slovolink@yandex.ru

Кинематограф и литература

В издательстве «Паблит» вышла книга профессора Московского университета, долгие годы работавшего на кафедре истории русской литературы и журналистики журфака, Андрея Александровича Чернышёва «Открывая новые горизонты». Её первая часть — «Споры у истоков русского кино» — посвящена дискуссиям, происходившим в прессе первых полутора десятилетий ХХ века о зарождавшемся тогда кинематографе, «Великом Немом». В этих дискуссиях о природе совершенно нового тогда вида искусства принимали участие виднейшие литературные деятели эпохи, начиная с Льва Толстого, в конце жизни заинтересовавшегося кинематографом.
Он считал его искусством, доступным народу, и даже собирался что-нибудь написать для него. Однако это благое намерение так и не было осуществлено. Интересно, что одним из первых игровых немых фильмов был фильм «Уход великого старца».
О кинематографе тогда писали и Леонид Андреев, и один из крупнейших критиков эпохи Корней Чуковский, Александр Куприн и Александр Серафимович, Владимир Маяковский и Виктор Шкловский, Владимир Набоков, журналист Илья Василевский (Не-Буква), известный кинодеятель того времени Александр Ханжонков и многие другие.
Автор подчёркивает, что кино, особенно перед Первой мировой войной, развивалось исключительно быстрыми темпами, «из технического аттракциона превращаясь в искусство». А современная журналистика не только отражала этот процесс, но и активно участвовала в нём, была его своеобразным и довольно мощным катализатором.
Киножурналистика того времени, как показывает автор, — очень выразительная иллюстрация и свидетельство того, как люди начала ХХ века воспринимали происходившее на их глазах рождение нового искусства, которое на первых порах было всё-таки более чем несовершенным.
Однако современники, особенно литераторы, по-разному относились к этому новому искусству. «Апашем и хулиганом» назвал его Корней Чуковский в своей книжке «Нат Пинкертон и современная литература» (1910). А в целом рационально мысливший как критик Леонид Андреев, напротив, отзывался о кино в восторженных тонах: «Чудесный кинемо! Что рядом с ним – воздухоплавание, телеграф, телефон, сама печать!».
Столь же пылко «объяснялся в любви» к кинематографу на страницах журнала «Весы» крупнейший деятель русского символизма Андрей Белый.
Однако что же всё-таки было наиболее характерным и типичным для киножурналистики начала ХХ века? По мнению исследователя, в периодической печати того времени происходило своего рода отражение процесса «движения от литературоцентризма ХIХ века к установлению новой иерархии искусств: словесный образ оттеснялся зрительным, более соответствовавшим быстрому росту городской жизни». И в наибольшей мере это может быть отнесено к многочисленным публикациям о кино в пришедших на смену «толстым» журналам таких их «тонких» собратьев, как «Вестник кинематографии», «Сине-фоно», «Вестник живой фотографии», «Кинематограф-Петроград», «Кинокурьер», «Кине-журнал», «Пегас», «Проектор», «Экран России» и т.д. Некоторые из этих печатных органов просуществовали совсем недолго, но, безусловно, оставили свой след в области постижения и объяснения специфики совершенно нового тогда искусства, зачастую считавшегося второсортным, а то и третьесортным по сравнению с классическим, традиционным искусством театра. И это невзирая на то, что в кино часто снимались превосходные актёры — Иван Мозжухин, Вера Холодная, Михаил Чехов, молодой Александр Вертинский и многие другие.
Поэтому в тогдашней печати постоянно разгоралась острая полемика между киножурналистикой и театральной прессой. Наиболее же общий и существенный вывод следовал такой: кино — это новое, гораздо более демократическое искусство, способное удовлетворять духовные потребности очень широких слоёв населения, но технически ещё несовершенное и потому во многом наивное и порой малохудожественное, не способное воспитывать вкус зрителей сердцещипательными мелодрамами с отравлениями, самоубийствами, демоническими героями, со своим лжеромантизмом и лжепафосом. Всё это потакало в конечном счёте, справедливо указывает А.А. Чернышёв, самой отъявленной обывательщине, «обитателям Пятисобачьего переулка», как выразился однажды К.И. Чуковский.
Автором в связи с этим было проанализировано огромное количество источников, подвергнуты исчерпывающему изучению почти все предреволюционные издания, помещавшие материалы о кинематографе. Это позволило ему прийти к выводу: если на раннем этапе русская киножурналистика единодушно приветствовала немое кино как наиболее массовый вид искусства, то в изданиях периода Первой мировой войны, накануне революции кинопресса стала ориентироваться преимущественно на интересы кинопромышленников, что в определённом смысле создавало заколдованный круг, из которого не видно было выхода.
И если советское киноискусство, делает вывод автор, достигло огромных высот в области правдивого, реалистического показа на киноэкране жизни и людей, верности лучшим идеалам эпохи, отражения благородных нравственных начал и этим оказывало мощнейшее воздействие на умы и сердца миллионов, то раннее русское кино почти вовсе не ведало этих качеств. А в нашу современную эпоху оказалось, напротив, искусством для избранных, в основном, для жителей столиц, разумеется, если не считать многочисленных фильмов, которые показывает телевидение.
К сожалению, приходится отметить, что в работе А.А. Чернышёва попадаются некоторые неточности и даже несообразности. Так, Леонид Андреев вовсе не был другом Андрея Белого, как пишет автор. Д.С. Мережковского никак не возможно поставить на одну доску с А.И. Куприным. А.К. Чуковского едва ли можно назвать писателем демократического направления в таком смысле, как это принято говорить, предположим, об А.С. Серафимовиче или С.Г. Скитальце. Чуковский, как известно, до революции преимущественно был блистательным критиком и фельетонистом «жёлтых» газет, таких как «Речь», «Свободные мысли» и т. п. Наблюдаются у автора и несколько устаревшие трактовки и определения русского декаданса, например, применительно к поздней драматургии Л. Андреева («Тот, кто получает пощёчины»).
Вторая часть книги А.А. Чернышёва посвящена жизни и творчеству одного из крупнейших писателей-эмигрантов первой волны Марку Александровичу Алданову (Ландау, 1886—1957), изучению и публикациям наследия которого автор отдал много лет жизни, сил и труда. Почти все издания сочинений Алданова, начиная с середины 1980-х годов, выходили при ближайшем и непосредственном участии А.А. Чернышёва.
Одной из основных идей этой работы является, несомненно, справедливое и правомерное утверждение того, что Алданов — один из самых образованных, культурных и благородных, если можно так сказать, писателей русской эмиграции. Кроме того, его симпатичные человеческие, личностные качества, полагает автор, также отразились в его творчестве исторического романиста. Очень интересны те страницы, где рассказывается на основании впервые публикуемой переписки, извлечённой автором из Бахметьевского архива (США), о контактах Марка Алданова с Иваном Буниным, который при всём своём тяжёлом, резком и желчном характере с неизменной доброжелательностью и симпатией относился к своему младшему литературному собрату, высоко ценил его как писателя. Столь же много нового и любопытного, особенно в некоторых деталях, очень колоритных, содержится в разделе, посвящённом жизненным и творческим отношениям Алданова с Набоковым. Очень удачно также, с нашей точки зрения, освещены на обширном и также непубликовавшемся доселе материале литературные взгляды и вкусы Алданова, его оценки разных явлений русской литературы — от Л. Толстого до М. Осоргина и В. Ходасевича, что в конечном счёте во многом выясняет и уточняет его литературную позицию.
Однако когда автор сопоставляет трилогию Алданова, состоящую из романов, посвящённых революционным событиям в России — «Ключ», «Бегство» и «Пещера» – с «Хождением по мукам» А.Н. Толстого не в пользу последнего, то с этим согласиться довольно затруднительно. Алексей Толстой как художник неизмеримо выше и ярче Алданова — это, кажется, аксиома, не требующая доказательств. Здесь, увы, даёт о себе знать излишне политизированная и поэтому пристрастная точка зрения автора.
В целом же, заключая, мы можем утверждать, что держим в руках весьма содержательную и полезную книгу. Автору в самом деле удалось «открыть новые горизонты» в изучавшихся им на протяжении многих лет проблемах. И книга эта может быть интересна не только специалистам, но и достаточно широкому кругу культурных и образованных читателей.
 
Александр РУДНЕВ.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: