slovolink@yandex.ru

Истории моих современников

 В основе нового авантюрного романа «Журавли и карлики» («АСТ»- «Астрель») известного прозаика и историка Леонида Юзефовича — миф о вечной войне журавлей и карликов, которые «через людей бьются меж собой не на живот, а на смерть». История четырех самозванцев — молодого монгола, живущего здесь и сейчас, сорокалетнего геолога из перестроечной Москвы, авантюриста времен Османской империи XVII века и очередного «чудом уцелевшего» цесаревича Алексея, объявившегося в Забайкалье в Гражданскую войну, — разворачивается в «режиме реального времени», отражаясь, как в зеркалах, в судьбе каждого из героев. 

Поэт и прозаик Анатолий Найман написал книгу рассказов «Убить -^—^—^-’а» («АСТ»-«Астрель»). Рассказ в современной русской словесности — жанр исчезающий. Поэтому книга интересна уже тем, что известный литератор написал не просто несколько рассказов о странных героях. Это рассказы о любви. Героев книги любят — и они страдают от этого. Их не любят — и они опять страдают и все сильнее привязываются к другим. А так как рассказчик — неисправимый книгочей, в каждый сюжет вплетается наравне с действием литература.
  Среди новинок отечественной современной прозы хотелось бы выделить необычайно мрачную антиутопию молодого, но обладающего огромным потенциалом, если он его не растратит попусту, литератора Арифа Алиева, который успешно выступает в амплуа создателя драматургической основы к целому ряду громких кинолент. Его роман-антиутопия «Новая земля» («Азбука») лёг в основу одноименного фильма, поставленного режиссером Александром Мельником. Но книга, в которой тюрьма изображена во всей безысходности дантовых кругов ада, производит впечатление куда более оглушительное, чем экранный «экшн». Всё-таки литература и кино – это произведения разного порядка.
  Новый роман лауреата премии «Дебют-2007» Станислава Буркина «До свидания, Сима» («Эксмо») оставляет странное впечатление. Первое, что приходит на память, это искандеровский «Сандро из Чегема», тоже не очень похожий на роман. Скорее гирлянда историй. Но и «Одиссея» — гирлянда историй, а ведь Гомер создал прообраз современного романа. Вот и новая книга Буркина скорее всего «одиссея» главного героя, который однажды возвращается из странствий по Европам на томский «подоконник своего одиночества». Очень озорная, искрящаяся остроумием и одновременно задушевно грустная книга получилась у молодого прозаика из Сибири, который подобно некоторым отечественным классикам предпочитает слать романы на родину из парижского далёка.
  Рассказы и повести разных лет составили новую книгу Галины Щербаковой. «Кто из вас генерал, девочки?» («Эксмо»). Кроме заглавной повести, в сборник вошли такие известные истории, как «Стена», «Причуда жизни. Время Горбачева и до него», «Ей во вред живущая...» и др. Галина Щербакова — прозаик давно известный и любимый уже не одним поколением читателей. В её малой прозе герои встают перед выбором, как перед стеной. И нужно что-то решать, но как сделать это, когда из прошлого возвращается призрак детского дома, первой любви и её потери.
  Небольшая повесть Дмитрия Извекова «Дом номер ноль» («РИПОЛ-Классик») – весьма поучительная история молодого человека, который, ринувшись за легкими деньгами и быстрым успехом, в одночасье потерял всё. Мораль проста – никогда не ставьте в игре с «напёрсточниками» на свою судьбу. Но это не повод для того, чтобы бросаться с вершины в пропасть. Зря автор поступил так со своим героем. В кризис это особенно не ко времени.
  Острый, временами шокирующий своей откровенностью роман Натальи Нечаевой «Скинхед» выдержан в жанре социального триллера. За созданным образом отбросов общества можно увидеть лица наших детей, друзей, соседей. Кто стоит за их спинами и кого никогда не оказывается на скамье подсудимых? Сломанная судьба «скинхеда» Вани Ньютона оказывается переплетенной самым невероятным образом с судьбой полковника Стырова, драматические события выстраиваются в сюжет, который держит читателя в напряжении на протяжении всего романа.
  И, наконец, новая книга Татьяны Устиновой «Там, где нас нет». Мастерица больших психологических детективов обратилась к жанру повести. Правда, в отличие от бессмертных «Повестей Белкина» три истории Устиновой продолжают мелодию таинственного убийства. Посудите сами.
  «Старый друг погиб, вывалившись из окна. Нелепейшая смерть! Павлу Волкову кажется, что он не справится с навалившимися проблемами, с несправедливостью и непониманием. Он думает, что всё самое лучшее уже миновало, осталось в прошлом, том самом, где было так хорошо и которого нынче нет и быть не может. И всё-таки он во всём разберется — иначе и жить не стоит!.. И сделает выбор, потому что выбор есть всегда, и узнает, кто виноват в смерти друга».
  Ну, какова аннотация? Я бы доверять ей не стал. Три повести Устиновой – проза куда более занимательная, хотя до пушкинской лаконичности Татьяне ещё предстоит преодолеть полпути к Луне.     

Виктор ПРИТУЛА 

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: