[email protected]
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Хватит жить за счёт кизлярского мужика!

24 февраля в Кизляре собрались на митинг полторы тысячи горожан, протестующих против упорных попыток руководства республики приватизировать старейший в России коньячный завод, основанный в 1885 году. Участники митинга приняли обращения к президентам России и Дагестана, напоминая, что завод в Кизляре — последнее ещё не деградировавшее коньячное производство в России. И передача его в частные руки (а в ней нет никакой необходимости!) неизбежно лишит бюджеты всех уровней более чем полутора миллиардов рублей налоговых поступлений.

Но господа, двадцать лет мечтающие присвоить процветающее предприятие, упорно идут к своей цели. Торопятся, пока Москва занята другими проблемами! И совершенно не боятся, что задуманную ими «спецоперацию» оценят в духе решения Мосгорсуда по второму делу «ЮКОСа». «Покупка любого товара по цене ниже рыночной может считаться БЕЗВОЗМЕЗДНЫМ ПРИСВОЕНИЕМ».
Уже после митинга по республиканскому телевидению Рамазан Абдулатипов заявил, что в 2013 году коньячный завод якобы стал заметно хуже работать, выпускал некачественную продукцию и даже использовал «грязный спирт». Никаких документов предъявлено и процитировано не было! Стараниями Махачкалы на завод для «передачи его в надежные руки» был направлен «самый квалифицированный винодел Дагестана» М. Садулаев. (Аварец по национальности. Как и г­н Абдулатипов!)
В Кизляре заявление г­на Абдулатипова оскорбило всех. Общеизвестно, что ни одной рекламации завод не имеет. Более чем двумя сотнями медалей международных выставок и конкурсов не мешало бы гордиться!
Назначение генеральным директором владельца частного завода игристых вин из Дербента, пытающегося конкурировать с заводом в Кизляре, – грубое нарушение антимонопольного законодательства, о котором, увы, крайне редко вспоминают не только в Махачкале.
А заместителем директора завода с июня прошлого года трудится племянник главы республики Мирзалиев Камиль Магомедханович, начавший свою деятельность с требования срочно купить ему «Тойоту Камри». Что и было мгновенно выполнено.
И можно лишь посочувствовать г­ну Абдулатипову, имеющему столь многочисленную родню, что он уже не в состоянии и помнить всё «поголовье». А триста гектаров новых виноградников (якобы «забытых кизлярцами»!), за пять лет укрепивших сырьевую базу процветающего предприятия, легко увидеть не только с борта президентского самолета, а просто если смотреть не через черные очки.
Кизлярцы, искренне пытавшиеся поверить в обещания Абдулатипова искоренить коррупцию, клановость и научить республику жить без дотаций, отнятых у рязанского мужика, воспринимают происходящее как удар в спину.
В городе пересказывают байку, занесенную сюда из Махачкалы. Якобы на встрече с саудовскими шейхами г­н Абдулатипов стал ковырять вилкой в тарелке с хинкали:
— Вот этот самый большой…аварский. Вот этот поменьше — кумыкский. А вот этот самый маленький — русский!
И что ему в голову ударило? Вроде бы Коран учит, что первая капля вина губит человека! А про вторую каплю в Коране ни слова!
Не все могут сидеть и терпеливо ждать «чуда».
Из Кизлярского и Тарумовского районов и города Кизляра русские уезжают «куда глаза глядят». Хотя глядеть­то «экономическим беженцам» уже практически некуда. По всей России безработица и разгул «многоцветного» бандитизма. А «слишком честные» специалисты по производству коньяка совершенно ни к чему фирмам, выпускающим фальсификат.
В Кизляре повторилось то, что не раз уже случалось и в Дагестане, и не только в нем одном. Сначала русских руководителей предприятия заменяют «представителями титульной национальности», затем выгоняют рядовых работников, и вот уже для «великого народа» нет даже самой невеликой работы.
А участок земли без больших денег не получишь. В 2013 году в Кизлярском районе было выделено 25 земельных участков для строительства индивидуальных жилых домов, из них только три участка выделено русским семьям. Причём всем остальным земельные участки предоставлены бесплатно, кроме русских.
Как кормить семью?! Чем кормить?! Может быть, не имеющей абсолютно никакой пищевой ценности государственной республиканской программой «Поддержка проживающего и возвращающегося в Республику Дагестан русского населения на 2014—2017 годы»?!
Так её сочиняли и принимали не для поддержки реальных людей, а чтоб распилить больше бюджетных денег.
По этому поводу головы ни у кого во власти не болят. О «братстве народов» они вспоминают только по большим праздникам.
Стоит только заикнуться про удавшиеся и неудавшиеся убийства атаманов и неформальных лидеров русской диаспоры, про поджоги хозяйств, владельцы которых не пожелали отдать их практически даром новым хозяевам, как в ответ слышишь «убивают не только ваших!».
Было бы до жути интересно послушать – о чем просит Аллаха правоверный мусульманин Абдулатипов с молельного помоста, сооруженного персонально для него возле городской мечети Махачкалы!
Всё­то он знает. И про дважды за год оскверненный православный храм в селе Кочубей, и про двадцать могил православного кладбища в Хасавюрте, разрушенных вандалами. И даже прогремел заявлениями типа: «Хватит жить за счет рязанского мужика!» А за счет кизлярского мужика можно?!
Провести конференцию или «круглый стол» по проблемам русского населения – это у нас запросто. А вот сделать что­нибудь для помощи конкретным живым (пока ещё!) людям – руки не доходят! До всего доходят, а до этого – нет.
Может быть, проще было бы вернуть России район, подаренный Дагестану в 1957 году кипучим до неприличия Никитой Хрущовым, большим любителям загонять «под одно одеяло» людей, не очень­то совместимых психологически?!
Якобы правительство республики только и думает, что о возврате русских на место их исторического проживания. Но как прикажете понимать торопливую приватизацию старейшего из коньячных заводов России?!
Не Дагестана, а именно России!
И что будет после того, как последних русских выгонят с завода?!
Исчезнут династии профессионалов. Упадет качество, которое неспособен поддержать новый директор, может быть, что­то и понимающий в шампанском, но в коньяке – ничего! И повторится судьба множества других заводов Северного Кавказа, где сначала выгоняли русских, а потом умирал завод. Но пока он умирает – идет отстёжка на финансирование банд.
Скажете – фантазии?! Но почему практически во всех торговых точках продавщицы, как по приказу, надели хиджабы, пятницу объявили выходным днем, прекратили продавать спиртное?! Что, все разом стали правоверными или кто­то дал команду, которую невозможно не выполнить?!
Спецоперация началась со смены русского руководителя городской почты, допускавшего расползание информации о происходящем в городе. Одновременно с почтой очистка от русских началась на рынке Кизляра. Город по сути уже захвачен.
А захват коньячного завода не останавливается, несмотря на протесты прокуратуры Дагестана и множество обращений трудового коллектива во все инстанции.
Повторяется заведомая ложь о якобы многомиллионных недоплатах налогов. И ни слова о том, что при русском директоре Евгении Анатольевиче Дружинине выпуск продукции увеличился с 391 932,1 декалитра в 2008 году до 733 940,3 в 2013­м. (Рост на 187,3%. Реализация выросла на 190,8%!). Карликовое производство в Дербенте даже смешно с этим сравнивать! При директоре Дружинине завод неуклонно развивался, обновляя и модернизируя оборудование.
Благодаря участку первичной переработки винограда и поступлению на завод готового сусла, резко выросли объемы производства, позволив держать цены на коньяки на доступном для массового потребителя уровне.
Виноградари буквально молятся на производителей коньяка. И даже из соседних республик везут виноград в Кизляр. Завод обеспечивает людей посадочным материалом, льготными кредитами, а расчет идет урожаем.
Никто не может вспомнить ни одной конфликтной ситуации. И никто из региональной власти не сказал «спасибо!» за дополнительные рабочие места, созданные заводом. А ведь для возделывания винограда пригодна далеко не всякая земля. И двести гектаров, плодородие которых восстановлено за счет завода и трудом завода, – это, вообще­то, подвиг!
А от правительства республики если и случаются «подарки», то лишь в виде обанкротившегося ГУПа «Геджух», который Махачкала приказала принять на баланс, заплатить долги в 10 с лишним миллионов рублей, наладить эффективное производство. После чего всё та же Махачкала забрала реанимированное хозяйство и подарило… дербентскому заводу.
«Любовь» г­на Абдулатипова к дербентскому заводу настораживает. И очень желая «спасти завод», он мог бы заглянуть в документы «Дагвино» и узнать, что Кизлярский коньячный работает «за себя и за того парня», обеспечивая 98 процентов налоговых поступлений имеющихся в Дагестане 49 ГУПов.
Многие годы предприятие стабильно развивалось. Люди получали достойные зарплаты. Коллективный договор между администрацией и тружениками был признан лучшим в России. А директор Евгений Дружинин награжден профсоюзной медалью за налаживание и поддержание социального партнерства. Он единственный в республике удостоился подобного признания.
Те, кем его попытались заменить (язык не поворачивается назвать их «руководителями»!), уже объявили, что коллективный договор аннулируется, всех работающих увольняют, а потом, «возможно», «самым достойным» и предложат рабочие места, почему­либо оставшиеся незанятыми.
Точно так же на наших глазах развалились хлебозавод, швейная фабрика, Нижнетерский консервный завод, мясокомбинат… А что ещё не до конца развалилось – дышит на ладан.
Как всё это могут вынести люди, чьи деды после войны восстанавливали из руин завод и виноградарство, а потом забирали львиную долю наград практически на всех международных выставках?!
Нигде в России, кроме Кизляра, уже не выпускают коньяк по традиционным технологиям без применения химии.
Но сегодня речь идет уже не только о репутации предприятия, но и о его жизни.
Начнут процесс искусственного банкротства. Сначала без всяких оснований резко поднимут отпускные цены. Склады будут ломиться от нереализованной продукции. Освободившееся место на полках магазинов займут расторопные конкуренты. Станет нечем платить зарплаты и гасить кредиты.
А так как директор Дружинин формально не уволен, а всего лишь лишен каких­либо полномочий – ответственность за банкротство повесят на него.
Чтобы не вернулся и завода не вернул!
А коньяк в представлении захватчиков – это просто жидкость, выдавленная из винограда и имеющая крепость 40 градусов! Её любой щенок замутит!

Николай Очерняев.
Республика Дагестан.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: