slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Кому нужен русский экстремизм?

8 мая 2013 года в аэропорте Белграда сербскими службами безопасности был задержан историк, публицист, русский националист Илья Горячев. В России Горячев известен, прежде всего, как основатель известного правого движения «Русский образ».
Опровергая разного рода ложь из российских СМИ, можно констатировать, что Горячев до 8 мая 2013 года легально находился в Сербии: имел вид на жительство, занимался научной деятельностью. В России Горячев сотрудниками силовых ведомств не разыскивался, претензий к нему со стороны МВД и ФСБ не было. Так было до 8 мая.
тром 13 мая почти все ведущие российские СМИ вышли со скопированными через кальку заголовками – «В Сербии задержан организатор и идейный вдохновитель преступной организации БОРН (боевая организация русских националистов) Илья Горячев». Его подозревают в 11 убийствах, совершенных в России целым рядом людей на мотивах этнической и идеологической неприязни. Горячеву было инкриминировано 4 статьи Уголовного кодекса: убийство (105), оборот оружия (222), возбуждение ненависти (282), организация преступного сообщества (209). По данным СМИ, Горячев задержан в рамках расследования дела «БОРН».
Многие СМИ, за исключением наиболее адекватных и профессиональных, не стесняясь, вешали на Горячева штампы – крайне правый радикал, экстремист и так далее. Попытка представить интеллигентного и интеллектуального русского националиста, всегда выступавшего за публичную и легальную политику и конструктивное сотрудничество с действующей властью, Доку Умаровым может быть политически мотивирована только врагами сильной России. Они не принимают во внимание никакие нормы закона, права человека и ценности морали и справедливости. Для них важно только собственное будущее, и на этом пути они хотят упрятать в тюрьмы всех деятельных людей­патриотов. Вводя руководство страны в заблуждение, постоянно докладывая несуществующие тренды развития национализма в России, отводя внимание от реальных угроз государства, они оказывают услугу именно либеральным силам, стоящим за ликвидацию России как независимого государства.
Для понимания незримых политических процессов необходим небольшой экскурс в историю политического развития русского национализма. Имя Горячева тесно связано с правым движением «Русский Образ», выделившимся из наиболее известной в нулевые годы организации националистов – ДПНИ (Движение против нелегальной эмиграции).
С чего
все начиналось...
К середине нулевых правое политическое пространство состояло из нескольких довольно крупных и неплохо организованных правых общественно­политических движений. Наиболее крупными и активными были: ДПНИ, НПР (Национал­патриоты России), ЕСМ (Евразийский союз молодежи), «Славянский Союз», РОНС, РОД. По сути, индикатором мощи правого движения стал первый «Русский марш», прошедший 4 ноября 2005 года при большом скоплении народа и СМИ в Москве.
Тогда правое движение показало свою сплоченность и силу. Первый смотр сил был большим событием не только для правых, но и для всех, кто за ними внимательно следил: антифашистов, ФСБ, МВД, Администрации Президента РФ.
С тех пор власть в лице отдельных служб начала давить на правое поле, пытаясь дезорганизовать, маргинализовать и атомизировать русских националистов. Власть стала активно сажать особо словоохотливых правых активистов по 282 ст. УК РФ (разжигание межнациональной и иной розни). Значительное влияние на деморализацию правого поля оказала деятельность структур Суркова, как непосредственно по русским национальным организациям, так и по всему политическому пространству. Деятельность Суркова во второй половине нулевых привела к тому, что формирование не ангажированных Кремлем или крупными инвесторами политических проектов стало невозможным. В этих условиях русские националисты были вынуждены уйти в поле уличной политики и незарегистрированных общественных организаций.
Примерно в это же время, в 2007—2009 годы, стали появляться первые «автономы» и боевики­националисты, готовые на акции прямого действия. Это процесс был вполне органичным, и более того – прямо или косвенно он был инспирирован именно властью. Нежелание власти делиться даже малым участком политической поляны привело к появлению разного рода радикальных политических активистов, встававших на путь вооруженного сопротивления режиму и его следствиям, главные из которых – агрессивная миграция с Кавказа и стран СНГ, наркоторговля, правовой нигилизм и неофеодализм.
Власть вообще стала бояться любой политической конкуренции, даже со стороны политических сил, принципиально не сравнимых с ней в ресурсах. Именно в рамках такой политической парадигмы, которую Сурков метко назвал «суверенной демократией», общество разочаровалось в публичных политических процессах и отстранилось от выборного процесса, что власти было весьма выгодно. Каждое действие и слово со стороны националистов рассматривалось под микроскопом, как со стороны СМИ, так и со стороны органов безопасности, вести любую политическую деятельность было сложно и опасно.
«Опущение» Рогозином русских националистов в 2007 году стало переломным моментом в сознании всего правого политического поля. Многие разочаровались в политике, а некоторые одно­значно решили для себя, что их дальнейший вектор политической борьбы лежит за пределами закона и морали.
По­разному сложилась и судьба лидеров правого поля середины нулевых. «Русский образ» прекратил свою деятельность под брендом данной организации из­за инспирированных властями уголовных дел, а Илья Горячев до 8 мая 2013 года уже более двух лет жил в вынужденной эмиграции в Сербии.
Появление правых структур нового типа
Националистические организации трансформировались. Одни избрали путь маргинальных сборищ, другие стали политическими марионетками. Наиболее сильные и стойкие приспособились к политическому полю. В частности, организация «Русский образ» не только сумела выжить во враждебной среде, но и быстро стала интеллектуальным лидером правого поля, способного перерасти в мощную структуру, способную войти во власть. Для этого «Русскому образу» пришлось отказаться от излюбленной всеми правыми темы бичевания власти. Акцент сместился на создание и администрирование эффективных общественных, субкультурных и политических проектов.
Деятельность националистов – это не только митинги и марши, как думают многие. Это большое количество правых музыкальных концертов и спортивных пропагандистских мероприятий. Это идеологическая борьба с антифашистами, либералами и леваками, которые стали главным локомотивом продвижения ценностей всеобщей миграции и ЛГБТ, строго противоречащей идеям консерватизма, которые исповедуют националисты. Это проекты по реальной борьбе с этнической преступностью и миграцией. Это патриотическое воспитание молодежи и возрождение русской культуры и истории.
Отказываясь от части политических амбиций и агрессивной риторики, «Русский образ» сохранил и развил мощную организацию, построенную на принципах «русской диаспоры» (общины). Очень странным и удивительным выглядит следующий факт – «Русский образ» попал под тотальные репрессии именно в момент, когда представлял заинтересованным лицам стратегию полномасштабного мониторинга и контроля за этнической напряжённостью и преступностью по всей России (проект «Ермолов»). Этот проект, по замыслу создателей, должен был вовремя сигнализировать власти и правым, где и когда в России этнические криминальные структуры, а также радикальные исламисты и сектанты начинают брать в оборот ресурсы и власть. Благодаря такой системе большинство этнических конфликтов было попросту не допущено, а создание и развитие ваххабитского подполья на Поволжье, в Центральной России и нефтеносных северных регионах было бы вовремя замечено и пресечено. Однако именно в этот момент происходят резонансные убийства Чувашова и Маркелова, и появляется так называемая организация БОРН – Боевая организация русских националистов.
И тут мы подходим к главной части истории. Стоило на просторах российской политики появиться нескольким более­менее конструктивным правым организациям, способным не только к риторике, но и к планомерной деятельности, как тут же, на фоне нескольких убийств, компетентные органы буквально разрывают «Русский образ» на части, представляя его структурой чуть ли не террористического подполья. Тогда как дело обстояло ровно наоборот.
Были ли выгодны членам «Русского образа» или любой другой конструктивной правой организации убийства, совершенные на почве идеологической нетерпимости? Однозначно нет. Вслед за этими убийствами все правые организации были подвергнуты репрессиям, а все процессы, связанные с решением острых социальных задач, как, например, противодействие на местах этническому и религиозному экстремизму, были заморожены. Нет ничего удивительного, что после разорения правого политического пространства, за последние 3 года этническая преступность и религиозный экстремизм расползлись по всей России. Но это только цветочки. Ягодки начинают появляться только сейчас, когда молодые русские люди, мужчины и женщины, имеющие активную жизненную позицию, массово переходят в ислам, чаще в его радикальные формы, и образуют обширные ячейки по всей стране. Это, в свою очередь, происходит и потому, что в результате беспрецедентного асимметричного прессинга, национальное русское движение стало для большинства молодежи непривлекательным и опасным.
Сейчас, когда политика мультикультуризма провалилась, а Россию раздирают межэтнические и межконфессиональные противоречия, националисты, которые только­только оправились от предыдущего витка репрессий, снова попадают под новый удар.
Те самые оперативники­карьеристы, которые когда­то нашли для себя простого и удобного врага в лице русских националистов, понимая размеры своих ошибок и пытаясь защитить свои погоны и кресла, выдумали новое пугало для СМИ, обывателей и государственной власти. Дело «БОРН» – это та самая муха, которую тщательно пытаются превратить в огромного опасного слона: 11 убийств, совершенных разными людьми в разное время против совершенно не связанных друг с другом людей, наши доблестные правоохранители объединили под одним «брендом» и выдают это за дело века. Они выдают это за раскрытие чуть ли не главного «террористического подполья», якобы терзавшего нашу Родину десятки лет. Хотя от рук мигрантов в одной Москве людей в месяц погибает больше, чем было убито всеми русскими националистами­преступниками за всё время существования новой России.
На самом деле, люди, «объединенные» под брендом БОРН, не более чем одиночные националисты­радикалы, избравшие путь вооруженной борьбы по причине отсутствия других более мирных способов влияния на государство. Представителями этнических меньшинств и мигрантов ежегодно совершаются тысячи преступлений, в том числе с летальным исходом, многие из них попадают в СМИ. Однако ни у одного оперативного отдела МВД или ФСБ не возникает желания судить их как антирусских националистов или исламистов, совершающих убийства на мотивах национальной ненависти. У них не возникает желания придумать им всем бренд БОКЭ или БОИТ («боевая организация кавказских экстремистов» или «боевая организация исламских террористов») и судить их публично на всю страну с массовой поркой в СМИ. Тихонов за свое преступление против Маркелова получил пожизненный срок, а большинство убийц неславянской внешности за подобные преступления получают вполне сносные сроки в 8—10—15 лет, и чаще всего, выходят по УДО, не отсидев и половины срока.
При чём здесь Илья Горячев и «Русский образ»? Дело «БОРН» появилось после убийства адвоката семьи Кунгаевых – Маркелова, который активно давил на власть, чтобы сгноить полковника Буданова в тюрьме. Именно после этого убийства националистов подвергли массовому прессингу. Оперативники подозревали в убийстве Маркелова Никиту Тихонова. Тихонов в свое время дружил с основателем «Русского образа» Ильей Горяевым. Впоследствии их взгляды на политику разошлись. Горячев стоял на началах конструктивной работы и последовательного роста националистического движения, а Тихонов принял для себя позицию вроде бы более радикальной борьбы с режимом (по крайней мере, так показало следствие). На момент совершения преступления Никита Тихонов не был в близком общении с Горячевым, не являлся он и членом «Русского образа». Более того, ни один из фигурантов дела «БОРН» никогда не состоял в «Русском образе», никто из них не был даже знаком с Горячевым. Но это не помешало оперативникам, сопровождавшим дело, связать Горячева с Тихоновым, назначить Горячева идеологом и вожаком боевого национализма, а «Русский образ» объявить чуть ли не рассадником русского экстремизма.
Почему же так? Ответ прост, «Русский образ» не сломался, не стал сотрудничать с нечистоплотными оперативниками, и реально не был ни к чему причастен, именно поэтому и тогда, 3 года назад, и сейчас из «Русского образа» лепят экстремистов. Манипуляторов в среде оперативных служб бесило и бесит, что люди, которые не предали своих идеалов, своих соратников и реально не имеют вины, смеют осуществлять независимую публичную политическую деятельность и не ходят к ним на поклон. Для этого была придумана целая информационная кампания по дискредитации «Русского образа» как организации, работавшей на Суркова, организации, получавшей кремлёвские деньги. Если бы у РО были эти деньги и влияние, соратники организации сидели бы под крылом Суркова в теплых кабинетах на хорошо оплачиваемых должностях, а не испытывали бы постоянный прессинг со стороны управляемых субкультурных националистов, прессы и силовых структур.
Что в итоге? Следственный комитет 13 мая 2013 года устами г­на Маркина во всеуслышание заявил, что поймал­таки «Доку Умарова» — русского экстремизма Илью Горячева и вот­вот подвергнет его экстрадиции из Сербии и праведному суду в России. Однако в изначальные для экстрадиции 18 суток оперативники не уложились и попросили сербскую сторону продлить срок ареста Горячева до 40 суток. Почему? У них просто нет и не может быть никаких обоснований для экстрадиции. Не то что на 4 статьи УК РФ, инкриминированные Горячеву, а даже ни на одну из них. Нет и не может быть ничего, кроме клеветы, полученной от осужденных ранее фигурантов дела, а законность и методы получения этой клеветы вызывают у очень многих сведущих людей большие сомнения. И теперь нам хотят преподнести грандиозное судебное шоу, добивающее основы российской государственности.
И вряд ли г­н Шаменков, по нашим данным непосредственный «движок» «дела Горячева» тут даже солист, он фактический подпевала господам с Болотной и Сколково.
 
Информационно­аналитическая служба «Собора Русского Народа».

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: