slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Крушение кумира

«Машинист времени» Макаревич, постаревший и полинявший от долгого пребывания на отечественной эстраде, с некоторых пор – герой либеральствующих СМИ. Певун из разряда эстрадных «шептунов», которых печатно заклеймил в своё время гениальный русский композитор Георгий Свиридов, Макаревич с малолетства лепил себя под популярного в 70-е гг. американского фолк-сингера Боба Дилана (Циммермана). Тем более что наш выпускник МАРХИ был разительно похож на идола тогдашнего американского антивоенного движения – вьющейся пышной шевелюрой, овалом лица и практически полным отсутствием вокальных данных. Ни одной русской ноты в сочинениях лидера «машинистов» никогда не было – все его «повороты», «горящие свечи» и прочие шедевры были целиком напеты с «той стороны», представляя собой сознательное и неприкрытое подражательство западной песенной культуре.

Всё это шло на ура в последние десятилетия СССР.  «Это сегодня, — едко заметил по этому поводу писатель Юрий Поляков, — Гребенщиков или Макаревич будут повествовать о своей неравной борьбе с «империей зла», а тогда они доили комсомольскую волчицу с таким азартом, что у той сосцы отваливались».
Шли годы, мелькали десятилетия, певец, обласканный славой, заматерел, стал мэтром и уже в новые времена сказочно обогатился, обернувшись долларовым миллионером.
Но эстрада — жестокая вещь, с ней со временем приходится расставаться в силу естественных причин: здоровья, возраста, усталости публики. А шоу, как заповедано масс-культурой, должно продолжаться. Как привлечь к себе внимание новых поколений? Как остаться в пиаровской струе? Как быть нужным, по-прежнему востребованным, чтобы в твой ресторан снова приходил президент (как это некогда сделал Д. Медведев) и под прицелом камер советовался с тобой о путях улучшения демократии?
Потрясением для шансонье, как можно заключить, стала одна гастроль Макаревича несколько лет назад, после которой он пожаловался президенту: дескать, барыги-антрепренёры на местах совсем оборзели, требуют за организацию концертов откат чуть не в 30 процентов. Уже тогда впору было задуматься об адекватности певца. Ведь это были его барыги, те, кто ломанулся в шоу-бизнес после 1991 года, когда к власти пришли те, кого Макаревич пылко поддерживал и под чьим напором рухнула Софья Власьевна (такой эвфемизм был в ходу в этих кругах для обозначения советской власти).
Очередное появление в общественном поле зрения Андрея Макаревича, взявшегося критиковать российскую власть по теме украинского кризиса, породило вопрос: кто он — «пассионарий», добровольный помощник или просто запутавшийся интеллигент, которого муха укусила? «Укушенные интеллигенты» в нашем Отечестве водятся в избытке.
Тот восторг, с которым протесты А. Макаревича подхватили его единомышленники из «Эха Москвы», «Новой газеты» и других рупоров непорочной западной демократии, как бы даёт понять: Макаревич — это голова. Ему палец в рот не клади. Он может нас всех повести и даже привести.
Недавняя победа Макаревича в судебном иске против А. Проханова на время позволила ему и его сторонникам заключить, что правда находится на их стороне. Хотя суд разбирался не в политических суждениях музыканта, а в выпадах против него известного писателя.
Широкое общественное мнение также не осталось равнодушным к очередному приходу Макаревича в свет политических юпитеров и реагировало весьма активно. Особенно в соцсетях. Реакция была столь бурной, что музыкант написал президенту очередное письмо с требованием «прекратить травлю», будто информационные потоки Интернета управляются из Кремля.
Сейчас шумиха спала, и не стоило бы возвращаться к этим вопросам, если бы не два обстоятельства. Во-первых, предстоит повторное рассмотрение судом тяжбы двух идейных противников — Макаревича и Проханова, теперь уже по апелляции проигравшей стороны, а значит, история снова вернется в фокус общественного мнения. Во-вторых, хотелось бы понять — почему столь бурной была реакция подавляющего большинства граждан на скандальные разглагольствования известного музыканта.
Как говорит сам Макаревич, его критика исходит из «семейного воспитания», где его приучили к пониманию «плохого» и «хорошего». По этой ли, другой ли причине получается, что его протесты основаны на предельно упрощённом восприятии жизни, и чем дальше, тем больше по тональности напоминают капризы немолодой дамы, уставшей от всего на свете, кроме собственного отражения в зеркале. Чтобы не быть голословными, приведем несколько цитат, наглядно демонстрирующих мировоззрение музыканта.
«…Весь мир, несмотря на всякие кризисы, живет иначе — улыбается, спокойно работает, любит… Приезжаю домой, перед сном прокручиваю главные ТВ-программы — секунд по десять.
Первая мировая, Вторая мировая, Украина, камуфляж, дежурные плачущие женщины, биатлон, но почему-то на танках… Господи, когда все это кончится!»
«Ребята на Майдане закалились и знают, за что бьются – за свою страну, за свою независимость. А мы за что, за Януковича?»
«Нам говорят, что граждане Крыма хотят в Россию. Но нам не говорят, какое число граждан Крыма хочет в Россию. Десять, двадцать, тысяча или, может, десять тысяч, или пятьдесят? А там ещё живут крымские татары, украинцы. Если мы хотим получить Абхазию №2, большого врага под боком, уже серьезного врага в лице Украины, то надо эти глупости продолжать».
Нет никакого смысла комментировать подобные идеи, настолько очевидно их несоответствие реальному положению дел. В России есть немало хулителей действующей власти, особенно среди либеральных политологов. Многие из них выступают в том же ключе, что и Макаревич, но при этом не вызывают острой реакции общества. Отчего же Макаревич вызвал?
Наверное, дело в том, что мы являемся свидетелями крушения кумира. Те поколения наших граждан, чья молодость пришлась на 70—90-е гг. прошлого века, были неравнодушны к «Машине времени» и ее лидеру. В их песнях было много такого, что волновало молодые души и вызывало в них отклик.
Развилка в путях общественного мнения и мнения лично Макаревича обозначилась давно — когда музыкант наряду с профессиональной деятельностью начал выступать с политическими протестами. Без сомнения, он столкнулся тогда с одной немаловажной проблемой: протестовать так же спонтанно, как в песнях, или тщательно изучать предмет спора, превращаясь отчасти в политолога. Так, например, протестовать против осуждения Ходорковского можно было, наслушавшись его либеральных защитников или ознакомившись с открытыми материалами пострадавшей стороны, порой страшными по содержанию. Например, с книгой вдовы мэра Нефтеюганска Владимира Петухова Фариды Исламовой «Кто убил моего мужа?», расставляющей все точки над i.
Макаревич не стал утруждать себя этой тяжкой работой. Его политические протесты остались на уровне  эмоций, чем с аппетитом воспользовались «пассионарии» из «Эха Москвы» и  иже с ними. Трудно отделаться от впечатления, что Андрей Макаревич, человек накаленной гражданской страсти, попал  в компанию, которая этой страстью злоупотребляет. Разница между ним и этой компанией заключается в том, что «он говорит, что думает», а компания «думает, что ему говорить». Всё остальное — дело техники «вдувания в уши» нужных истин. И совсем не убедительны слова музыканта о том, что он сам себе голова. Всё зависит от того, с какими личностями дружить. В результате Макаревич в чём-то уподобился «ребятам на Майдане, которые бьются за свою страну и её независимость». Подобно этим «ребятам» он искренне верит в свою правоту. Только у «зелёной» украинской молодёжи ещё есть время на постижение мира во всей его многосложности и осознание своей роли зажигательной смеси в подлом украинском пожаре.
А Макаревичу с его годами за спиной, наверное, уже поздно меняться. Он не будет углубляться в политические дебри и продолжит громить политику правительства, руководствуясь эмоциями, что так хорошо вписывается в технологии управления массовым сознанием. Хотя и эмоции также начинают иметь избирательную направленность, если такой человек, что называется, закусил удила.
Андрей Макаревич не напишет того отклика, какой написала Юнна Мориц на благотворительную акцию в украинских школах в целях помощи бойцам АТО. Школьники продавали почтенной публике кондитерские изделия под названиями «Кровь российских младенцев», «Мозг Жириновского» и прочую непотребщину. Юнна Мориц, затравленная либеральной литературной тусовкой до предела, не побоялась возвысить свой голос против этой бесовщины.
Компот
Да здравствует Запад,
он варит компот,
У них по компоту полно
управленцев,
Теперь Украина – в компоте
свобод,
И там называется детский
компот
«Кровь российских младенцев».
Украинские дети пьют. Им весело,
а не жутко.
«Кровь российских младенцев» –
такая весёлая шутка!
Чем Россия от Украины
отличается?.. Эта нота —
Звук пустой, где полно управленцев,
американцев и немцев.
Россия тем отличается, что здесь
никогда не будет компота
Под названием «Кровь украинских
младенцев».
Российские дети такое не пьют.
Даже представить жутко,
Что «Кровь украинских младенцев»
— такая весёлая шутка!
И вот в заключение ещё одно стихотворение известного поэта Николая Зиновьева о либеральной интеллигенции, которая столь умело и с таким пылом утилизирует сегодня Макаревича, в прошлом своего кумира.
Всегда, всегда была ты стервой.
В чаду своей богемной скуки
Народ ты предавала первой,
На пепелище грея руки.
Была ты рупором разврата
И верной подданной его.
И поднимался брат на брата
Не без участья твоего.
По заграницам ты моталась,
Всю грязь оттуда привозя.
Такой ты, впрочем, и осталась.
И изменить тебя нельзя.
P.S. Как сообщает odnako.org., Московская Хельсинкская группа выдала приз в номинации «За защиту прав человека средствами культуры и искусства». Лауреатом, естественно, стал А.В. Макаревич, в рамках защиты прав человека спевший перед карателями неправильных украинцев на Донбассе и исполнивший на государственном радио «Эхо Москвы» песню «Моя страна сошла с ума».
На самом деле Хельсинкская группа выдала ещё немало премий. Их получили и псковский бизнесмен Шлосберг, уличавший Родину в военной помощи Донбассу, и московский журналист Муждабаев, вот уже много лет сообщающий, что Россия сваливается в бездну фашизма, расизма и этнических погромов, и просто С. Ганнушкина, годами рассказывающая про ужасы российской пропаганды. В общем, хороший годный набор.
Но нас интересует вот что. На сайте МХГ указаны следующие спонсоры:
«European Commission, MacArthur, National Endowment for Democracy (USA), Open Society Foundations, USAID». Но этого прекрасного набора группе мало.
Штука вся в том, что Московская Хельсинкская группа заодно написала в этом году заявку на «президентский» грант в 1 800 000 рублей от Российской Федерации. И, как сообщает нам газета «Ведомости», успешно. 27 октября стало известно, что свои два миллиона МХГ получила.
На практике это означает, что Андрей Вадимович Макаревич, а также прочие обличители «русской военщины», «российского государственного фашизма» и «российской имперской политики» получили премии от Российской Федерации. Почему? Потому что отечественная элита, при всём провозглашаемом курсе на суверенитет и патриотизм, всё ещё мыслит не идейными, а тусовочными категориями, отмечает издание... И этот тусовочный принцип является более опасным для страны, чем любая иностранная пропаганда. Ибо он уничтожает уверенность граждан, что «наше государство за нас». В глазах граждан он превращает все противостояния внутри элитной тусовки в комедию масок дель арте, в казаков-разбойников…
 
Дмитрий ЕПИШИН

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: