slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

И вновь Мольер на Малой Бронной

Премьера «Тартюфа»

Порой завзятые театралы довольно остро рассуждают о том, почему Жана Батиста Мольера особенно часто столичные театры (да и не только столичные) ставят все чаще и чаще. Обычный и единственно правильный ответ: этот французский классик, отдалённый от нас уже веками, ворвался в наш суматошный, стремительный и очень непростой век, оказавшись, по сути, просто во многом нашим современником.
И в этом вторжении нет сомнения. Более того, Мольер очень даже уместен в наши дни. И мы, зрители, попадаем во Францию XVIII века. А на дворе XXI век. Кажется, всё нынче совершенно иное. Ан нет. Мы знаем по нескольким нынешним постановкам (речь пойдет про «Тартюфа» в Москве), не только по «Тартюфу», но и по «Мольеру, или Кобале святош» Булгакова, включая и интереснейшую телевизионную версию Анатолия Эфроса — это уже страница биографии автора. И всё это постоянно волнует зрителя. Почему? Об этом чуть дальше. А сейчас хочу сказать, что «Тартюф» при постоянных аншлагах идёт сегодня аж в четырех театрах — в МХТ имени Чехова, в Ленкоме, в «Вишневом Саде», в театре «На Перовской», а совсем недавно появилась премьера на Малой Бронной.

Спектакль поставил молодой, но уже очень известный и уважаемый режиссёр Павел Сафонов. В его творческом багаже есть всегда успешные спектакли по Камю и Набокову, Стоппарду и Аную. Короче, Сафонова привлекает сегодня исключительно классика. И классика благодарит его от всего сердца.
Этот очень яркий спектакль вызывает особенный интерес тем, что на заглавную роль приглашен замечательный актер Виктор Сухоруков — один из лучших в плеяде современных актёров нашего театра и кино. Он мечтал об этой роли. И вот что говорил накануне премьеры: «Мы работаем в жанре фарса, я преданно иду за режиссёром, но мы много спорим про меру откровенности лицемерия героя. Я хочу показать завуалированность афериста. Это будет скабрёзно, развратно, отвратительно на фоне прекрасных, медоточивых обещаний...» И ещё очень важно напомнить, что В. Сухоруков, пожалуй, впервые играет отрицательную роль. Но как играет!..
Впрочем, говоря о бурном успехе премьеры, необходимо назвать (похвалив весь актерский ансамбль) ещё одного исполнителя главной роли, который не просто интересен, а бесконечно индивидуален и неожиданен. Это Оргон, хозяин дома, доверчивый, мечтательный, наивный в своём стремлении породниться со «святым», но если приглядеться повнимательнее, то становится ясно, что Оргон (а в его доме разворачивается весь сюжет) тщеславен, даже порой жесток, даже склочен, и в своем эгоизме и влюбленности в Тартюфа едва ли не загубил семью и себя. А при этом, что почти отчаянно хватает за душу, — он одинок, и редкостно одинок, ищет понимания, но не находит. Каким-то отдохновением для него служил коварный ханжа, но и эта, вроде бы духовная связь развалилась. Не случайно после благоприятного финала, когда Тартюф окончательно изгнан из дома, Оргон грустно, почти с нежностью держит в руках забытый изгнанником молитвенник и не скрывает уже сразу возникшей тоски и одиночества.
Почему я столь подробно останавливаюсь на образе Оргона? Потому что ему не менее чем его омерзительному гостю приходится, что ли, пройти через Сциллу и Харибду, чтобы открыть для себя тех, кто рядом. Режиссёр отмечает: «Только пережив предательство Тартюфа, он поймёт, кто для него надежда, вера и любовь». Но перед этим ему придётся пройти мучительный путь познания пока ещё в «публичном одиночестве». Постановщик даже не скрывает, что особо акцентирует внимание зала на Оргоне. Получается совсем новая, но крайне убедительная актерская интонация. Это прежде всего заслуга режиссёра, который намеренно подчёркивает противостояние двоих главных персонажей.
И тут необходимо сказать о блистательной работе актера Александра Самойленко в роли Оргона. Собственно, оба персонажа действуют на равных. Незабываема сцена, когда Оргону его шурин Клиант пытается расскать о здоровье его, Оргона, жены. А его волнует исключительно Тартюф: — А что Тартюф?! — повторяет он буквально через фразу. И узнав, что тот более чем в порядке, кротко жалеет его («бедняга»!). А ведь этот святоша, постепенно утвердившийся в новой для него роли хозяина дома, жениха дочери гостеприимного Оргона, не очень-то в отсутствие этого «наивняка» скрывает своё истинное лицо. Да ещё при этом пытается приволокнуться за женой этого «наивняка». Распускает руки, гоняет за лукавой умницей, насмешивой горничной-служанкой Дориной (смело и дерзко играет ее Агриппина Стеклова). И вот получается очень яркое трио, которое, вполне понятно, и ведет весь спектакль.
Тут оказывается уместным не только чисто комедийный жанр, а порой намеренный балаган, а не просто безобидный юмор. Смех в зале следом за сценой приобретает сатирическое звучание, а всё действие, в самом деле, оборачивается своеобразным фарсом, где немалое и чутко драматизированное место занимают и танцевальные сцены, и виртуозная сценография Николая Симонова, и удивительно красивые костюмы Евгении Панфиловой, и остроумные, просто «впаянные» в действие музыкальные решения композитора Фаустаса Латенаса.
А Сухоруков не случайно говорил о скабрёзном и отвратительном поведении своего персонажа. Есть в спектакле сцена, где этот ханжа и сластолюбец разворачивается до такого наглого состояния, что бегает по сцене полуголым, да и распускает руки, да и высказывается вслух в таких эпизодах соответственно. Этакое решение не противоречит Мольеру. Наоборот, нам даже удается глубже увидеть пакостную сущность «святоши». Пластический рисунок поведения Тартюфа — это, бесспорно, высший класс актерской работы.
Царица-Фантазия очень щедра. Но порой она всё же где-то переступает дозволенное, идя прямо по лезвию бритвы, но, как ни странно, результат все-таки радует. Радует ещё и то, что обычно (что греха таить!) молодые герои блекнут на фоне главных персонажей, даже если эти главные персонажи решены не столь ярко, как в этой премьере. А здесь они, молодые, в первую очередь, полнокровны и точно живут «на первом плане», отнюдь не становясь, как это часто бывает в Мольере на сцене фоном происходящего. Жена Оргона Эльмира (Ольга Ломоносова) и тройка юношей «рабов любви» (Дмитрий Сердюк, Дмитрий Гурьянов, Владимир Яворский), которую едва не разрушил коварный «святоша». И очень мила — надо заметить — юная Марианна (Екатерина Дубакина).
Уже давно известно и не только любителям театра, что у Мольера, как у Бомарше, слуги оказываются куда умнее и дальновиднее, нежели хозяева. Так точно это звучит и здесь, на Малой Бронной. И повторюсь: то, что делает А. Стеклова — еще одно убедительное тому подтверждение...
Сюжет «Тартюфа» не нуждается в пересказе. Его, по сути, все знают. А те, кто не знает, пусть получат этот ослепительный букет характеров (а как они вообще узнаваемы нынче!) из спектакля, который подарил всем нам театр «На Малой Бронной». И еще одна важная деталь, о которой нельзя не сказать: на сцене этого театра, где был раньше и прекрасный «Дон Жуан», уже не первый год идут при аншлагах «Плутни Скапена» Сергея Голомазова. Так что Мольер здесь, можно сказать, постоянно «прописан».

Наталья ЛАГИНА.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: