[email protected]
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

...И такое случается, или Марш бюрократиады

«Дураки на периферии» А. Платонова в Театре им. Н. Гоголя

Как долго эта прекрасная пьеса талантливого Андрея Платонова ждала своего появления на сцене! Шутка ли, написана она была в 1928 году, но о её существовании фактически не было известно даже литературоведам. Она, эта «неизвестная комедия», как написано в программке спектакля, была создана на основе реального случая. А может, автор шёл и от некоторых парадоксальных историй, придавая своему детищу оттенок анекдотичности.
Судите сами. Автора обвинили во всех смертных грехах и, как отмечено в той же программке, «в качестве недостатков называлась карикатурность изображения провинции и отсутствие художественной правдивости». Автор отказался переписывать свою комедию, и она была забыта до того момента, когда впервые пять лет назад была опубликована в сборнике драматургии А. Платонова «Ноев ковчег».

Такая пространная преамбу-ла необходима, тем более что речь пойдет о мировой премьере (впервые на сцене!) в московском Театре имени Гоголя, справедливо славящемся своими острыми зрелищными спектаклями и, пожалуй, в первую очередь — комедиями. Достаточно в этом отношении вспомнить яркий булгаковский «Театральный роман» или, к примеру, недавнюю работу — шукшинскую «А поутру они проснулись».
Итак, «Дураки на периферии». Очень хочется в связи с этим напомнить крылатую фразу о том, что «главные беды России — это дураки и дороги». Актуальность этого афоризма уже давно обветшала, хотя проблемы с дорогами еще оставляют желать лучшего. А провинция постоянно поставляет в столицу такие замечательные таланты разных профессий, что сердце искренне радуется. Провинцию в пьесе Платонова надо понимать метафорически, потому как провинциальность — не территориальная единица, а качество, которое ой как живуче, и с проявлениями его мы встречаемся едва ли не каждый день. Честное слово, это, как ни странно, но истина!..
И еще вот что, мне кажется, необходимо сказать, прежде чем обратиться непосредственно к спектаклю. Сатирический запал комедии роднит ее с «Баней» Маяковского. И там, и тут мы встречаемся с проявлениями, простите, бюрократической глупости, в связи с которой возникает едва ли необходимость повторить другой афоризм: «Заставь дурака Богу молиться, он и лоб расшибет». Так-то...
Про гражданина Победоносикова из «Бани» мы знаем давно и уже хорошо помним, что возглавлял он некое учреждение под названием Главначпупс. А здесь, в платоновском спектакле, перед нами целая бюрократическая (сразу скажу!) акция — комиссия Охрматмлада. Такого рода комиссий создавалось по стране немало, и родились они благодаря решениям Всесоюзных совещаний по охране материнства и младенчества в связи с обсуждением и принятием нового закона о браке (1926 год).
...В некий провинциальный город пришло шокирующее и пугающее известие — с ревизией прибывает комиссия Охрматмлада. А раз акция, то как же на неё не откликнутся, как же к ней не подготовиться?! Весь город пришёл в движение. А поскольку акция всегда связана с массовыми мероприятиями, то и спектакль открывает марш энтузиастов, оборачивающийся вскоре в массовое народное празднество в стиле тех, что бывают на стадионах.
Режиссер Сергей Яшин — настоящий мастер жанра, фантазер и рисковый постановщик — ввёл в действие спектакля постоянные (и оправданные!) марши и «спортивные» танцы под музыку и пение революционных песен. Тут и «Кузнецы», у которых дух, как известно, молод...», и «Нашему паровозу», который вперед летит с «остановкой в коммуне», тоже нашлось обязательное место под грохот большого барабана. А порой действие сопровождает намеренно язвительно мрачноватая музыка (Владимир Багров), а уж танцевальная стихия в рабочих костюмах словно соскочила с обложек старых журналов (балетмейстер Марина Суворова), захватывает и всех, кто на сцене (а спектакль густонаселенный), и тех, кто в зале.
Тут же необходимо отметить, что центральная массивная декорация города — это огромные серп и молот. Они тоже активно живут на сцене (сценорафия и костюмы Елены Качелаевой), успевая за ее стремительным темпом и метаморфозами, очень точно передавая остроту и колористику времени. А это время порой откровенно стучится в наши сердца, мучительно напоминая о том, что такие вот, с позволения сказать, акции и кампании, возможно, встречаются и в наши дни.
Хохот в зрительном зале не смолкает ни на минуту. Действительно, есть над чем посмеяться (тут еще и смех сквозь слёзы). И спектакль увлекает, поражает и не оставляет зрителей в недоумении или разочаровании. О сюжете скажу совсем кратко. Под самый активный момент весело марширующей с песнями толпы подпадает скромный счетовод Иван Павлович Башмаков (Олег Гущин). А рикошетом под «стрелы» торжествующих горожан попадают и его жена Марья Ивановна (Анастасия Лапина), и дочь Катя (Динара Особенкова), и еще другие женщины, которые не хотят без конца рожать детей, когда у них уже по полдюжины ребятишек бегает голоштанно. Мягкого, трогательного, нежного и совершенно безвольного Башмакова с блеском играет неожиданный для острохарактерности актёр, причём от сцены к сцене его герой обретает новые черты, дойдя почти до борца. Но всё, что происходит, едва ли не ломает его в самом начале травли (именно таковы методы Охрматмлада, увы!)... Да, так речь идет в первую очередь о том, что необходимо ли этому малооплачиваемому счетоводу заводить всё новых и новых чад, а его пытаются заставить.
Впрочем, как я уже заметила, эта проблема самым жгучим путем «стреляет» и в других особо усердных по части деятельности чистой бюрократии комиссии уже из местных горожан. Происходящее передвижение по сцене двойной стелы серпа и молота, равно как и «по долинам и по взгорьям» (плюс уже названные песни), сопровождает тот самый естественный смех, что и «подогревают» маршевые песни, физкультурные пляски, мастерски придуманные и мастерски же «прожитые» отличным актерским ансамблем. Сцена не затихает ни на миг.
Открытия и откровения в сочетании с сочным авторским языком Андрея Платонова — это смелость, дерзость и — в итоге бесспорная победа театра и всего коллектива. Да еще играть в таком сумасшедшем темпе, с таким завидным темпераментом — всё это очень непросто создать, но еще труднее органично и уверенно «прожить». Персонажи прямо «впечатываются» в память зрителей: отмечу Странника земного шара (Алексей Бирюков), Старшего рационализатора (Алексей Кирилин), Барабанщика из Уездного люда (так себя именуют демонстранты) — его играет Олег Донец, Судью (Вячеслав Гилинов), Торговку (Наталья Маркина). Всех не назовёшь. Очень хочется отметить в премьере не только увлечённость, но и настоящую влюблённость в пьесу, в персонажей, в страстное желание точно и ёмко «прочитать» не только текст, но и главную мысль, во имя которой работал Платонов и во имя которой состоялся этот очень ответственный спектакль.
...Эта вихревая феерия увлекает и всё больше набирает темп. Затурканный Башмаков уже еле держится на ногах. Уездный люд продолжает всячески держаться за акцию, вплоть до суда. Нет, в самом деле, сюжет спектакля не поддается пересказу, но не сомневаюсь, что он не отпустит никого из зрительного зала...
Есть ли ассоциации с днем нынешним — это решать залу. А зал, он ушлый, его не проведешь. И периферия, повторю, у нас сейчас совсем другая. Но дураки и бюрократы, как ни странно, кое-где встречаются. Смешно? Очень. Но за яркой внешней карикатурностью «дураков на периферии» есть и второй план. Очень серьезный. И об этом в первую очередь блестящий спектакль театра им. Гоголя.

Наталья ЛАГИНА

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: