давности. Но это заслуга не реформы, а конъюнктуры мирового рынка, которая в любое время может диаметрально измениться.  Во всяком случае, Бразилия грозится сдвинуть нас на 7-е место.
Печальные итоги реформ столь бесспорны, что бьют не в бровь, а в глаз. Отрицать их бессмысленно. Поэтому задним числом их стали объяснять не жаждой вступления в капиталистический рай, а необходимостью спасения от неизвестно откуда грянувшей угрозы гибели. Сидя на скамье экспертов в дуэли  Сванидзе – Кургиян, транслируемой по каналу «Россия», так объясняли дело министры гайдаровского правительства — А. Чубайс, П. Авен и А. Нечаев. Нисколько не краснея, они утверждали, что к тому времени, когда они пришли к власти, в стране ничего не осталось, тысячи долларов не было у государства, чтобы купить хлеба, мяса. Инсулин купить не могли, больные умирали…
На самом деле это бесстыжее враньё людей, которые привыкли, что оно сходит с рук. Между тем статистика упрямо свидетельствует, что 1990-е годы существенного уменьшения производства продукции не было. Тем не менее полки магазинов опустели. Почему? Потому что экономику разваливали, чтобы прибрать её к рукам. Контроль над расходованием фонда зарплаты был снят, она стала расти и повышать спрос. К этому прибавились сообщения об освобождении цен, что население восприняло как предстоящее их повышение. Сделайте это в любой стране, хоть трижды рыночной, и на следующий день полки магазинов будут пустые.   Плановая экономика тут ни при чём, вместо неё был создан нужный для приватизации хаос.
Указанных телециников следовало бы спросить: если  государство тогда было в таком состоянии, почему вы об этом не говорили тогда? И если так, то с какого неба на вас свалились миллиарды, находящиеся на ваших счетах в зарубежных и отечественных банках, и на что куплены и обставлены хоромы, в которых вы теперь живёте? Никакими министрами, в обычном понимании этого слова, они не были и быть не могли, а вот грабителями народного добра были и остались. Только управы на них пока нет.
Касательно того, что имело государство, то мы и сегодня живём ещё за счёт накопленного за советские годы. Скажите, кем созданы те миллиарды долларов, которые теперь делят в английском суде Б. Березовский и Р. Абрамович? Неужели у кого-нибудь повернётся язык утверждать, что те 5 млрд долларов за «Сибнефть» и 564 млн долларов за «Русал», которые Березовский хочет отсудить у Абрамовича, и вообще другие миллиарды, которые присвоили, они «заработали».
Нет, дорогой читатель, это наши с вами святые деньги, заработанные праведным трудом, нашим и наших отцов и матерей, дедушек и бабушек для нашего блага, и теперь отобранные разбойниками с большой дороги потому, что был их час. Потому что в своё время мы не сумели противопоставить им себя. И теперь нам не остаётся ничего другого, как пассивно наблюдать, как путается лондонский суд, пытаясь расшифровать не переводимые на английский язык слова: крыша, замочить, кинуть, откат и другие премудрости российского криминала, с помощью которых они делили наше добро, существование которого отрицали телемолодчики из правительства Гайдара.
Понятно, что столь корыстные мотивы, которыми двигались реформы, не могли дать лучших результатов, чем те, которые мы теперь имеем. Мало того, что сам капитализм не так безупречен, как его расписывали те, кто нас этим соблазнял. Это особенно видно сегодня, когда США и страны Еврозоны погрузились в неоплатные долги. Что касается нас, то мы даже в такой капитализм не превратились, а погрузились в полный криминал.
Разительным контрастом на фоне нашего отставания выступают высокие темпы роста и техническая модернизация экономик стран ускоренного развития. По данным Мирового банка, пока мы катимся назад, ВВП  Китая увеличился 5,3 раза,  Вьетнама — почти в 4, Индии — в 3,5 и Бразилии — более чем в 3 раза. Причём речь идёт не только о количественном росте, но одновременно с этим происходящей технической модернизации экономики, возрастании в ней доли высоких технологий.
Почему у них такие результаты, а у нас совсем другие? Потому что они живут своим умом и в отличие от нас отвергли рекомендации вашингтонского консенсуса, по которому реформы проводятся в интересах развитых стран. Вместо этого каждая их этих стран разработала и приняла модель экономики, соответствующую её интересам, и в её рамках осуществляются и реформы и развитие. Все это представляет собой немой укор российскому правящему классу, захватившему богатства страны, а страну и народ обрекшему на прозябание и вымирание.
Поэтому он хотел бы, чтобы опыт преуспевающих стран как можно меньше становился известным, а публикации на эту тему не доходили до широкой общественности. Тем не менее они появляются, хотя малым тиражом, но за счёт самоотверженности каждого из авторов (О. Борох. Современная китайская экономическая мысль. М.:1998, тираж – 600; Э. Пивоварова. Социализм с китайской спецификой. М.: 2011, тираж – 300; А. Кива. Реформы команды В. Путина в историческом контексте. Сравнительный анализ. М.: 2011, тираж —100). Для сколковской показухи такие работы не нужны.
В этом ряду достойное место заняла недавно вышедшая новая книга члена-корреспондента РАЕН, доктора экономических наук, профессора Георгия Цаголова «Конвергенционный набат» М.:, 2011, в которой обобщается опыт не одной, а всей преуспевающей группы стран. По этой причине она представляет  первостепенный интерес. Поэтому далее речь пойдёт именно о ней. В основу книги положены лекции, прочитанные автором в Международном университете в Москве и его выступления на съездах и «круглых столах» Вольного экономического общества, а также научных конференциях, организованных Институтом экономики РАН совместно с экономическим факультетом МГУ и рядом других учреждений. Фрагменты книги публиковались в периодике,  в том числе в газете «Слово», и вызывали  живой интерес. 
Ценность рассматриваемой работы в том, что, во-первых, она даёт анализ всей группы преуспевающих стран под углом зрения того, что нам следует от них воспринять; во-вторых, тем, что в ней автор пытается теоретически обобщить и осмыслить этот опыт, обогащающий экономическую мысль.
Главные вопросы, которыми задаётся автор, состоят в том, почему не происходит модернизация экономики России и почему нет надежд, что она начнётся при сохранении нынешнего положения вещей. Ответ на эти вопросы он ищет не путём распространённых в наше время умозрительных заключений о том, кому как кажется, а на основе имеющихся в науке положений и их сопоставления с тем, что есть у нас, с тем, что достигли рекордсмены развития. Хотя экономика быстро развивающихся стран тоже пострадала от ударов наступившего кризиса, говорится в книге, но гораздо меньше, чем страны, которые развиваются по неолиберальной модели. Так, китайская экономика тоже подверглась воздействию кризиса, её экспорт упал, но темпы роста не снизились, как у нас, а сохранились на высоком уровне. То же самое было с другими преуспевающими странами.
Почему одни страны имеют впечатляющие успехи, а другие терпят провал? Ответ состоит в том, что преуспевающие страны избрали модель экономики, названную автором конвергентной, сочетающей достоинства капитализма и социализма, а другие, как мы, пытаются идти по пути уже не оправданного в наше время архаического капитализма laissez faire (пусть всё идёт само собой). «Конвергентное общество, — пишет Г. Цаголов, — отнюдь не утопия, а реальность, представленная наиболее быстрорастущими и стабильными государствами Востока и Запада. Там оно утвердилось спонтанно путём естественного отбора и «изменения видов».
Утверждение этой модели автор представляет как сочетание плана и рынка, ибо только таким путём, говорит он, достигается  баланс между различными видами интересов в обществе. «Должен быть найден требуемый баланс между общественными интересами и интересами частными. Надо сознательно стремиться к созданию модели развития, сочетающей наиболее сильные, эффективные стороны капитализма и социализма и одновременно отсекающей их пороки. Совместить одно с другим, найти нужные пропорции и постоянно поддерживать их, корректируя их по мере надобности, – вот что требуется».
Следует сказать, что сама по себе идея конвергенции не нова. Задолго до Георгия Николаевича  о конвергенции говорили такие выдающиеся мыслители, как П.Сорокин, У.Ростоу,  Дж. Гэлбрейт, Р. Арон, Ян Тинберген. За сочетание советского планирования с западной парламентской демократией  выступал великий гражданин и учёный Андрей Сахаров. Зародыш этой идеи можно усмотреть и в предложенной Лениным политике нэпа. Однако Г.Н.Цаголов не ограничивается тем, что было сказано до него. Предшественники рассматривали конвергенцию как частичные изменения на основе данной системы за счёт заимствования положительных черт другой. Ленин вообще рассматривал сожительство капитализма и социализма как временную и тактическую меру. Цаголов же, как видно из приведённых выше утверждений, предполагает изменение самой основы путём органического синтеза капитализма и  социализма.
При этом автор исходит из того, что успеха добиваются не те, кто поступает по принципу «либо одно, либо другое», а те, кто умело сочетает одно с другим. Так, в книге говорится о том, почему пришлось поставить вопрос о модернизации. Ведь важнейший мотив замены плановой экономики рыночной в том и состоял, что  государство не может, а рынок это делает прямо-таки походя. Теперь оказалось, что это не так. Почему? В книге приводится признание на этот счёт кремлёвского идеолога В. Суркова, который о российских собственниках писал: «Ни для кого новая технология не является аргументом в конкурентной борьбе или единственной возможностью выжить на рынке. Компании доминируют сырьевые, а люди, которые стали богатыми и сверхбогатыми, сделали состояние не на новых идеях и технологиях, как Гейтс, Эдисон, а на разделе совместно нажитого советским народом имущества».
В переводе на более понятный язык это означает признание в том, что дармовая приватизация создала сверхбогатых, которым никакая модернизация не нужна, и они посылают нас куда подальше. Наше нынешнее общество Г. Цаголов характеризует как «спекулятивно-олигархический капитализм, основные черты которого: атрофия в нём созидательных, конструктивных начал, монополизм, рейдерство, многоуровневая всепроникающая коррупция, бюрократические препоны, вопиющие социальные контрасты и антагонизмы, разносторонняя зависимость от Запада, что особо проявилось в кризисное время. Это, подчеркнём, целостная система, требующая действительно коренных, а не косметических перемен, одновременной, а не  поочередной борьбы — сегодня с коррупцией, завтра с рейдерством, послезавтра с монополизмом».
Реформирование этого капитализма, устранение его пороков автор предлагает путём заимствования опыта стран, показывающих высокий уровень эффективности и темпы развития. Это Китай, Индия и Бразилия, каждой из которых в книге посвящена отдельная глава. В них показано, что, отказавшись от модели устарелого капитализма, разработав альтернативную модель в соответствии со своей спецификой и кейнсианскими идеями регулирования экономики, вставшие у власти левоцентристские силы этих стран добиваются впечатляющих успехов.
Эту модель автор называет громко звучащим набатом, призывающим к тому, чтобы мы отозвались на него и также создали у себя способное к развитию конвергентное общество. В  условиях современной России, пишет он, «оно может состояться и закрепиться лишь при проведении нынешними и будущими её политическими лидерами осознанного и последовательного курса на создание модели, сочетающей в себе преимущества капитализма и социализма».
Пожелание великолепное, но отзовутся ли стоящие сегодня у власти в России политические силы на звучащий из преуспевающих стран набат? Скорее всего нет. Наша ситуация объясняется старым марксистским положением, что политика государства определяется интересами господствующего класса, а не наоборот. Поэтому трудно рассчитывать на то, что наша развращённая дармовыми доходами олигархия проявит благоразумие, на которое не оказалась способна даже более дальновидная дореволюционная российская буржуазия, доведшая страну до революции. У нас пока не видно необходимого для конвергентной модели сдвига с крайне правой на левоцентристскую позицию в экономической политике. 
Какой бы негодной ни была существующая у нас модель для общества в целом, она чрезвычайно выгодна тем, кто при ней составил миллиардные и многомиллионные состояния, и для её защиты они будут прибегать к любым средствам, вплоть до самых крайних. Расстрел Белого дома это показал. Поэтому маловероятно, что наш правящий класс что-либо невыгодное для себя примет в интересах страны и народа, если он к этому не будет принуждён стоящей над ним внутренней или внешней силой.

 

 

Профессор Солтан Дзарасов

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: