slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Как русские истребляли русских

Я родился и прожил большую и лучшую часть своей жизни в селе Мариинское. Это на берегу реки Ишим, недалеко от впадения его в Иртыш. Это Северный Казахстан. Почему я пишу об этом? 
По телеканалу ВГТРК в передаче «Побеждённые и победители» голосом Н. Михалкова рассказывали, как жестоко красные расправлялись с благородными белыми в Крыму. Все передачи пронизывала одна мысль: красные победили, потому что были очень жестоки; белые проиграли, потому что были слишком милосердны. И ещё: «армия Врангеля покидала (не бежала — !?) Крым как настоящая армия: поротно, подивизионно, побатальонно». И опять о жестокости красных. Перекос в сторону их жестокости во всём и везде, где идёт речь о Гражданской войне.

Я держу в руках учебник по истории для 9-го класса. Издательство «Просвещение», 2012 год, страница 109. Цитирую: «Советская власть взяла на вооружение политику устрашения населения – красный террор. Террор был массовым…» Ещё: «Одной из зловещих страниц красного террора стал расстрел семьи Николая II.». И ещё: «Красные расстреляли 500 заложников».
А теперь вернёмся к моему родному селу Мариинскому. Именно здесь, в глубоком колчаковском тылу, произошло восстание против режима «человеколюбивого» адмирала в конце апреля – начале мая 1919 года. Меня тогда и в помине не было. Матери моей Матрёне Фёдоровне было 18 лет, а моему деду Фёдору – 42. О восстании я знаю из первых уст – от них. В школьных советских учебниках по истории упоминалось Мариинское восстание. Цитирую по памяти: «Мариинское восстание, несмотря на то что было жестоко подавлено, сыграло положительную роль в разгроме армии Колчака. Адмирал вынужден был снять целую дивизию для уничтожения очага сопротивления, чем ослабил свои силы под Екатеринбургом». В современных учебниках истории упоминания о Мариинском восстании нет. Видно, авторы-либералы не смогли написать о том, как «благородные» белые офицеры рубили безоружных русских мужиков.
Мой дед Фёдор – участник восстания. Расскажу, как он выжил. Когда восставшие узнали, что на них идёт целая дивизия (как узнали, я до сих пор не знаю), организатор восстания Никифор Ирченко послал деда собирать оружие по окрестным сёлам. Оружием были косы, топоры и вилы. Когда дед через два дня приехал на телеге, гружённой крестьянским хозяйственным скарбом, всё было кончено, и белые конники окружили его. Дед, как я понял из его рассказа, сильно перепугался и сказал: «Это я вам привёз». Белые громко смеялись и дали деду 20 шомполов, думали, умрёт. Дед выжил и потом долго ходил в бабкином платье. Ни сидеть, ни лежать на спине не мог. Спал только на животе. Я в бане видел витые, похожие на верёвки, струпья его.
Теперь о восстании. Село окружили части генерала Волкова. Генерал по всем правилам военного искусства установил с одной стороны села пушку, с другой, на возвышенности, куда должны были отступать (правильнее сказать, бежать) восставшие, поставил пулемёты. Одни очевидцы говорят, что пушка стреляла три раза, другие – пять. После ударила конница. Мужики побежали к реке и на пулемёты, как и рассчитал генерал. Кавалерия после рубки на краю села остановилась, и заработали пулемёты. Вода в реке Ишим была красная. Это не метафора. Всё было кончено за один день. А потом ещё целую неделю вылавливали оставшихся в живых и добивали раненых. Спрятаться негде: кругом голая и ровная, как стол, степь. Расстреливали и рубили шашками беспощадно. Уничтожили более двух тысяч молодых, здоровых деревенских мужиков. Среди белогвардейцев ни одного погибшего и ни одного даже легко раненного.
Историкам, телевизионщикам, однобоко, с явными перекосами вещающими «правду» о Гражданской войне, надо хотя бы один раз прочитать внимательно великую книгу XX века о Гражданской войне — «Тихий Дон» М.А. Шолохова. Там ясно сказано: в Гражданской войне правды нет ни у одной из сторон. Потому война такая жестокая. А ещё мой дед в начале 60-х годов прошлого века, когда устанавливали памятник в моём родном селе «Героям Гражданской войны», озираясь по сторонам, сказал: «Помни, внук, — это памятник тем и другим одинаково русским людям». Выходит, мой старый дед был гораздо умнее теперешних либеральных «историков» и умников «графских» фамилий.
Пётр КУЗНЕЦОВ,
п. Пироговский,
Мытищинский р-н.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: