slovolink@yandex.ru

Как боролись с «излишним русофильством»

Пресловутая борьба с «культом личности Сталина», точнее — антисталинская истерия Хрущёва и иже с ним, включала, помимо всего прочего, удаление из репертуара драматических и музыкальных театров тех произведений, в которых ярко отражалась основополагающая роль русской нации в созидании и отстаивании как российской, так и советской государственности. В том числе, в разгроме интервентов на протяжении всей российской-советской истории.
Врамках этой послесталинской политики были официально осуждены в 1957–1959 гг. постановления ЦК партии (1946–1948 гг.), разработанные под руководством Сталина, о необходимости преодоления в советском искусстве космополитизма и подспудного преклонения перед образцами «массовой культуры» послевоенного Запада, внедряемыми, как верно отмечалось в тех документах, с целью духовной и интеллектуальной деградации общества.
В соответствующих циркулярах хрущевских кураторов по этим вопросам, Сталину, а также авторам патриотических произведений, дирекциям театров вменялись якобы некое потворствование русскому национализму и православию, преклонение перед символами Российской Империи и её внешней политикой, чрезмерное культивирование русо- и славянофильства и т.п.
К примеру, отделом культуры ЦК КПСС и секретариатом ЦК партии 12 декабря 1959 г. — в канун 80-летия со дня рождения Сталина (21 декабря) — отмечалась нецелесообразность «демонстрации в театральных постановках И.В. Сталина в качестве фигуры, равной В.И. Ленину», «идеализации атрибутики царской России», «политически некорректного возвеличивания роли русского народа в создании советского государства, победе над фашизмом».
Кстати, ещё в конце августа 1954 г. в ЦК партии «организовали» письмо от профессоров-лесоводов П. Васильева, В. Тимофеева, члена-корреспондента АН СССР Н. Баранского и академика-аграрника В. Сухачева с предложением… убедить выдающегося русского писателя и историка Леонида Леонова переделать его роман «Русский лес», опубликованный ещё при жизни Сталина, в январе 1953 г. (и получивший в феврале 1953-го одну из последних Сталинских премий). И, прежде всего, изъять из этого романа якобы «буржуазные теории некоего «постоянства» леса, преувеличение его социально-культурной значимости». Дескать, «автор излишне драматизирует, особенно в РСФСР, последствия расширяющихся лесозаготовок, необходимых стране».
Правда, тогда этому письму хода всё-таки не дали. В 1954 году ЦК ещё не был целиком прохрущёвским. Но ставить эту пьесу в театрах прекратили уже с 1957-го,
как и демонстрировать, например, художественный фильм М. Ромма «Русский вопрос». А роман «Русский лес» Л. Леонова всё же принудили в 1958 году подредактировать, включив в него тезисы о растущих нуждах экономики страны в древесине…
Уже со второй половины 50-х — середины 60-х из репертуара театров волюнтаристски исключили множество советских произведений, повествующих о славной русской истории, великой русской культуре, о беспримерном вкладе русского народа в разгром фашизма, а также пропагандирующих единство славянских народов и, тем более, упоминающих историческую роль Сталина.
Вот лишь неполный перечень произведений такого рода, удалённых из репертуаров:
— Борис Асафьев — оперы «Минин и Пожарский» (поставлена в театрах в 1939-м), «1812 год», «Под Москвой в сорок первом», «Славянская красавица» (1941–1944), балеты «Суламифь» (1941), «Леда» (1943), «Милица» (1945).
— Мариан Коваль — оратории «Народная священная война», «Валерий Чкалов» (1941–1942), оперы «Емельян Пугачёв» (1942), «Севастопольцы» (1946).
— Лев Степанов — оперы «Пограничники» (1939), «Гвардейцы» (1947), «Иван Болотников» (1950), «Во имя жизни» (1952), балет «Родной берег» (1941).
— Борис Лавренёв — пьесы-спектакли «Песнь о черноморцах» (1943), «За тех, кто в море!» (1945), «Голос Америки» (1949), «Лермонтов» (1953).
— Константин Симонов — пьеса-спектакль «Русские люди» (1943).
— Александр Корнейчук — пьесы-спектакли «Правда» (1937), «Фронт» (1942), «Крылья» (1954).
Отец автора этих строк А.А. Чичкин, пианист, был знаком с Асафьевым, в 1945–1953 гг.
работал директором студии звукозаписи Московской консерватории им. П.И. Чайковского. Он готовил клавиры некоторых сочинений Б.В. Асафьева и М.В. Коваля. Но в конце 1950-х сверху последовало распоряжение: издаваться эти клавиры не будут...
Что же, упомянутые произведения и поныне не ставятся театрах России и почти всего бывшего СССР — кроме Белоруссии…

Алексей ЧИЧКИН.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: